среда, 10 января 2018 г.

10 января Путанин день (Гарики)

Тернистый путь к деньгам и власти
всегда лежит через тоннель,
откуда лица блядской масти
легко выходят на панель.

Виновен в этом или космос
или научный беспредел:
несовращённолетний возраст
весьма у дев помолодел.

Гостеприимная проституция (или проституция из гостеприимства, гостеприимный гетеризм) – появившийся на ранних этапах развития человеческого общества обычай, характерный для многих народов нашей планеты: хозяин предлагал гостю своих жену или дочь, или других женщин племени. Древнейший пример гостеприимной проституции можно найти в книге Бытия (6:2, 6:4) в Библии, где рассказывается о том, что во времена Ноя женщины были такими красивыми, что даже сыны Божии спускались с небес, чтобы взять в жены, а от их брака рождались великаны. Исследователи называют немало различных мест, «с южных гор до северных морей», для которых обычай этот был характерен: остров Цейлон и Гренландия, Канары и Экваториальная Африка, Южная и Северная Америка, Малая Азия и Полинезия, Австралия. "...Гостеприимная или патриархальная проституция, ведущая свое начало с древних времен, когда гостеприимство обязывало хозяев предлагать гостю не только вола, осла, раба и рабыню, но жену и дочь. Однако, в средние века эти патриархальные обычаи приняли характер самой гнусной торговли. В новейшие времена семейная проституция была сильно развита в Австрии, в царствование Марии-Терезы, и в бывших светских папских владениях. В настоящее время она сильно развита в Лондоне, в Италии. В России гостеприимный разврат сохранился по настоящее время на Кавказе (среди осетин), на севере, в Сибири, где главною своею целью имеет корыстные побуждения". (Энцикл. словарь Брокгауза-Эфрона. Т. XXV-А, СПб.,1898 г.)

Гетеризм — термин, образованный от древнегреческого «гетера», неудачно введённый швейцарским учёным, этнографом и антиковедом Иоганном Якобом Бахофеном для обозначения гипотетической начальной исторической формы отношений между полами с неупорядоченностью полового общения (в современной науке обозначается термином промискуитет) и, по устаревшим ныне представлениям, сменившего её группового брака. Вслед за гетеризмом, по Бахофену, наступила стадия гинекократии (то есть матриархата). В то же время, Фридрих Энгельс пишет: «Гетеризм – это такой же общественный институт, как и всякий другой; он обеспечивает дальнейшее существование старой половой свободы – в пользу мужчин. На деле не только терпимый, но и широко практикуемый, особенно же используемый господствующими классами, гетеризм на словах подвергается осуждению. Но это осуждение в действительности направляется не против причастных к этому мужчин, а только против женщин; их презирают и выбрасывают из общества, чтобы, таким образом, снова провозгласить, как основной общественный закон, неограниченное господство мужчин над женским полом». Термин «гетеризм» применяется современными учёными лишь для наименования существовавших у ряда народов практик: искупительный гетеризм — право определённых лиц на женщину перед вступлением её в брак («право первой ночи»); гостеприимный гетеризм — право гостя на жену или дочь хозяина и т. п. По мнению президента общества французских этнографов Арнольда ван Геннепа обычаи гостеприимства в такой форме были частью обрядов включения чужеземцев в общину, подразумевавших различные формы обмена (кровью, поцелуями, оружием), в том числе и женами. Такой обряд «эквивалентен совместной трапезе». Подобное сексуальное гостеприимство «основано на принципе взаимности и в отличие от проституции не подразумевает материальной выгоды».

Корни гостеприимного гетеризма кроются в известной свободе нравов – осуждай ее или не осуждай. Еще Геродот писал, что женщины африканского племени генданов носили на ногах столько кожаных браслетов, со сколькими мужчинами они вступали в связь, и весьма гордились их количеством. Впрочем, ряд исследователей считает, что гостеприимная проституция не имеет никакого отношения к собственно проституции и вероятнее всего является пережитком древних культур матриархата. Проявления этого обычая мы встречаем в описаниях многих великих путешествий, например, Васко да Гамы.

Обычаи гостеприимной проституции существовали у племен, населявших Китай в эпоху династии Ляо. В хрониках описывается, что у племени чжурчжэней существовал обычай гостеприимной проституции, который наблюдали посланники династии Ляо, путешествовавшие по их стране. Чжурчжэни предоставляли им жилье, а также незамужних девушек, которые прислуживали им. Роберт ван Гулик отмечал, что у самих китайцев такого обычая не было, и сообщая о «сексуальном гостеприимстве» на территории Китая. Знаменитый венецианец Марко Поло, описывая некитайские племена, писал, что когда он жил в Тибете, его хозяин деликатно уходил из дома, чтобы гость мог свободно наслаждаться обществом его жен.

Феномен гостеприимной проституции существовал в древности и на севере Албании. Хозяин дома согласно требованиям албанского гостеприимства предлагал гостю не только пищу и ночлег, но и сексуальные услуги женщин, живших в доме.

Обычаи и ритуалы гостеприимной проституции существовали также у народов Севера, включая северные народности Российской империи. Однако, «в брачно-семейных отношениях, то под влиянием русских и в связи с принятием христианства у алеутов к 1820 — 1840-м годам в основном исчезли отработка за жену и калым, многоженство и так называемая гостеприимная проституция». Некоторые специалисты считают гостеприимную проституцию у северных народов, в частности у коми-зырян, пережитком группового брака. Вместе с тем, обычаи, существовавшие у северных народов, чаще определяют, как «гостеприимный гетеризм». Перри рассказывал, что у гренландских эскимосов женщина во время отсутствия своего мужа могла отдаться кому угодно. «В любви, – говорили они путешественнику, – мы поступаем так же, как морские выдры».

Это понятно: свежую кровь внести нужно - чтобы выжить. А вот христианская мораль называла это "безобразием жен и мужей". Кстати, у гостеприимного гетеризма есть и другая сторона - божественная. Если человек сумел добраться до стойбища чукчей, ненцев, саамов - ему наверняка покровительствуют Боги. Если от такого человека родственница понесет - маленький родич будет иметь в себе часть удачи гостя. И передаст ее гостеприимному роду. Отсюда же право первой брачной ночи. Это не дикий обычай - это передача удачи феодала более обделенному ею роду. А мысль о том, что первый мужчина у женщины оставляет след на судьбе последующих ее детей популярна доныне. Говорят, гостеприимный гетеризм был и у славян: девушку, родившую от дружинника, с удовольствием брали замуж...

В средние века в Европе обычаем гостеприимства, напоминавшим нравы первобытных народов, было так называемое украшение ложа для рыцаря, являвшегося гостем в каком-нибудь замке. В одной новелле того времени рассказывается история о владелице замка, у которой остановился некий рыцарь. Заботливая хозяйка не пожелала ложиться спать до тех пор, пока не послала к гостю одну из своих придворных дам разделить с ним ложе.

У негров племени ассини глава семейства, желая почтить гостя, обычно предлагал ему свою дочь. В одном из арабских племен женщины были свободны в половом отношении каждый четвертый день недели и отдавались иностранцам. На тихоокеанских островах Дружбы туземные девушки являлись на европейские корабли и отдавались матросам. Уходя, они говорили: «Мы сегодня любили, завтра повторим это».

Российский мореплаватель О. Е. Коцебу, совершивший в 1823–1826 годах кругосветное плавание, в описании этого путешествия дает ряд примеров гостеприимной проституции. Вот что он пишет о жителях острова Таити: «Примитивное радушие таитян заходило так далеко, что они предоставляли желанному гостю дочерей, сестер и даже жен. Иногда же корысть побуждала их продавать за кусочки железа, бусы и прочие мелочи то, чем в других случаях гость пользовался бесплатно». Занятный случай произошел с экспедицией Коцебу на одном из тихоокеанских островков. Вечером перед самым отплытием недосчитались одного из матросов, и команда вынуждена была направиться на его поиски. Матроса обнаружили в одной из хижин близлежащей деревушки. Он лежал голым на циновке вместе с одной из местных красавиц, также в чем мать родила. А в хижину понабилось и расположилось вокруг нее чуть ли не все население деревни. Выяснилось, что туземцы пожелали расширить свой кругозор, а именно – посмотреть, как белый человек, приплывший на «большой лодке», занимается любовью. Матрос был не против послужить благому делу просвещения. До начала действа оставались считанные минуты – оказывается, заниматься этим по местному обычаю можно было только... после захода солнца. В результате матросу, забывшему о военно-морской дисциплине ради любви, пришлось вернуться на корабль, а любознательные туземцы лишились замечательного порно-шоу (впрочем, понятия «порнография» для них не существовало). Подвела верность заветам предков...

Существовала гостеприимная проституция и в России. Вот как описывает одну из ее форм А. Н. Радищев в своем «Путешествии из Петербурга в Москву»: «Всякого проезжающего наглые валдайские и стыд сотрясшие девки останавливают и стараются возжигать в путешественнике любострастие, воспользоваться его щедростью за счет своего целомудрия. Бани бывали и ныне бывают местом любовных торжествований. Путешественник, условясь о пребывании своем с услужливою старушкою или парнем, становится на двор, где намерен приносить жертву всеобожаемой Ладе (то есть богине браков, любви и веселья в древнеславянской мифологии). Настала ночь. Баня для него уже готова. Путешественник раздевается, идет в баню, где его встречает или хозяйка, если молода, или ее дочь, или свойственницы ее, или соседки. Отирают его утомленные члены; омывают его грязь. Сие производят, совлекши с себя одежды, возжигают в нем любострастный огонь, и он препровождает тут ночь, теряя деньги, здравие и драгоценное на путешествие время». Таким образом, гостеприимная проституция валдайских «разрумяненных девок» была далеко не бескорыстна, а иногда и совсем даже не «гостеприимна»: «Бывало, сказывают, что оплошного и отягченного любовными подвигами и вином путешественника сии любострастные чудовища предавали смерти, дабы воспользоваться его имением».

Историк Безгин В. Б. также описывает сей феномен, существовавший в Российской империи: "… Изученный материал дает основание утверждать, что в отдельных селах страны существовала т. н. гостеприимная проституция. По наблюдениям публициста С. Шашкова, «на севере России хозяин, отдавая в наем квартиру, предлагает жильцу свою супругу или дочь, увеличивая, разумеется, при этом квартирную плату». В ряде сел Болховского уезда Орловской губернии существовал обычай почетным гостям (старшине, волостному писарю, судьям, заезжим купцам) предлагать для плотских утех своих жен или невесток, если сын находился в отлучке. При этом прагматичные крестьяне не забывали брать плату за оказанные услуги. В селах Мешкове и Коневке того же уезда бедные крестьяне без смущения посылали своих жен к приказчику, или к какому-либо состоятельному лицу за деньгами на табак или на хлеб, заставляя их расплачиваться своим телом".

В общем, примерам несть числа...

Гостеприимная или религиозная?

В условиях мифологизации всех сторон человеческой жизни секс также был осмыслен с религиозной точки зрения. В отдельных культурах он трактовался как обряд плодородия, символ мистического слияния с божеством, либо символ наивысшего блаженства (экстаз — это и оргазм, и единение с божеством). Жрицы и жрецы культов богов и богинь плодородия возводились в ранг культовых фигур. Когда на смену древним культам, совершавшимся на открытом воздухе, пришли храмы, женская свита бога (богов) получила там свои помещения, где и занималась таинствами любви или ритуальными совокуплениями. Женщин, которые предавались храмовой проституции, принято именовать греческим словом «иеродулы». Некоторые из них как жрицы божества пользовались большим уважением; их особый статус был закреплён в законах. На Пафосе, как и в других посвященных Афродите храмах, обязательно проживала группа служительниц-блудниц. Страбон насчитал в одном из храмов Коринфа свыше тысячи иеродул.

У древних исторических народов гостеприимная проституция естественным образом переплелась в религиозной. То есть с иностранцев все же брали деньги, но эта сумма могла быть любой, даже совсем мизерной, как, например, в храме богини Иштар в Вавилоне – сколько даст, столько и ладно.

В Армении богиней проституции почиталась Анаис, и ее храмы напоминали святилища Иштар. Историк Страбон рассказывает, что вокруг храма Анаис находились обширные поля, окруженные высокими стенами, за которыми жили женщины, посвятившие себя этой богине. Вход сюда разрешался одним только чужестранцам. Жрицы храма избирались из представительниц самых знатных фамилий страны, а продолжительность служения богине всегда определялась их родными. Уходя оттуда, женщины оставляли в пользу храма все, что заработали, и с успехом выходили замуж. Девушка, которую посетило наибольшее число иностранцев, считалась самой желанной невестой.

У финикийцев также существовала гостеприимная проституция в неразрывной связи с культовой, о чем оставили свидетельства историки церкви Аврелий Августин (в труде «О граде Божьем») и Сократ Схоластик, которые подтвердили, что у финикийцев был обычай гостеприимной проституции. По словам историка Евсевия, у финикийцев был обычай отдавать на растление чужеземцам своих дочерей «единственно во славу традиций гостеприимства». Храмы, посвященные богине Астарте и находившиеся в Тире, Сидоне и других главных городах Финикии, были местами, где проституция для чужеземцев практиковалась в самых широких размерах. Лишь в IV столетии нашей эры храмы Астарты были разрушены и на их месте возведены христианские церкви.

В колониях Финикии гостеприимная проституция приняла гораздо более коммерческий характер, что вообще было свойственно этому торговому народу, осчастливившему мир изобретением денег. При въезде в Карфаген находились так называемые палатки для девушек, в которых юные красавицы отдавались чужестранцам за деньги с целью скопить таким способом приданое и удачно выйти замуж, став почтенными женами своих уважаемых мужей. Чужеземных искателей сексуальных приключений было множество, но девушек – еще больше, и в силу жесткой конкуренции им приходилось задерживаться в «палатках» надолго.


В Древнюю Грецию практика храмовой проституции вместе с культом богини любви пришла с Древнего Востока. В Шумере были закреплены правовые различия между обычной проституткой и «надиту» (иеродулой), репутация которой охранялась тем же законом в Кодексе Хаммурапи, который защищал доброе имя замужних женщин. Кодекс Хаммурапи защищал имущественные права «надиту», которая в Кодексе называется «сестрой бога» или «посвященной женщиной». Кодекс Хаммурапи показывает, что существовали различные категории «надиту», для обозначения которых использовались различные названия. Некоторые современные историки убеждены, что представления о широком распространении храмовой проституции на Ближнем Востоке не основаны на фактах. Однако храмовая проституция в Вавилоне описывается уже «отцом истории» — Геродотом (История, I, 199): "Самый же позорный обычай у вавилонян вот какой. Каждая вавилонянка однажды в жизни должна садиться в святилище Афродиты и отдаваться [за деньги] чужестранцу. Многие женщины, гордясь своим богатством, считают недостойным смешиваться с [толпой] остальных женщин. Они приезжают в закрытых повозках в сопровождении множества слуг и останавливаются около святилища. Большинство же женщин поступает вот как: в священном участке Афродиты сидит множество женщин с повязками из веревочных жгутов на голове. Одни из них приходят, другие уходят. Прямые проходы разделяют по всем направлениям толпу ожидающих женщин. По этим-то проходам ходят чужеземцы и выбирают себе женщин. Сидящая здесь женщина не может возвратиться домой, пока какой-нибудь чужестранец не бросит ей в подол деньги и не соединится с ней за пределами священного участка. Бросив женщине деньги, он должен только сказать: "Призываю тебя на служение богине Милитте!". Милиттой же ассирийцы называют Афродиту. Плата может быть сколь угодно малой. Отказываться брать деньги женщине не дозволено, так как деньги эти священные. Девушка должна идти без отказа за первым человеком, кто бросил ей деньги. После соития, исполнив священный долг богине, она уходит домой и затем уже ни за какие деньги не овладеешь ею вторично. Красавицы и статные девушки скоро уходят домой, а безобразным приходится долго ждать, пока они смогут выполнить обычай. И действительно, иные должны оставаться в святилище даже по три-четыре года. Подобный этому обычай существует также в некоторых местах на Кипре [при храмах Афродиты]". Из рассказа Геродота следует, что храмовая проституция была особенно тесно связана с культом богини Иштар (Астарты). По свидетельству Геродота, девушки в Лидии также зарабатывали себе приданое путем проституции с чужеземцами и занимались ею вплоть до выхода замуж. В Библии упоминаются также «кедеши», согласно некоторым трактовкам (которые, впрочем, оспариваются), — юноши, которые отдавались мужчинам в храмах. Если судить по Библии, это была весьма распространённая практика в Ханаане и на сопредельных землях. Женщина-кедеша упоминается в главе 38 книги Бытие (на русский термин переводят как «блудница»). Финикийцы распространили традиции храмовой проституции по берегам Средиземного моря вплоть до Карфагена.

Религиозно-гостеприимная проституция существовала и в Парфянском царстве, где существовали так называемые скалы проституток.

У древних евреев всякий отец имел право продать свою дочь в наложницы на известный срок, оговоренный в продажном контракте. При этом сама девушка не получала из этой суммы ровным счетом ничего. Лишь пророк Моисей положил конец торговле дочерьми: «Не продавай своих дочерей для того, чтобы земля не покрылась пятном и нечистью».

Сексуальная сцена на стене индуистского храма в Кхаджурахо
В индуизме гостеприимная проституция является формой ритуальной проституции. В Атхарва-веде описываются ритуалы, связанные с культом плодородия, в которых важная роль отводилась священникам или чужеземцам, прибывавшим из древнего государства Магадха. Русский путешественник Афанасий Никитин также отмечал наличие этого обычая: "В Ындѣйской земли гости ся ставят по подворьем, а ѣсти варят на гости господарыни, и постелю стелют на гости господарыни, и спят с гостми" (В Индийской земле купцов поселяют на подворьях. Варят гостям хозяйки, и постель стелют хозяйки, и спят с гостями). Исследователи отмечают, что до наших дней во многих странах незнакомцев или иностранцев рассматривают, как ритуально нечистых и носителей неизвестных сил, из-за чего считается, что сохранение дистанции является самым правильным проявлением «уважения» к ним. По этой причине чужеземцам нередко поручались опасные задания, связанные, например, со сбором урожая, так как для совершения ритуалов плодородия и искупляющих ритуалов часто требовалось преодоление определенных табу. Нередки случаи, показывающие, что чужестранцев, как представителей «духа зерна», даже убивали или заставляли заменять человека, которого должны были убить. Как хорошо известно, ритуальная дефлорация, направленная на устранение опасности первого коитуса, а также как гарантия результативности сексуальных качеств, часто осуществлялась священником или чужеземцем, так как их считали обладающими половой потенцией. Эти верования и обычаи объясняют роль, которую играли чужеземцы в священной проституции.

Майтхуна. Фреска
При многих индийских храмах жили девушки-танцовщицы, вступавшие в половой контакт с прихожанами из высших каст. Индийский термин «девадаси» традиционно передаётся на русском словом «баядерка». Практика индийской храмовой проституции вызывала протесты борцов за права человека и была официально объявлена вне закона в 1988 году. Сексуальным союзам придаётся большое значение не только в индуизме, но и в тантрическом буддизме. На стенах многих храмов божества изображены в процессе любовного соития (яб-юм). Совокупление мужчины и женщины воспринимается как формирование пары, воплощающей определённые божественные сущности (майтхуна (санскр. मैथुन, maithuna IAST, слияние, соединение, союз) — ритуальный секс в индуистской и буддийской традициях).

На Тибете местный институт гостеприимной проституции, который изначально существовал во многих районах Азии, также является услугой, предлагаемой и принимаемой монахами, и считается одним из видов ритуальной дефлорации, которой подверглись, согласно свидетельству очевидца, большинство всех девушек, при этом не считается, что их родственники были этим опозорены. В далеких западных районах Непала практикуется древний обычай Деуки, в котором молодая девушка, предлагается местным индуистским храмом, чтобы получить религиозное уважение. Девушки становятся деуки либо потому, что их родители предлагают их в надежде получить защиту и выгоду от богов, либо потому, что их родители продают их благополучным парам, ищущим то же самое святое одобрение. Бедные семьи, которые предлагают своих дочерей, получают от этого статус и одобрение от своих общин, а также освобождаются от бремени нахождения мужей для своих дочерей. После того, как девушек предложили храму, ни родители, ни пары, которые купили их, не оказывают им какую-либо финансовую помощь и не имеют какой-либо контакт с деуки. Поскольку они считаются непригодными для брака и не получают никаких денег от тех, кому были посвящены в храмах, деуки зависят от денежных предложений молящихся в храме. Оказавшись без каких-либо доходов, без навыков и образования, а также под давление, вызванным фольклорными убеждениями, что секс с деуки может очистить грехи и принести удачу, многие деуки для выживания, занимаются проституцией, в которой секс меняется на основные предметы первой необходимости, такие как продукты питания или кров.

У адыгов (черкесов) лишение девственности совершалось в качестве жертвоприношения, после подкурганного захоронения усопшего. Наиболее подробно обычай описан у Джорджио Интериано в книге, изданной в 1502 году, под названием «Быт и страна зихов, именуемых черкесами», в частности он писал: "Существует также обычай на похоронах великих лиц устраивать некое варварское жертвоприношение, которое представляет собой весьма замечательное зрелище. Берут девушку лет двенадцати или четырнадцати и сажают на шкуре только что заколотого вола, расстеленную на земле, и в присутствии всех стоящих вокруг мужчин и женщин, самый сильный или отважный юноша под своей буркой пытается лишить девственности эту девушку; и весьма редко, чтобы она, сопротивляясь, не вырывалась от него три или четыре раза, и даже ещё более, прежде чем быть побеждённой. Когда же она, утомлённая и обессиленная бесчисленными уговорами и обещаниями, что будет считаться женою, и другими в том же роде, наконец, сдается, храбрец ломает дверь и входит в дом. И потом, как победитель, показывает тут же окружающим её одежды с пятнами крови, а присутствующие женщины, словно от стыда, отворачивают лицо, притворяясь, что не хотят смотреть, не будучи, однако, в состоянии удержаться от смеха". Использование в ритуале шкуры вола, возможно, связано с культом быкаruen, существовавшим у большинства древних народов. Сакральный смысл жертвоприношения, возможно, был связан с культом богини-матери. По мнению отдельных исследователей (Текуева М. А.) — ритуальный секс на вершине кургана пропитан магическим и наглядным смыслом победы жизни над смертью. Относительно причины смеха в ходе вышеуказанного ритуала, интересно пояснение, которое даёт Жорж Батай в «Слёзах Эроса», где он говорит:
"Двойственность человеческой жизни — это двойственность безумного смеха и рыданий.
Смерть соединяется со слезами, сексуальное желание порой может быть соединено со смехом".

Ичпочтли*
У ряда племён индейцев Южной Америки производилась дефлорация — мужем (например, у куексхна на белой простыне), старыми женщинами с помощью бамбукового ножа (пано), матерью при помощи пальца (Южная Колумбия), путём сексуального контакта с будущим крестным отцом (юкараре). Во многих культурах индейцев Южной Америки существовало право первой ночи, принадлежавшее колдунам, вождям. Оно отражало социальный примат человека, занимающего привилегированный пост, но чаще всего это объяснялось стремлением отогнать злых духов лицами, обладающими необходимой для этого силой. У ика чародей наблюдал за ходом брачной ночи, у патангоро другие мужчины имели право сожительства с молодой женщиной. У отомак молодые мужчины должны были заключать браки со старыми женщинами для того, чтобы познать тайны интимных отношений. Эти обычаи продолжали существовать у индейцев и после прихода европейцев.

Женская и мужская проституция процветала также в ацтекских храмах, как о том с негодованием пишет, в частности, Диас дель Кастильо. В ацтекском пантеоне имелось особое божество, покровительствавшее иеродулам. Борьбой с подобными «нечестивыми обрядами» испанцы оправдывали уничтожение местной культуры и обычаев.

*Шочикецаль (Xochiquetzal) - богиня любви, цветов, плодородия, красоты, женской сексуальности, магии и любовных заклинаний, домашних дел в ацтекской мифологии. Она покровительница беременности, деторождению, растений, танцев и игр, молодых мам, ткачих, художников, скульпторов, распутниц, проституток. Ее имя переводится как «Цветочное перышки» (другой вариант «Цветок-перо кецаль»). Имеет другие имена - Масатеотль (Оленья богиня), Ичпочтли (Ichpōchtli, Дева). Богиня-покровительница дня Шочитль (Цветок) и 19 трецены (1 Орел - 13 Олень) священного календаря. Шочикецаль - одна из поздних ипостасей «богини с косами», поэтому мифы о ней очень разнообразны. По одним она - первая женщина, которая пришла с Пильцинтекутли (он же Тонатиу) с земного рая Тамоанчана; в других является женой Тлалока, которая была похищена у него Тецкатлипока, или жена [[Макуильшочитль | Макуильшочитля] - Шочипилли (в другом варианте мифа - сестра-близнец последнего), Шиутекутли, Кентеотля, любовница Уеуекойотля; еще в одних - жена Мишкоатля и мать первых небесных близнецов Кетцалькоатля и Шолотль.

По всему миру христианские священники «шли в народ», неся заблудшим свет истинной веры. И, естественно, сталкивались с обычаем гостеприимной проституции, чего, как слуги Божьи, принять никак не могли. А ведь у многих племен отказаться от предлагаемой женщины считалось большой обидой для хозяина. Один туземный царек так говорил миссионеру, противящемуся навязыванию женщины: «Я не могу допустить, чтобы какая-нибудь религия могла запретить подобное невинное удовольствие, которое есть в то же время услуга для страны, так как увеличивает ее население новым существом». Доходило и до смешного. Когда миссионер Харрис отказался в Нукагиве от такого же почетного предложения, туземные соблазнительницы ночью пробрались в его хижину, желая убедиться, мужчина ли он. У красавиц, видимо, в голове не укладывалось, как можно от них отказываться.

Жрицы любви

Шли годы, менялись люди, вырождались их некогда священные обычаи. Со временем гостеприимный гетеризм превратился в обыкновенное сводничество: гостю уже не предлагали прямо кого-либо из членов семьи, а наскоро сводили за определенную плату со сговорчивой женщиной на стороне. Религиозный же гетеризм медленно скатывался к самой вульгарной проституции: культовое содержание стало использоваться только как предлог для купли-продажи тела. Так, финикиянки уже не жертвовали деньги храму, а присваивали их себе. Не довольствуясь однократной жертвой, они стремились "ублажать" Венеру как можно чаще. Торговались из-за величины вознаграждения, скапливая тем самым себе богатое приданое...

Кто знает, возможно именно на стыке религиозного и гостеприимного гетеризма, на переплетении покорности и желания самореализоваться, алчности и честолюбия, размытых нравственных устоев и слепой веры, и родилась элегантная проституция - высшая точка продажной любви. Она берет начало от прекрасной египтянки Родопис, которая своим первым возлюбленным сделала безобразного Эзопа, и была воcпета лучшими поэтами Греции под именем Дорики...

Собственно элегантную проституцию составляют кокотки и куртизанки - изысканнейшие формы полового торга (эти понятия часто употребляются как синонимы, хотя обозначают по сути совершенно разные явления). Обыкновенная кокотка недалеко ушла от уличной проститутки. Ею также движет неприкрытый и жадный интерес к деньгам, а не к тому, кто ей их вручает.

Вместе с тем кокотка пытается внести в свою профессию известную утонченность: живет на широкую ногу, перенимает манеры светской дамы, потому и доступна в основном нуворишам и избалованным студентам-наследникам - людям более чем обеспеченным. Но кокотка лишь грезит о величии, она - лишь ступенька для немногих избранных к настоящей вершине ремесла проституции - вершине куртизанства.

Описание куртизанок (метресс), околдовывавших министров, баронов, князей и даже самих монархов, вы без труда найдете в классической литературе XIX века. Метресса соглашалась получить роскошное содержание не от каждого влюбленного мужчины: большую роль в выборе играли ее личные склонности и влечения. Нередко в результате длительного романа куртизанка обретала подлинную любовь покровителя - вспомните Франсуазу де Ментенон или Марту Скавронскую, ставшую впоследствии Екатериной I и российской императрицей.

Метресса ценилась умом, обаянием, остроумием, талантами, но в силу своего рождения и места в жизни не могла быть признана в свете. Поэтому ею был создан собственный мирок, и она стала в нем грандамой - грандамой "полусвета".

Один из наиболее ярких примеров куртизанки, судьба которой уже столько лет продолжает волновать весь цивилизованный мир - Мари Дюплесси, она же Маргарита Готье, она же Виолетта Валери, она же Чио-Чио-Сан. Ее неординарная личность привлекала Эжена Сю и Альфреда де Мюссе. Ее любили Дюма-сын и Ференц Лист, и она платила им совершенно бескорыстной и преданной любовью. Ее в 1846 году повел под венец богатейший граф Перрего, однако, узнав, что смертельно больна чахоткой, Мари вскоре мужественно вернула ему свободу. А покинула она этот мир разорившейся и одинокой в возрасте двадцати трех лет, обретя бессмертие как Дама, которая любила камелии без запаха...

Знаменитая метресса Лаиса из Коринфа была любима Диогеном, Демосфеном, Аристиппом, Апеллесом, воспета Платоном, а умерла, загубив свою красоту, в объятиях любовника, из сострадания купившего ее увядшее тело...

Более счастливой была судьба куртизанки "по-японски" - легендарной гейши. В конце XIX века европейцев поражала эта удивительная связь проституции и брака в Стране Восходящего Солнца: когда тысячи девушек, без ущерба для своей репутации и добропорядочной замужней жизни, легально занимались любовью за деньги. Скромная танцовщица из японской чайной выгодно отличалась от бульварной проститутки: подобно метрессам она брала своей утонченностью, нежностью и умудренностью в любви, была одновременно проста и очаровательна. Многие считали за честь брак с ней.

Явление элегантной проституции чрезвычайно опасно для общественной морали, ибо несет в себе признание любовного ремесла и даже некоторую толику восхищения ее виртуозками. Стоит ли удивляться, что мир уже почти позабыл о кокотках и куртизанках, так безоглядно бросавшим вызов всем и вся! Ведь на повестке дня рожденный Америкой "культ семьи" - в известной степени пуританская, немного ханжеская и очень нравственная мода на благополучие и семейное счастье.

Любовниц, подруг, содержанок, "гражданских жен" не стало меньше, но фигурируют они разве что в скандальной хронике и газетных разоблачениях. Они не блещут в гостиных, о них не судачат почтительным шепотом, к их ногам не возлагают состояния. Мы даже не знаем их имен, ведь зачастую они могут похвастаться лишь роскошным телом. А метрессы имели еще и душу, и характер, и ум: Нинон де Ланкло, графиня Лихтенау, Эмма Чинизелли - каждая из них достойна отдельного рассказа и доброй эпитафии на могилу...

Все же было нечто неуловимое, противоречивое и трагическое в элегантной проституции. Обладательницы экипажей и драгоценностей, кокотки и куртизанки в большинстве своем умирали бездетными и одинокими, покинутые и забытые. Подобно маленьким звездочкам, они проносились по небу ярко и блистательно, рано сгорая, так и не поняв, к чему был весь этот шум и вся эта эйфория вокруг них.

То был самый великий блеф продажной любви...


В 1968 году в местечке Хантингтон-Бич (штат Калифорния, США) появилось новое религиозное движение «Дети бога» (далее - ДБ) (также известны как «Семья любви», «Семья», «Христианская миссия „Семья“», «Дети Божии», «Дети», «Служители христианской семьи», «Международная миссионерская служба», «Небесная магия», «Всемирное служение», «Киди-Види», «Поющие стрелы», «Союз независимых христианских миссионерских общин», «Министерство любви», а с некоторых пор и как «Семья интернациональная»), являвшееся частью «Движения Иисуса» (конец 1960-х годов) и определяемое рядом исследователей как деструктивный культ. Большинство первых членов группы пришли из хиппи. По мере роста движения и распространения его по всему миру росло и их послание — Апокалипсис, «духовная революция» против внешнего мира, называемого ими «Система». В 1974 году движение впервые опробовало новый метод «евангелизации», названный «рыбалка флиртом», суть которого заключалась в использовании секса, чтобы продемонстрировать Божью любовь и привлечь новых членов в движение. Также он служил способом заработка денег, где женщины движения играли роль проституток. «Рыбалка флиртом» сравнивалась при этом с так называемой религиозной проституцией. Эта практика была прекращена в 1987 году. В период с 1974 по 1987 год члены культа вступили в сексуальную связь в общей сложности с 223 989 людьми. Открытая сексуальность группы наряду с публикацией и распространением ими текстов, фотографий и видеоматериалов, якобы поощряющих сексуальный контакт взрослых с детьми и растление малолетних, привело к многочисленным обвинениям в сексуальных домогательствах к детям. Ряд судебных и научных расследований, проведенных в 1990-х, признали группу безопасной средой для детей, при этом отметив проблемы в прошлом. Руководство ДБ, признав только тот факт, что некоторые дети пострадали в период с 1978 по 1986 года, тем не менее, установили правила, запрещающие чрезмерное физическое наказание детей и любой сексуальный контакт между взрослыми и несовершеннолетними. Члены движения, жестоко обращавшиеся с детьми позже декабря 1988 года, были навсегда исключены из ДБ. Тем не менее, членами ДБ не предпринималось никаких попыток разобраться и осудить подобные действия, имевшие место в течение 20 лет до этого. Члены ДБ, сообщающие правоохранительным органам о случаях жестокого обращения с детьми или предпринимающие законные действия по отношению к предполагаемому насильнику, вынуждены покинуть общинные дома и перейти на более низкий круг членства до тех пор, пока вопрос не будет разрешен, после чего они должны подать просьбу о восстановлении их прежнего статуса, если сами захотят туда вернуться. Центральной доктриной группы является «Закон любви», который попросту утверждает, что если человек руководствуется в своих действиях бескорыстной жертвенной любовью и не имеет злого умысла, то такие действия исполняют законы Писания и таким образом позволительны в глазах Божьих. Они верят, что эта доктрина стоит выше всех библейских законов, кроме тех, которые запрещают мужскую гомосексуальность, которая считается грехом. Женская бисексуальность разрешена, хотя гомосексуальные отношения между женщинами, полностью исключающие мужчин, также запрещены. Они верят, что человеческая сексуальность — это творение Бога, что оно естественно, волнующе и физически необходимо, и что гетеросексуальные отношения между совершеннолетними людьми — это чистое и натуральное чудо Божьего творения и, таким образом, разрешено Писанием. Подростки 16 лет и старше имеют право на секс с другими членами группы в возрасте до 21 года. Начиная с 1986 года, секс между подростками и взрослыми запрещен. Взрослый член группы может иметь секс с любым другим взрослым противоположного пола, и это поощряется вне зависимости от семейного положения, как способ укрепления единства и борьбы с одиночеством «нуждающихся». Это называется «делиться» или «жертвенный секс». Вопреки правилам ДБ, запрещающим любое принуждение к сексу без взаимного согласия, множество бывших членов утверждают, что их заставляли «делиться», а если они отказывались, то получали ярлык эгоистичных и нелюбящих. Термин «Любовь Иисуса» используется членами ДБ для обозначения их интимных сексуальных взаимоотношений с Иисусом. Для «Детей Бога» характерно понимание «любви Иисуса» как части концепции «невесты Христа». Они верят, что Библия предписывает всем верующим во Христа стать Его невестой, призванной любить Его и служить Ему с преданностью жены. Учение о «невесте Христа» трактуется здесь радикальней, чем у других христиан, и членам группы рекомендуется представлять, что Иисус может иметь сексуальное сношение с ними. Они должны представить себе, что Иисус занимается с ними сексом во время их полового акта или мастурбации. Мужчины должны представлять себя женщинами во избежание гомосексуальных отношений с Иисусом. В дополнение к этому, в публикациях ДБ пророчество от Иисуса зачастую приравнивается к принятию семени Иисуса, или «золотых семян», как результат духовного орального секса или вагинального сношения. Российский исследователь сект А. Л. Дворкин считает, что эту организацию «можно охарактеризовать как глубоко аморальную растленную псевдоевангельскую оккультную порноцентричную апокалиптическую секту».

Комментариев нет :

Отправить комментарий