среда, 13 декабря 2017 г.

13 декабря. Как ласточки Леонтовича по всему миру разлетелись


Даже если вы совершенно уверены в том, что никогда не слышали ни одной мелодии этого композитора, не торопитесь с выводами. Украинский композитор и хоровой дирижёр Николай Дмитриевич Леонтович, чье имя носят украинские музыкальные коллективы (в частности, Капелла бандуристов) и учебные заведения (в частности, Винницкое училище искусств и культуры, Киевская детская школа искусств Деснянского района, Донецкая музыкальная школа № 1, Красноармейская музыкальная школа, Харьковская школа искусств № 4 и т.д.), а так же ряд улиц в Киеве, Одессе, Львове и других украинских городах - автор широко известных обработок украинских народных песен для хорового исполнения. Таких, например, как «Дударик», «Казака несут». А его обработка «Щедрика» известна во всем мире как очень популярная рождественская колядка «Carol of the Bells». Николай Леонтович стал учителем целого поколения украинских музыкантов, потому что силой таланта сконденсировал в своем творчестве хоровую и песенную практику народа и художественное мнение предшественников и современников. Народное искусство открыло ему тончайшие черты национального характера, красоту его творческого духа и навсегда определило гражданское кредо Леонтовича. В своих записях он подчеркивал, что для настоящего художника жизненной целью должна быть работа в полную силу при любых обстоятельствах. Личным примером композитор доказал неразрывное единство слова и дела, безграничную преданность делу, которому себя посвятил.

Николай Леонтович (справа) в кругу родительской семьи
Николай Дмитриевич родился ровно 140 лет назад, 1 (13) декабря 1877 года, на хуторе Селевинцы близ села Монастырёк Брацлавского уезда Подольской губернии (ныне Винницкая область, Украина) в семье потомственного сельского священника. Раннее детство прошло в селе Шершни Тывровский волости Винницкого уезда. Начальное музыкальное образование Николай получил у отца, Дмитрия Феофановича, который играл на фисгармонии, контрабасе, виолончели, скрипке, гитаре и некоторое время руководил хором семинаристов. Его мать, Мария Иосиповна, знала многие украинские песен и искусно их выполняла. Братья и сестры Николая также получили музыкальное образование и впоследствии сделали карьеру в музыке. Младший брат Александр стал профессиональным певцом, сестра Мария училась пению в Одессе, сестра Олена училась игре на фортепиано в Киевской консерватории, сестра Виктория умела играть на нескольких музыкальных инструментах.


По семейными традициями Николай должен был стать священником - так хотели его родители. В 1887 г. Николай поступил в Немировскую гимназию. Однако, уже через год, за неимением средств отец перевел его в Шаргородское начальное духовное училище, где воспитанники содержались на полном пансионе. Там юношу прежде всего привлекала нотная грамота, и он вскоре, овладев пением по нотам, смог свободно читать сложные партии в церковных хоровых произведениях. В 1892 г. Николай Леонтович поступил в Подольскую духовную семинарию в административном центре Подольской губернии - Каменце-Подольском, - где изучал теорию музыки и хоровое пение, овладел игрой на скрипке и фортепиано, а так же некоторых духовых инструментах. Именно тогда он, изучая музыкальную литературу и знакомясь с биографией выдающихся композиторов, начал обрабатывать народные мелодии, например, для сборника Богогласник, беря за образец хоровые обработки народных песен Николая Лысенко (украинского композитора, дирижёра, пианиста и педагога-фольклориста). На музыкальное становление Леонтовича также влияла кипучая культурная жизнь в городе, куда на гастроли приезжали труппы, ставившие оперы Верди, Бизе, Глинки, Чайковского. Руководство семинарии не поощряло увлечение семинаристов театром, однако Николай использовал любую возможность, чтобы посетить спектакль. Музыкальные успехи юного семинариста были настолько ощутимы, что еще до получения диплома он смог занять (после смерти предыдущего руководителя) место регента семинарских хора. Талант юноши быстро развивался. Он был не только руководителем хора, но и попробовал себя как композитор - именно в семинарии он начал писать первые свои произведения. Как дирижер хора, Леонтович добавил светскую музыку в репертуар традиционной церковной. Это были украинские народные песни в обработке Николая Лысенко, Порфирия Демутского, а так же собственные. Хористы, бывшие в восторге от молодого дирижера, по окончании обучения подарили ему клавир оперы Петра Чайковского "Черевички" с дарственной надписью: "Будущему славному композитору, незабываемому регенту от хора певцов".

Подольская духовная семинария, 1865
В 1899 г. Леонтович окончил духовную семинарию, но, вопреки воле отца, отказавшись от духовного сана, несколько лет работал учителем пения, арифметики и географии в двукласной школе села Чуково, одновременно самостоятельно совершенствуя свое музыкальное образование. Здесь, в селе, он вдохновил учеников петь в хоре и играть в самодеятельном симфоническом оркестре, репертуар которого состоял из произведений западноевропейских и российских классиков, из пьес украинских и российских композиторов, а также аранжированных им народных песен и украинских мелодий. Позднее, уже будучи профессором Киевской консерватории, он написал об этом книгу под названием «Как я организовал оркестр в сельской школе». Финансовые трудности побудили Леонтовича принять в 1902 г. предложение переехать в Винницкую область, на должность преподавателя церковно-учительской школы. Как и в Чукове, он создает ученических хор, руководит духовным оркестром. Для хористов обрабатывает народные песни. Эти прекрасные обработки украинских песен вошли в казну украинского музыкального наследия. Вечный учитель и вечный ученик - именно такими словами можно определить позицию Леонтовича-педагога и Леонтовича-мастера. Особое внимание композитор уделял самообразованию. Необходимость систематизировать и упрочить приобретенные самостоятельно знания привела его к Петербургской придворной капелле, где во время школьных каникул 1903-1904 годов он сдал экзамены на звание регента церковных хоров.

Леонтович с семьей
Именно начало ХХ века стало золотым временем для Леонтовича не только в творческом плане, но и в личном: в Тыврове он познакомился с Клавдией Ферапонтовной Жовткевич (родом из волынского села Полесцы), на которой женился 29 сентября 1901 г. Первая дочь молодой пары, Галина, родилась в 1903 г. Позже у них родилась и вторая дочь - Евгения.

Осенью 1904 г. Николай Леонтович оставил Подолье и переехал на Донбасс, где устроился преподавателем пения и музыки в местной железнодорожной школе станции Гришино (в настоящее время город Покровск, до 2016 г. — Красноармейск), проработав там с 1904 по 1908 годы. За короткое время он организовал там занятия пения, создал хор и инструментальный ансамбль в составе рабочих-железнодорожников и членов их семей, исполнявших обработки украинских, еврейских, армянских, русских и польских народных песен. (Кстати, Леонтович был одним из первых аранжировщиков не только "Интернационала" (песню в обработке композитора исполняли аж до 1944 года). Именно он обработал и представил в хоровой версии "Варшавянку" – помните, да? "Вихри враждебные веют над нами…". Ленин очень любил, а Кржижановский написал стихи. Ну, ещё ряд любимых при советской власти песен – "Мы кузнецы…" и т. д.) Началась революция 1905 г. Непосредственно в стычках с полицией хор участия не брал, однако сопровождал шествия, митинги и даже пел на баррикадах. Естественно, такая деятельность Леонтовича не могла не привлечь внимание жандармерии, и композитор был вынужден бежать на Подолье, укрывшись в Тульчине, где преподавал музыку и пение в местном епархиальном женском училище для дочерей сельских священников, работая с самодеятельными хорами и продолжая записывать и гармонизировать народные песни. К тому времени свои музыкальные попытки он уже объединил в два напечатаных сборника "Песни из Подолья" (в 1901 г. он издал первый сборник подольских народных песен, а в 1903 году выпустил второй подобный с посвящением Николаю Лысенко). В Тульчине Николай познакомился и с композитором и единомышленником по народническому духу Кириллом Стеценко, который был учеником Николая Лысенко, а также специализировался на хоровой музыке. Стеценко жил и работал священником в соседней деревне, и их знакомство превратилось в прочную дружбу, которая повлияла на музыку Леонтовича. Стеценко был первым критиком музыки Леонтовича, сказав: «Леонтович - известный музыкальный эксперт из Подолии. Он записал много народных песен... Эти песни гармонизированы для смешанного хора. Эти гармонизации показали, что автор отличный эксперт как хорового пения, так и теоретических исследований». (Кстати, после смерти Леонтовича Стеценко возглавил Украинское музыкальное общество, названное в честь Николая Дмитриевича. Впрочем, Стеценко ненамного пережил Леонтовича, скончавшись при загадочных обстоятельствах в том же году.)


С 1909 г. Николай Леонтович в течение следующих двенадцати лет брал уроки композиторского искусства у известного в те времена теоретика музыки профессора Болеслава Яворского, сначала в Москве, а затем в Киеве. Яворский был старше Леонтовича всего на 2 года, тем не менее, скромный сын сельского священника к столичному авторитету относился с почитанием ученика. У них сложились несколько загадочные теплые отношения, которые длились несколько лет и остаются не совсем ясными для биографов и историков. Известно, что именно под влиянием Яворского Леонтович создал много хоровых обработок, в частности знаменитый «Щедрик», а также «Піють півні» («Поют петухи»), «Мала мати одну дочку» («Мала мать одну дочку»), «Дударик», «Ой, взошла заря» и др. Композитор много сделал, чтобы сохранить для будущих поколений первозданность народного творчества, защитить ее от штампов салонного исполнения. Обращаясь к одному и тому же произведению в течение многих лет, Леонтович открывал новые грани песни, придавая ей новый неповторимый колорит. Творческое кредо мастера можно было бы сформулировать так: народное искусство даровало ему свои сокровища, а он шлифовал их и возвращал создателям в виде драгоценных камней. Обработки Леонтовича широко бытовали в народе, часто выполнялись на концертах народных самодеятельных и профессиональных хоров. Особенно популярным был и остается «Щедрик», в котором органично сочетаются приемы народного многоголосья с достижениями классической полифонии, и каждый голос играет вполне самостоятельную выразительную роль, воспроизводя тончайшие изменения настроения в песне, подавая каждый художественный образ в предельном завершении.

Основу музыкального наследия Леонтовича составляют хоровые миниатюры — обработки украинских народных песен, которые и поныне являются непревзойденными и выполняются всеми украинскими хорами в Украине и диаспоре. Это отмеченные большим талантом композитора жемчужины народного мелоса «Щедрик», «Козака несуть», «Дударик», «Из-за горы снежок летит», «Женчичок-бренчичок», «Гаю, гаю, зелен розмаю» и многие другие. На основе украинских народных мелодий Леонтович создавал вполне оригинальные самобытные хоровые композиции, всесторонне художественно переосмыслив их, предоставив им неповторимого звучания. Леонтович был одним из первых среди мастеров украинской музыки, которые по-новому интерпретировали фольклор, используя музыкальные достижения европейской музыкально-хоровой культуры. Вместе с тем почерк Леонтовича выделяется среди других предельной гибкостью и естественностью движения голосов, ювелирной шлифовкой деталей. Леонтович удачно использовал традиции импровизацийности в творчестве украинских кобзарь ов, которые каждую новую строфу текста песни интерпретировали по-новому. Леонтович применял тембровую вариантность исполнение народных рапсодий в своих обработках, предоставляя хора возможность раскрыть огромное разнообразие гармонии, контрапункта. Последовательно воплощая в своих обработках идею гармонизации и полифоничности, Леонтович, имея глубокое и разностороннее музыкальное образование, широко использовал лучшие достижения мировой хоровой техники. Тематика хоровых миниатюр композитора чрезвычайно разнообразна. Это обрядовые, церковные, исторические, чумацкие, шуточные, танцевальные, игровые песни. Одно из центральных мест в творчестве Леонтовича занимают хоры на бытовые темы. Это, в частности, «Ой в лесу у дороги», «Ой темная и невидная ночка», «Мала мати одну дочку», «Ой з-за горы каменной». Они характерны динамичным развертыванием сюжета, активной драматизацией событий и образов. Образцом такого высокого драматического подъема может служить народная песня «Пряля», в которой Леонтович достиг уровня трагической баллады. В песнях-реквиеме «Козака несуть», «Из-за горы снежок летит», «Смерть» Леонтович талантливо переосмыслил мелодику народного плача, используя специфическое звучание отдельных голосов и целых хоровых групп, применяя различные хоровые звуковые эффекты, например, пение с закрытым ртом.


Однако этот яркий, очень самобытный по творческим стилем мастер украинской хоровой музыки не был известен широкой общественности. И только в 1916 г., 26 декабря, успешная премьера исполнения студенческим хором Киевского университета под руководством Александра Кошица его обработки «Щедрика», принесла Леонтовичу большой успех у публики: имя подольского учителя стало известно в музыкальных кругах. (К слову, «Щедрик» относится к тем обработкам, над которыми Николай Леонтович работал почти всю жизнь. Первая ее редакция была написана в 1901-1902 гг., вторая - в 1906-1908 гг., третья - 1914 г., четвертая - 1916 г., и наконец, пятая - 1919 г. Рассказывают также такую версию. Однажды Болеслав Яворский, который преподавал Леонтовичу композицию, дал своему ученику задание написать упражнение на основе старинной народной мелодии «Щедрик». Так упражнение превратилась в работу, над которой Леонтович трудился более 12 лет, переписывая и совершенствуя ее бесконечно, доведя до высшего уровня.)

Оригинал «Щедрика» на украинском:

Щедрик, щедрик, щедрівочка,
Прилетіла ластівочка,
Стала собі щебетати,
Господаря викликати:
«Вийди, вийди, господарю,
Подивися на кошару, —
Там овечки покотились,
А ягнички народились.
В тебе товар весь хороший,
Будеш мати мірку грошей,
Хоч не гроші, то полова,
В тебе жінка чорноброва.»
Щедрик, щедрик, щедрівочка,
Прилетіла ластівочка.


Между прочим, Щедривки пели в Щедрый вечер, в канун старого Нового года, в это время по традиции певцы желали хозяевам богатства и мира, чтобы «овцы окотились, а овечки родились», чтобы был «товар весь хороший», чтобы «иметь мерку грошей» и «жену чернобровую». Правда, в древности (до XV века) наши предки праздновали с прибытием весны, в марте, когда все просыпалось, все обновлялось, возрождалось. Тогда и пелись щедривки, выполнявшие функции веснянок, поэтому в них и остались упоминания о ласточек, кукушек... («прилетела ласточка» ... «ой, сива зозуленька»), и воробьеподобная птичка «шедрик» (канареечный вьюрок, европейский вьюрок или желтозобик), которая также прилетает на территорию Украины только в конце марта. Ласточка, как вы сами понимаете, в январе не прилетит.


Украинскую революция 1917-1920 годов, момент становления украинского государства (Украинской Народной Республики) Леонтович встретил с энтузиазмом, переехав из Тульчина в Киев. Казалось, ему добавилось еще больше энергии и сил. Вместе с другими выдающимися музыкальными деятелями и композиторами - Кириллом Стеценко, Яковом Степным, Александром Кошицем - Леонтович погружается в водоворот бурной культурной и общественной жизни. Именно в это время их усилиями были основаны государственные хоры: Республиканская Капелла под руководством Александра Кошица, капелла "Думка" (Государственная Украинский Странствующая Капелла) под руководством Кирилла Стеценко; организуются новые самодеятельные хоры; широко развертывается деятельность Музыкально-театрального Института им. Лысенко; активизируется концертная, издательская и музыкально-просветительская деятельность - все это было на почве начала нового этапа развития национальной музыкальной культуры. Ряд произведений Леонтовича включили в свой репертуар профессиональные и самодеятельные коллективы Украины. На одном из концертов большой успех имела «Легенда» Николая Вороного в обработке Леонтовича.


Большевистская оккупация прекратила эти движения. Фактически, украинское возрождение было разгромлено: закрыты или "реорганизованы" новосозданные национальные учреждения, преследовались или физически уничтожались выдающиеся деятели украинской культуры и науки. Это были меры новой политики, лозунгом которой стало "культура национальная по форме, но большевистская по содержанию". На практике это означало конец культурному развитию, национальному подъему, конец украинской государственности. После прихода к власти большевиков Николай Леонтович некоторое время работал в музыкальном комитете при Наркомпросе (Народном комиссариате просвещения), преподавал в Музыкально-драматическом институте имени Николая Лысенко, вместе с композитором и дирижером Григорием Веревкой работал в Народной консерватории, а также на курсах дошкольного воспитания, организовал несколько хоровых кружков.

Во время захвата Киева 31 августа 1919 г. деникинцами, преследовавшими украинскую интеллигенцию, Леонтович вынужден был бежать в Тульчин, где основал первую в городе музыкальную школу. В 1919-20 годах композитор начал работать над первым большим симфоническим произведением, которое так и не закончил: народно-фантастической оперой «На русалчин великдень» («На русалкину пасху») по одноименной сказке Бориса Гринченко. (Попытки завершить и отредактировать оперу были сделаны украинским композитором Михаилом Великовским. Композитор Мирослав Скорик и поэт Диодор Бобыр использовали музыкальный материал незавершенной оперы, чтобы сделать одно действие оперетты; премьера которого состоялась в 1977 году в Киевском государственном театре оперы и балета, спустя столетие после рождения Леонтовича. Североамериканская премьера состоялась в Торонто 11 апреля 2003 года.) Осенью 1920 г. при содействии Леонтовича в Тульчине состоялись гастроли хоровой капеллы под руководством Кирилла Стеценко и Павла Тычины, как второго дирижера: исполнялись произведения Леонтовича.


Ничто человеческое композитору было не чуждо, и в 1921 году Леонтович, по данным биографов, весьма увлекся ученицей Тульчинского женского епархиального училища. Девушку и музу звали Надеждой Танашевич, по возрасту она годилась композитору в дочери. Именно Надежда написала либретто к хоровой опере "На русалчин Великдень", над которой Николай Леонтович работал незадолго до своей смерти. Совместная работа над либретто сблизила учителя с ученицей, которая, как и большинство тульчинских епархиалок, была влюблена в Леонтовича. Николай Дмитриевич, зная о чувствах к нему Надежды, повторял иногда: «Боже, она полюбила старого-лысого! Пусть любит, может, будет лучше писать текст. Любовь - поэзия, это лучшие переживания каждого человека...». Впрочем, нет точных данных, отвечала ли девица Танашевич взаимностью талантливому, но очень бедному композитору, но после смерти из Старжгорода, в котором она жила, прислала на могилу Леонтовича большой венок с надписью "Вечная память. Спи спокойно". Кстати, супруга Николая Леонтовича, Клавдия, очень ревновала к Надежде. Леонтович часто посещал Танашевичей. Как пишет в своей книге воспоминаний о Николае Леонтовиче Владимир Дьяченко, композитор зашел в гости и накануне своей смерти, 19 (по другим данным, 20) января 1921 г. После обеда, который для гостей был с рюмкой и медом, одной из забав стало гадание старой матушки по руке. Погадала она и Леонтовичу: «У Вас рука артистическая. Линия таланта ясно обозначена. Линия любви очень мала. И что-то печальное записано на руке, вот здесь, на линии жизни. Будто она скоро у Вас кончается...». Сначала женщина не хотела озвучивать зловещее гадание и стала увиливать от ответа. Но вмешалась ее дочь Надежда. "Ох, мама! Линия жизни совсем кончилась, зачем Вы говорите неправду?" - поправила родительницу Танашевич.

Факты смерти Николая Леонтовича в ночь с 22 на 23 января 1921 г. в советский период сознательно искажались: пропаганда утверждала, что композитора убил то ли беглый деникинец, то ли переодетый петлюровец. (Правда открылась только в начале 1990-х.) Как только информация о смерти Леонтовича разлетелась по Украине, в Марковку Гайсинского уезда (ныне Теплицкий район) приехал расследовать обстоятельства гибели своего коллеги и друга Гнат Яструбецкий. Именно Яструбецкий стал основным биографом Леонтовича. Также он упомянул в своих записях рапорт ЧК, раскрывающий имя убийцы композитора (этот документ был обнародован уже в независимой Украине). Правда, вскоре информацию Яструбецкого сознательно исказили.

В январе 1921 г. Николай Леонтович лошадьми приехал к родителям в Марковку, которых посещал на православное Рождество (25 декабря юлианского календаря, которое по григорианскому календарю, принятому СССР только в 1918 г., приходится на январь). Вечером того дня во двор заехала подвода с двумя незнакомцами. Один из них был кучер Федор Грабчак с Киблич, а вот второй - неизвестная в тех краях личность в кожанке и с обрезом через плечо. Последний показал хозяину выписанное на сером плотной бумаге удостоверение оперуполномоченного Винницкой уездной ЧК на имя Афанасия Грищенко (А. Завальнюк пишет Грищенко - именно с «і» - Гріщенко) с множеством печатей. Попросились переночевать. Грищенко положили в одной комнате с Николаем Леонтовичем... В 7:30 раздался выстрел. Отец увидел на кровати под окном полусогнутого сына, который испуганным голосом пробормотал: “Это что, взрыв?” и упал на подушку. Грищенко босой и в белье стоял над кроватью, вынимая из винтовки гильзу. Сестру композитора Викторию, его дочку Галину и отца чекист связал разорванной женской юбкой и полотенцем, перевернул всё в доме, забрал деньги (5000 рублей разной валютой) и драгоценности, не погнушался и полушубком отца композитора и ушел… На крик сбежались соседи. Николай Леонтович произнес: “Папа, я умираю” и скончался. Милиция Теплика пыталась задержать чекиста вскоре после убийства композитора. Но Грищенко застрелил милиционера Твердохлеба и скрылся. Вскоре его поиски прекратились. Точно известно, что Афанасий Грищенко приезжал в Теплик из России уже в 1950-х (По другим данным, бандита в итоге зарубил лопатой житель одного из сел Теплицкого района). Был ли он подосланным большевиками киллером-чекистом или обычным бандитом с большой дороги – неизвестно. Несколько фактов указывают на политический мотив убийства. Участие Леонтовича в движении за независимость, такое как создание Украинской Капеллы, направленное на позиционирование Украины как независимого государства, принесло ему много врагов. Его старшая дочь Галина позже вспомнила, как ее отец незадолго до своей смерти сказал, что у него есть документы, которые позволят покинуть страну и перебраться в Румынию, и что эти документы вместе с ним среди его нот во время концерта. Однако, вернувшись с банкета после концерта, Леонтович заметил, что кто-то рылся в его документах. Планы покинуть страну, а также тот факт, что он был убит советским агентом, указывают на политические причины его смерти. К тому же, кроме народных песен, Леонтович писал духовную музыку для украинской автокефальной церкви. А этот факт просто стал поперек горла советской власти.

После смерти Николая Леонтовича, 1 февраля 1921 г., в Киеве собрались деятели культуры, профессора и студенты Киевского музыкально-драматического института имени Николая Лысенко, чтобы по христианскому обычаю отметить 9 дней после смерти композитора. Тогда стало понятно, как много он успел сделать для украинской музыки. Быстро, но с большой ответственностью был организован концерт из его произведений, а в родном Тульчине, где он последний год работал учителем, впервые исполнили песню, над которой Леонтович просидел всю ночь, накануне своей смерти - обработку народной песни «Смерть» и, как показывает Я. Юрмас, «при исполнении ее полный зал истерически рыдал...». Это была весомая потеря для украинской музыки. На киевской встрече был создан Комитет памяти Николая Леонтовича, который позже оформился как Музыкальное общество имени Н. Д. Леонтовича. В это общество входили такие известные украинские художники, как Борис Лятошинский и писатель и политический деятель Украинской ССР Павло Тычина, писавший о смерти композитора в прозе. Поэты Максим Рыльский и Николай Бажан посвятили ему стихи.

Ой ви, білі лебедоньки, голосні пісні,
Ви літайте, ви шугайте в рідній стороні!
Згинув славний Леонтович у досвітній час,
Білі крила, як вітрила, залишив для нас.
Слава славна не поляже, не помре в віках,
Славен славний Леонтович,
Хай живе в піснях!
Максим Рильський.

І. КРИНИЦЯ ЛЕОНТОВИЧА

...І він серед степу спинився, вслухаючись в гони і гони,
У луни і луни епохи, в сполохані людські серця.
Вони напливають - ці шуми, і думи, і гомони, й тони.
Немає для серця і пісні ані тишини, ні кінця.
Гармонія степу хвиляста, колосся співучі поклони,
Хорали могутнього неба, бриньлива ігра вітерця.
Хіба їх вмістити у звичні, усталені здавна канони?
Хіба для них стачить твойого маленького серця митця?

Вгамуйся, шукачу пісень сіроокий,
І вслухайся в себе, в свій світлий неспокій,
І шепіт єства тобі скаже, куди
Рушати, щоб рідних джерел таємниці
Пізнати.
Он поруч, в отой переярок зійди, -
Там світиться око видюще криниці,
Там моряться цямрин дубових ряди.
Одгорни кугу і руту,
Запашну розсунь траву
І криницю призабуту,
Ясноводну і живу,
Кимось добрим міцно вкуту
В землю вогку степову,
Там, хвилюючись, знайди.
Сивим, як пил, устами
Ти до неї припади
І щасливо, до нестями
Напийся музики криничної води.

Краплинка музики. І оживуть вуста.
Росинка музики. Бездонна глибина.
Сльозинка музики. Як плач землі, свята.
Криниця музики. Не вичерпать до дна
Її ні генію, ні вітру, ні літам,
І мандрівник жадливо вип'є там
Води, настояної вічністю й життям,
І догори в долонях піднесе
Почерпнуте звідтіль своє найкраще все,
Що в нього вглибилось, власкавилось, врослося,
Як стокоріння або стоголосся.
Струміння музики. Воно піде потоком,
Його не зміряти ані числом, ні строком,
Воно припливами росин, сльозин, краплин
Свій безупинний розливає плин,
Затоплює затоптані луги,
Розламує зчерствілі береги,
Переміняє вилежане ложе
І все-таки, хоч сповнене снаги,
Ніколи напоїть і втамувать не може
Жадоби духу, людської жаги,
За дужість всіх сягань, всіх благ здобутих дужчої,
Ненатлої, упертої, прагнущої
Ще більших злив, ще глибших дум і вод.
І от, братове, води ті глибокі,
Що в них, як мовить предківська щедрівка,
Краплинка кожна, кожна хвилька й цівка
Таїть в собі пісенність роки й роки, -
Пісенність і веселу, й сумовиту.
Ой, так було із початку світу,
Немов павутинки, пісні перевито,
З вітрами і квітами сплетено дзвінко.
Лети ж над степами! Співай над серцями,
Милуй нас, втішай нас, ясна павутинко!
Тоді ми з тобою світ обснуємо,
Світ обснуємо і наситимо,
І наситимо, і наповнимо!

Рушай же, посівальнику краси,
І в світ дарунком щедрим понеси,
Розсіявши, мов добрі зерна з жмені,
І радощів, і смутків голоси,
І гроз густі баси, і гімни піль зелені,
Й пасажі плавних рік, і срібну трель роси.
Нехай у величавій кантилені
Звучать земля, і люди, і часи.
Зведись, мандрівче! Глянь! Яка навкруг краса!
Який живлющий ключ б'є з надр багатих сховища!
І, мов орел, злітає в небеса
Жест регентської длані Леонтовича.
З глибинних дум своїх, з криниці переярку
Він викликає духів. Він чаклун.
З пісень і гомонів, із променів і лун
Над світом ставить світлозвучну арку,
Прозорчасту, розцвічену, тугу
Веселки семибарвної дугу.
Її стовпи, на обрії зіперті,
Небес вологих сяйне опертя,
Світ одмежовують од темряви і смерті
І знаменують вхід у музику й буття.
Під благовістям райдуги цієї
Стоїть він, сіроокий чоловік.
Яка йому хвала? Які його трофеї?
Пісні й життя. Пісні й життя навік.
Микола Бажан

Общество Леонтовича просуществовало до февраля 1928 г. Его хронология наиболее четко очерчивает активную творческую мощь времен Украинского Возрождения начала XX в. А конечные даты личной жизни большинства его основателей и дальнейших членов свидетельствуют о трагической судьбе лучших представителей того вдохновенного времени. Многие из членов общества, как, например, Лесь Курбас и Гнат Хоткевич, позже разделили трагическую судьбу Леонтовича, приняв смерть от рук представителей органов госбезопасности СССР. Но лучи духовного взлета не смогли преодолеть никакие репрессии и ссылки. Даже в последние дни жизни в далеком холодном Котласе в одном из ГУЛАГов первый председатель Общества Юхим Михайлов написал:

А як хотілося пірнуть в життя потоки
Й гукнути: «Слава!» – переможно...
Праці! Хотілось, як повітря. Праці!
Щоб, задихаючись, творить для всіх, «для мас».
Та хтось позаздрив нам у «дивному палаці»
І погасив цей творчий наш екстаз.
Мене заслали – сам не знаю, за що.
За Україну, що я син її...
А как хотелось нырнуть в потоки жизни
И крикнуть: «Слава»! - торжествующе ...
Труда! Хотелось, как воздух. Труда!
Чтоб, задыхаяся, творить для всех, «для масс».
Но кто-то позавидовал нам в «чудном дворце»
И погасил наш творческий экстаз.
Меня сослали - сам не знаю, за что.
За Украину, что я сын ее ...
Само же имя Леонтовича было «признано неактуальным для советской эпохи», и фактически оставалось таковым до середины 1950-х.

Памятник Леонтовичу в ТульчинеБюст Николая Леонтовича
на аллее выдающихся земляков в Виннице

Музей Леонтовича, Тульчин
К 100-летию со дня рождения композитора, в 1977 г. в городе Тульчине, в доме, в котором Леонтович жил в 1908-21 гг., работая преподавателем пения в епархиальном женском училище (сейчас - школа-интернат), был открыт Мемориальный Дом-музей Леонтовича. Сохранились интерьеры комнат и личные вещи Леонтовича: камертон, дирижерская палочка, диван, рабочий стол, дорожный чемодан, стол и др.

в Марковке
В том же, 1977 г., был открыт музей Леонтовича и в с. Марковка, неподалеку от места его захоронения.


Кроме того, в 1977 г. 37 хоровых произведений Леонтовича были записаны хором студентов Киевской консерватории под руководством П. Муравского.


Сегодня же Николай Леонтович - один из наиболее часто выполняемых украинских композиторов. В частности, мелодия его "Щедрик" в рождественское время звучит по всему миру. В Британии эту песню называют «новогодняя серенада», в Америке – «колядка колоколов», в Латинской Америке – «песня бурного моря» или «песня большого очарования», в Канаде – «новооткрытый сфинкс». Без него просто немыслимы зимние праздники, по крайней мере, в Германии, Голландии, Франции, Испании, Англии, Бельгии. Даже колокола на ратуше в Брюсселе выбивают «Щедрик».

самая первая известная запись "Щедрика", Октябрь 1922, Нью-Йорк
Бонус. Carol of the Bells

2 января 1919 г. в Киеве была основана Украинская Республиканская Хоровая Капелла под руководством К. Стеценко и А. Кошица, утвержденная отдельным законом УНР 25 января 1919 г., и при личном участии главы Директории Украинской Народной Республики Симона Петлюры, который и стал ее главным спонсором. Капелла должна была популяризировать украинскую музыкальную культуру за рубежом и удивить мир песнями и голосами Украины. На последние деньги хор отправляется в далекое турне. Это было очень смелое, но, как оказалось, беспроигрышное решение. С февраля 1919 до конца июля 1920 капелла в составе 80 человек, под главным руководством и диригентурой А. Кошица концертировала с большим успехом в странах Европы - в Чехословакии, Австрии, Швейцарии, Франции, Бельгии, Голландии, Англии и Германии, там же, в Берлине, перестала существовать. В связи с установлением на украинских землях большевистской власти капелла после гастролей не вернулась на родину. Солисты капеллы создали 3 отдельных хора, один из которых (основная часть под руководством А. Кошица), переехав через ЧСР в Польшу, и в Варшаве преобразовался в Украинский национальный хор, начав зимой 1921 новое турне по Испании, Франции, Бельгии, Германии, Голландии и Англии. После триумфальной поездки по странам Европы, в сентября 1922 году Украинский национальный хор по приглашению импресарио Макса Рабинова отправился на гастроли в США, где и осталась. Здесь с октября 1922 до марта 1923 дал 138 концертов, а затем в Мексике, Бразилии, Аргентине, Уругвае, на Кубе около 900 концертов. (Несмотря на такой плотный график гастрольных путешествий хора удалось записать около 20 песен, которые были изданы на пластинках фирмы Brunswick.) Об Украине услышали во всем мире. И виновата в этом оказалась простая песенка-щедривка в обработке Леонтовича, которая стала коронным номером хора Александра Кошица. 5 октября 1922 (хотя, по некоторым, непроверенным источникам 1921) года в знаменитом концертном зале Карнеги–холла (Нью-Йорк) Украинский народный хор впервые исполнил «Щедрык» для американской публики. Собственно в США, в Уругвае, Аргентине, Бразилии, традиционных странах, облюбованных украинской эмиграцией, «Щедрык» имел необычайную популярность. Все полюбили эту мелодию и были поражены невероятным полифонизмом и совершенством произведения, некоторые слушатели даже заглядывали за сцену после концерта, думая, что это какой-то мотор гудит, такие низкие и стройные были у хористов басы. А высокие женские голоса напоминали колокола.


А ведь всего три ноты в пределах полутора тонов – и вот вам настоящая магия звука. Песня становится всемирно известной, хотя другая, не менее совершенная, под названием «Дударик», не получает и сотой доли этой славы. Почему? В этом есть большая доля везения, а еще тот факт, что в лице композитора Кошицы Леонтович нашел конгениального исполнителя. Александр Кошица знал, как подать текст так, чтобы он очаровал публику. Кроме того, в европейском культурном контексте эта музыка попала как раз на период фовизма, одной из разновидностей авангардного искусства. Такие яркие народные мотивы очень ценились и появлялись в творчестве Прокофьева, Стравинского, Бартока как актуализация древних народных пластов. Это был новый взгляд на фольклор, отыскание в нем таких живых сторон, которые смогли бы оплодотворить музыку XX века и создать в ней сильное фольклорное направление, способное противопоставить себя умозрительным музыкальным системам. Язычество входило в моду, Леонтович откликнулся на потребности публики. Плюс гениальное исполнение. Как талантливый промоутер и музыкант, Кошица представил мелодику Украины в лучшем виде. И мир благосклонно принял её. Фрагмент живой материи из удивительных украинских степей создал странное явление, несмотря на то, что эта незамысловатая обрядовая песенка была одной из самых старых фольклорных форм, но воспринималась в качестве уникального музыкального архетипа, который проснулся в мелодии от волшебного прикосновения Леонтовича.


Но окончательное завоевание мира «Щедрыком» состоялось только через 15 лет. В 1936 году в Нью-Йорке состоялся съезд Национальной ассоциации учителей музыки. Питер Выговский (по другим данным — Вильховський, Вильговський или Ольховски (Peter Wilhousky); впрочем, это не важно, гораздо важнее, что родился Питер в США в начале ХХ века в семье эмигрантов, карпатских русинов из Чехословакии, и, несмотря на то, что никогда не был в Украине или Восточной Европе, очень тонко понимал и чувствовал славянскую культуру и ее дух), работавший для радио NBC, получил задание организовать хор школьников (к слову, еще подростком Питер стал солистом хора мальчиков Русской православной церкви Нью-Йорка; ему посчастливилось даже петь в Белом Доме перед президентом Вудро Вильсоном) для церемонии открытия съезда в «Madison Square Garden». «Щедрык» напоминал Вильховскому перезвон, и он зафиксировал этот образ в своих стихах английской версии, которые положил на обработку Леонтовича. 30 марта 1936 года хор в составе 1500 школьников исполнил «Колядку колоколов» перед 16 тысячами слушателей. Позднее песня закрепилась в музыкальной культуре Запада под названием «колядка колокольчиков» (Carol of the Bells). В 1955 году ее уже можно было услышать в рождественском выпуске CBS.


Художник и выдающийся график Николай Бутович нарисовал в 1953 году хорошую картину под названием "Щедрик". На ней изображено то, о чем поется в "Щедрике" - и ласточка, и загон с овцами и ягнятами, и хозяйка с коромыслом и тому подобное. Редпродукция этой картины есть в работе Я. Горицвет "Николай Бутович, Монография" (издательство "Слово", Нью-Йорк, 1956). Так что есть и художественная иллюстрация к "Щедрик".


Государственная заслуженная академическая хоровая капелла УРСР "Думка", 1957. Художественный руководитель и дирижер - Олександр Сорока.


Мелодию начали использовать известные музыканты в своих рождественских альбомах. Многие диджеи мира создали свои ремиксы на эту мелодию. В своих интерпретациях песню перепели исполнители и музыкальные коллективы из разных стран. А теперь она и вовсе стала «народной». До сегодняшнего дня американские хоры, профессиональные и любительские, поют это произведение как колядку на Рождество.


Колядка, записанная «Savatage» (15 октября 1996, Lava/Atlantic) и популяризированная их проектом «Trans-Siberian Orchestra» в дебютном альбоме «Christmas Eve and Other Stories» (название в альбоме "Christmas Eve Sarajevo 12-24"), стала лейтмотивом эстафеты в Сараево накануне Рождества. Trans-Siberian Orchestra - "музыкальный проект композиторов Пола О’Нила и Роберта Кинкеля и вокалиста Джона Оливы (экс-Savatage), основанный в 1996 году в США. Название было взято от Транссибирской магистрали в России. Рок-оркестр смешивает тяжёлый рок с классической музыкой, исполняя неоклассический метал и симфонический рок. Все альбомы группы являются концептуальными рок-операми, в записи которых принимали участие звезды рок- и поп-музыки, а также живые детские хоры. Основной тематикой текстов и альбомов является Рождество, рождественские сказки, многие из композиций являются ремейками известных рождественских песен" (Википедия).


Переделка песни в современный техно-данс стиль продюсером-диджеем Демониксом быстро стала культовой в андеграунде. Мелодия звучит в треке «Shedry Schedryk» альбома «Werewolf» украинской рок-группы «Esthetic Education». (На видео - живое выступление группы «Esthetic Education» в программе "Монологи", 29.01.2006.)


Ирландская группа "Celtic Women VEVO" в составе квартета вокалисток и одной скрипачки дважды записывала «Щедрика» - в 2006 и 2008 году.


Эта мелодия звучала и в разных электронных обработках. Самой знаменитой ди-джейской версией, интерпретированной колядку в стиле техно, стал Carols of the Bells от Dj Demonixx (2008 г.).


В 2010 г. Олег Скрипка выпустил CD сингл «Олег Скрипка Щедрик», в который вошли две оригинальных украиноязычных версии всемирноизвестной щедривки, две версии в английском переводе под названием «Carol of the Bells», а также видеоклип, снятый режиссером-аниматором Степаном Ковалем в жанре пластилиновой 3D-анимации по сценарию сказочника Сашка Лирника. В записи песни приняли участие Тарас и Оля Чубай, а также музыканты «Ле Гранд». В декабре 2012 г., "Вопли Видоплясова" исполнили еще один «Щедрик».


Известный вильнюсский хор Bel Canto в 2010 г. исполнил "Щедрика" в церкви Святой Катерины в Вильнюсе. Примечательно, что во времена Евромайдана исполнители записали еще одну версию песни на украинском языке в поддержку митингующих в Киеве.


«Щедрика» любят также и в Китае. На видео, опубликованном в 2012 г. – хор китайских девушек, исполняющих украинскую щедривку. Кстати, один из комменаторов утверждает, что этот хор занял первое место во всемирном конкурсе хоровых коллективов, проходившем в Китае в 2010 году. Победу они получили именно после исполнения этой песни. Что ж, вполне возможно.


Образцовое академическое выступление «Щедрик» вокальной группы «Чорнобривці» Львовского художественного центра «Веселі Черевички», январь 2011.


Известная американская скрипачка и танцовщица Линдси Стирлинг (Lindsey Stirling) в 2011 г. записала свой вариант рождественской песни, разбавив ее кельтскими мотивами, и сняла под песню целый клип о приключениях рождественского эльфа. В декабре этого года Линдси выпустила еще один, не менее интересный, вариант этой песни


Песня в обработке исполнена в 2011 церковным хором мальчиков "Libera" (лат. «Освобождение») прихода Святого Филиппа в Лондоне.


Известная американская группа под названием The Piano Guys, представившая в 2011 г. свою вариант мелодии, известна своим исполнением каверов популярных песен на фортепиано и виолончели. Для украинской щедривки они ограничились лишь виолончелью и в считанные недели получили бешеную популярность и сотни восторженных отзывов.


«Щедрик» в исполнении хора им. Григория Веревки считается классическим вариантом рождественской песни. На видео: концерт хора 20 октября 2011 г. в НПМ «Украина» (г. Киев)


«Щедрик», который американская музыкальная группа «Pink Martini» иcполнила на украинском языке, вошел в их альбома «Joy to the World».


Вокальный квинтет Pentatonix из штата Техас, прославившийся после победы в американском шоу "The Sing-Off", в 2012 году препарировал популярную мелодию, разложив ее на голоса. Особенной "фишкой" квартета является то, что они записывают все свои композиции акапельно.


Один из самых необычных вариантов исполнения «Щедрика» сделали баскетболисты NBA, которые в ноябре 2012 сыграли ее с помощью баскетбольных мячей.


Мормонский хор Скинии, или хор религиозного движения Церковь Иисуса Христа Святых последних дней из Солт-Лейк-Сити, Юта, примечательной особенностью которого является количество участников (почти 360 человек), исполнил "Щедрика" в 2013 г., сопровождая свое выступление звоном колокольчиков.


Британский пианист и органист, в настоящее время проживающий на Гавайях, Дэвид Хикен (David Hicken), прозванный "фортепианным поэтом", в 2013 г. для рождественского альбома Christmas of Carols записал свою кавер-версию для клавишных.


Harp Twins - Camille and Kennerly Kitt - американские актрисы-близнецы и электро-акустические арфистки - исполнили Carol of the Bells 4 декабря 2013 г.


Накануне финала вокального шоу «Битва хоров» (4.01.14) Руслана вместе со своим львовским хором, получившим благословение, собралась в Михайловском соборе, в котором спасали от «беркутовцев» участников Еромайдана, где и спели "Щедрик".


"Щедрик" Инструментальная группа Бряц-band. Электробалалайка, аккордеон. 6 июля 2014 г.


15.11.2014 на передаче "Х-фактор 5" Санта Данелевича из Риги (Латвия) исполнила "Щедрик". Кстати, любимым блюдом Санты Данелевича являются вареники ее мамы. Сама она готовить не любит, но если делает это для кого-то, то очень старается.


В декабре 2014 г. музыкант из Филадельфии Мэтт Уорнок, работающий под псевдонимом Sauniks, опубликовал свой вариант в дабстеповом исполнении.


Церковь "Хиллсонг" - христианская пятидесятническая церковь, объединяющая поместные общины в Сиднее, Лондоне, Киеве, Кейптауне, Стокгольме, Париже, Москве и Нью-Йорке. Церковь входит во всемирное братство Ассамблеи Бога. В 2015 г. они выпустили свою версию "Carol of the Bells", решив заменить оригинальную мелодию на более "роковую".


Бойцы-добровольцы, защищающие Украину от российской агрессии на Донбассе, в 2015 г. исполнили колядку "Щедрик" в необычной рок-обработке.


B&B project: клубная версия на бандуре и баяне, 2015 г.


6 января 2016 г. вместе с известным детским хором в проекте «Рождественская история» Тина Кароль защедровала на фоне древних фресок и мозаик Софийского собора.


В декабре 2016 года британская звезда Кэти Мелуа в сопровождении грузинского хора The Gori Women Choir исполнили «Щедрик» на языке оригинала для телеканала ВВС.


Знаменитая песня звучала 30 декабря 2016 г. в в главном терминале Международного аэропорта "Львов" им. Даниила Галицкого в исполнении примерно 300 профессиональных вокалистов (6 львовских хоров) под руководством известного хормейстера Оксаны Долишной, посвятивших этот флешмоб 100-летию со дня первого концертного исполнения всемирно известной щедровки. Подпевали профессиональным певцам и пассажиры, а также посетители аэровокзала. Впрочем, это не рекорд: в 2013 г. во Львове "Щедрик" исполнило одновременно около 600 человек.


«Колядка колокольчиков» широко используется и в рекламе. В частности, в 2006 году она звучала в двух рекламных роликах GPS-навигаторов», а в декабре 2014 года известный американский бренд нижнего белья Victoria’s Secret выпустил рождественскую рекламу, в которой модели дефилируют под мелодию украинского «Щедрика».


А это уже украинская реклама "Голицынских вин".


Кроме того, на сегодняшний день украинский «Щедрык» успел «сняться» в нескольких кассовых фильмах Голливуда: «Крепкий орешек-2» (1990), «Один дома» (1990), «Один дома 2: Затерянный в Нью-Йорке» (1992), «Гарри Поттер и узник Азкабана» (2004), «Шепот» (2007). Также мелодию использовали как саундтрек в фильмах «Семейка Адамсов» (1991), «Контракт Санта-Клауса» (The Santa Clause, 1994), «У зеркала два лица» (1996), «Битва на гирляндах» (Battle of the Bulbs, 2010), немецкой комедии «Зачотный препод» (Fack ju Göhte, 2013). Мелодия украинской колядки (в том числе, и её пародийные версии) звучит и в сериалах: «Южный парк» (South Park), «Симпсоны» (начало 8-й серии 22-го сезона, конец 3 серии 23-го сезона), «Гриффины» (Family Guy), «Субботний вечер в прямом эфире» (Saturday Night Live), «Менталист» (3-й сезон, 10-я серия «Метание огня»), «Скорая помощь» (2-й сезон, 10-я серия, с 1мин 35с по 2мин 20с), «Квантовый скачок» (3-й сезон, 10-я серии), «Беверли Хилс 90210» (4-й сезон, 15-я серия), «Части тела» (5-й сезон, 8-я серия), «Американский папаша!» (в обработке американской металкор-группы «August Burns Red», 6-й сезон, 8-я серия), «Эврика»... В конце серии «Ноель» сериала «Западное крыло», заместитель заведующего отделом кадров Джош Лиман с ассистенткой Диной Мос выходят из парадного входа Белого дома и останавливаются послушать песню в исполнении уличного хора.


Песня даже послужила основой для популярного в англоязычном Интернете мема «Ding Fries are Done» («Дин! У нас есть фри!»), т.е. слов, которые Петер Гриффин исполняет во время его работы в Burger King (в перебивке (т.е. монтажных кадрах, содержащих объекты или детали, отсутствующие в предшествующем и последующем кадрах, при монтаже непрерывно развивающейся сцены) в начале «Глубокой глотки»).

Рождественский номер за 1976 год американский газеты "Свобода"
Между тем не все так радужно с этой песней за границей. Еще в 1976 г. Николай Кушниренко поднимал вопрос о проблемах национальной идентификации "Щедрика" зарубежом (статья, фрагмент из которой приводится ниже, была опубликована в газете "Свобода" (Нью-Джерси, США), № 3, 6 января 1976 г.).

<...>Серед американців він відомий, як "Choral of Bells". До мелодії "Щедрика" додані слова зовсім іншого змісту, ніж вони є у "Щедрику": "Дзвеніть срібні дзвони, веселі різдвяні дзвони, Христос родився" і т.д. ("Ring Silver Bells", М. Bovae).<...>
Слова, які уклав Бове (Bovee), є різдвяною піснею, але "Щедрик", як і взагалі українські щедрівки, є новорічною, тому і її зміст цілком інший, ніж колядки.<...>
Українці можуть бути гopді на популярність свого "Щедрика" в Америці, це справжній їхній вклад у музичну культуру Америки. Але за це американці мусять принаймні називати ім'я творця "Щедрика", - український народ, який ще у передхристиянській добі почав творити свої колядки і щедрівки.
Популярний в Америці український "Щедрик", замість популяризувати українське ім'я, став якимсь анонімним напівплаґіятом, без господаря — "без імени".
Правда, у збірці різдвяних пісень А. Л. Річардсон ["Sing we now of Christmas". Compiled and Arranged by Allen L. Richardson] є заголовок: "Ring, Silver Bells (Ukrainian Carol) M. E. Bovee 1951) M. Leontovich".
Згадка про "Український хорал" — Ukrainian Carol і прізвище М. Леонтовича тут мало що говорить, бо слова Бове, як сказано вище, не мають нічого спільного зі "Щедриком" і така назва музики зовсім невідома у музичному репертуари Америки.
У крамницях на склянках із червоними буряками, жидівської продукції, написано: Borscht, чому ж над нотами не могло б бути Shchedryk -- Ukrainian Carol. Між іншим, фейлетоніст "Ню Йорк Таймсу" уважає борщ жидівською національною стравою. Вареники самі українці обернули на "пєpoгі"<...>

Современная англоязычная "Википедия" говорит американцам о том, что они не знали 50 лет назад - и об украинском происхождении "Carol of the Bells", и об авторах адаптации, и о различных словах в "Щедрике" и его английском варианте
(<...>Среди американцев он известен, как "Choral of Bells». К мелодии "Щедрик" добавлены слова совсем иной смысл, чем они есть в "Щедрик": "Звените серебряные колокола, веселые рождественские колокола, Христос родился" и т.д. ("Ring Silver Bells", М. Bovae).<...>
Слова, которые написал Бове (Bovee), являются рождественской песней, но так как "Щедрик", как и вообще украинские щедривки, является новогодним, то и его содержание совсем другое, чем у колядки.<...>
Украинцы могут гopдиться популярностью своего "Щедрика" в Америке, это настоящий их вклад в музыкальную культуру Америки. Но за это американцы должны по крайней мере называть имя создателя "Щедрик", - украинский народ, который еще в предхристианские времена начал создавать свои колядки.
Популярный в Америке украинский "Щедрик", вместо того, чтобы популяризировать украинское имя, стал каким-то анонимным полуплагиатом, без хозяина - «без имени».
Правда, в сборнике рождественских песен А. Л. Ричардсон ["Sing we now of Christmas". Compiled and Arranged by Allen L. Richardson] есть заголовок: "Ring, Silver Bells (Ukrainian Carol) M. E. Bovee 1951) M. Leontovich".
Упоминание об "Украинском хорале" - Ukrainian Carol и фамилия М. Леонтовича здесь мало что говорит, потому что слова Бове, как сказано выше, не имеют ничего общего со "Щедриком" и такое название музыки совершенно неизвестно в музыкальном репертуаре Америки.
В магазинах на банках с красной свеклой, жидовского производства, написано: Borscht, почему же над нотами не могло бы быть Shchedryk - Ukrainian Carol. Между прочим, фельетонист "Ню Йорк Таймс" считает борщ жидовским национальным блюдом. Вареники сами украинцы превратили в "пєpoгі"<...> - Перевод БЪ)


В заключении стоит добавить, что не смотря на то, что для многих Николай Леонтович так и остался автором «Щедрика», нельзя воспринимать композитора по одному произведению, ведь в его активе около трехсот работ, которые теперь доступны и проработаны специалистами. Леонтович мог бы стоять у истоков самобытного национального искусства, должен был основать первую советскую хоровую капеллу. Но большевикам это было не выгодно, потому что там, где появлялся Леонтович, там возникал хор, а хор - это всегда сообщество, это уже сила, которой стоит бояться. Вот потому и возникла необходимость как можно быстрее расправиться с обладателем этой силы. Автора «Щедрика» убили, но саму песню, которая сохраняется в душе народа и путешествует по свету, убить оказалось невозможно.


родной дом Леонтовича в с. Шершни
А в это время. Деньги для восстановления дома Леонтовича собирает юный скрипач.
По сообщениям СМИ, родной дом Николая Леонтовича в селе Шершни Тывровского района Винницкой области, в котором автор "Щедрика" жил в детстве вместе с родителями (с тех пор дом ни разу не ремонтировали, а в советское время там была колхозная контора, а потом почта), оказался под угрозой полного разрушения, разваливаясь буквально на глазах. Местная администрация утверждает, что "для реставрации необходимы средства, которые не заложены в бюджет, и возможности отремонтировать усадьбу на сегодняшний день нет". Руководитель сектора охраны культурного наследия управления культуры и искусства Винницкой ОГА Михаил Потупчик утверждает, что такая ситуация характерна для 70% подобных памятников, а 10% уже потеряны полностью. Дом же Леонтовича, мол, можно только разобрать и построить заново. Однако селяне о сносе дома даже слышать не хотят и готовы собственными руками ремонтировать, только бы насобирать денег на материалы. Дом в Шершнях стал одним из 150 объектов культурного наследия, которые украинцы обозначили на карте проекта #ЅОЅмайбутнє. Это онлайн-реестр, где каждый украинец может обозначить на карте объекты (исторические или архитектурные памятники, спортивные или культовые сооружения), которые нуждаются в немедленной реставрации. "Нельзя допустить, чтобы эту хату снесли. Убеждена – она поддается реставрации. Ее можно воспроизвести. Здесь можно сделать мемориальный дом Леонтовича", - считает инициатор проекта #ЅОЅмайбутнє Наталья Заболотная. В поддержку дома Леонтовича 18 декабря в 18:30 в галерее ART UKRAINE GALLERY (ул. Грушевского, 9А, Киев) на благотворительном вечере "Leontovych Heart" сыграет 15-летний скрипач Илья Бондаренко, знаменитый тем, что в 2013 году играл "Щедрика" для Мишель Обамы в Белом Доме.

Илья Бондаренко на концерте в Белом доме
Тогда юного скрипача Илью Бондаренко пригласили сыграть его собственную версию "Щедрик" в Белом Доме в Вашингтоне. Это была джазовая аранжировка для скрипки и джазового трио, которая впервые прозвучала на Рождество во время Революции достоинства зимой 2013 года. Эта версия и мастерство 12-летнего на тот момент Ильи настолько поразило Мишель Обаму, что она лично отобрала его для концерта во время традиционных рождественских празднований в Белом Доме, таким образом, нарушив традицию. Ведь традиционно во время Рождества там играют только американцы. Кроме того, Илья Бондаренко в сопровождении джазового трио были единственными музыкантами, которые сыграли два концерта подряд. "В Шершнях я не бывал [сам Илья родом из Донецка], но много читал о ситуации вокруг его дома. Знаю, что в этом селе вообще нет школы, в которой могли бы учиться дети. Они ходят в школу в другое село. Было бы символично, если бы в доме Леонтовича открыли музыкальную школу для местных ребят. Мне очень нравится творчество Леонтовича как композитора, педагога, аранжировщика. Считаю его уникальным человеком своего времени", - цитирует молодого скрипача СМИ. Гостей-добродетелей ждет уникальный концерт - ВПЕРВЫЕ в Украине украинско-аргентинская группа с новой программой аргентинской музыки и оригинальных джазовых аранжировок украинских мелодий под названием "JazzUA", премьера которой состоялась в октябре 2017 в Буэнос-Айресе. Насладиться непревзойденным музыкальным вечером смогут лишь 100 благотворителей! Именно они станут сопричастными к спасению памяти о великом композиторе и получат шанс обрести статус Мецената, чье имя будет выгравировано на памятной табличке на обновленном доме Леонтовича, а также занесено в реестр меценатов на сайте Фонда гуманитарного развития Украины. Гости также смогут принять участие в "тихом аукционе" произведений современного украинского искусства. Средства, вырученные из благотворительных билетов и аукциона, будут направлены на реставрацию домика Леонтовича.

Комментариев нет :

Отправить комментарий