среда, 4 октября 2017 г.

4 октября 1957 60 лет первому ИСЗ


4 октября 1957 года, ровно 60 лет назад, Америку охватила паника: якобы русские запустили в космос ядерную бомбу. Президент Соединенных Штатов прервал свой загородный отдых и срочно вылетел в Вашингтон. Космический объект, так напугавший Америку, оказался сделанным в СССР первым в мире искусственным спутником Земли. Маленький мирный спутник, весом чуть более 80 килограммов, с обычным радиопередатчиком открыл космическую эру человечества. Так вошло в лексикон многих народов простое русское слово: "Sputnik"...

Запуск ракеты-носителя Спутник.
Выход человечества в космос.
Спутник, точнее космический аппарат ПС-1 ("Простейший Спутник"-1), ставший первым искусственным небесным телом, над созданием над созданием которого во главе с основоположником практической космонавтики С.П. Королевым работали ученые М.В. Келдыш, М.К. Тихонравов, Н.С. Лидоренко, В.И. Лапко, Б.С. Чекунов, Г.Ю. Максимов, А.В. Бухтияров и многие другие, был выведен на орбиту в пятницу, 4 октября 1957 года, в 22:28:34 по московскому времени (19:28:34 по Гринвичу), ракетой-носителеме «Спутник», созданной на базе межконтинентальной баллистической ракеты «Р-7», с 5-го научно-исследовательского полигона Министерства обороны СССР «Тюра-Там», получившего впоследствии открытое наименование космодром «Байконур.


"Спутник-1" представлял собой шар (точнее, две полусферы со стыковочными шпангоутами, соединёнными между собой 36 болтами, герметичность стыка обеспечивала резиновая прокладка) из алюминиевого сплава диаметром 58 сантиметров и массой 83,6 килограмма. На верхней полуоболочке располагались крест накрест две уголковые вибраторные антенны, каждая состояла из двух плеч-штырей длиной по 2,4 м и по 2,9 м, угол между плечами в паре — 70°. Такая антенна обеспечивала близкое к равномерному излучение во всех направлениях, что требовалось для устойчивого радиоприема в связи с тем, что спутник был неориентирован. Внутри герметичного корпуса были размещены:
  • блок электрохимических источников (серебряно-цинковые аккумуляторы массой около 50 кг);
  • радиопередающее устройство, работающее от батареек;
  • вентилятор;
  • термореле и воздуховод системы терморегулирования;
  • коммутирующее устройство бортовой электроавтоматики;
  • датчики температуры и давления;
  • бортовая кабельная сеть.
Первая и четвертая страницы обложек журналов "Радио", №12, 1957 и №1, 1958.
Через 295 секунд после старта ПС-1 и центральный блок ракеты весом 7,5 тонны были выведены на эллиптическую орбиту высотой в апогее 947 км, в перигее 288 км. На 315 секунде после старта ИСЗ отделился от второй ступени ракеты-носителя, и сразу его позывные услышал весь мир.


Сигналы спутника имели вид телеграфных посылок («бипов») длительностью около 0,3 секунды. Частота повторения «бипов» и пауза между ними определялась датчиками контроля давления (барореле с порогом срабатывания 0,35 атм) и температуры (термореле с порогами срабатывания +50 °С и 0 °С), что обеспечивало простой контроль герметичности корпуса и температуры внутри ПС. На сегодня в интернете как запись «Спутника-1» распространяется сомнительная запись с длинными, растянутыми «бипами» (вероятно, подразумевающими «СССР» на Азбуке Морзе: «•••» «•••» «•••» «•−•»).

Передовица газеты «Правда», посвящённая запуску спутника
Спутник ПС-1 летал 92 дня, до 4 января 1958 года, совершив 1440 оборотов вокруг Земли (около 60 миллионов километров), а его радиопередатчики работали в течение двух недель после старта. К слову. Система ориентации спутников в то время была ещё не разработана, поэтому неправильно представлять себе полёт ПС-1 по орбите шаровидным корпусом – «вперёд», и антеннами – «назад». Скорее всего, он «кувыркался» на орбите.

Металлический ключ блокировки,
последний оставшийся элемент от первого спутника.
Блокировал соединение батарей и передатчика до запуска ракеты.
Экспонат Национального музея авиации и космонавтики
(National Air and Space Museum), Вашингтон.
При выходе на орбиту уже другой предохранитель был отключён
и Спутник начал подавать сигнал.
Из-за трения о верхние слои атмосферы спутник потерял скорость, вошёл в плотные слои атмосферы и сгорел вследствие трения о воздух.

История запуска

Чертеж первого космического корабля К. Э. Циолковского
(из рукописи «Свободное пространство», 1883)

Полёту первого спутника предшествовала длительная работа советских ракетных конструкторов во главе с Сергеем Королёвым. Одним из основоположников теоретической космонавтики является Константин Эдуардович Циолковский. Им была разработана первая теория реактивного движения, а в своих статьях «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903 год), «Реактивный прибор как средство полета в пустоте и атмосфере» (1910 год) и других он практически предсказал появление ракет на жидком топливе, искусственных спутников Земли и орбитальных станций. Циолковский был активным популяризатором своих идей и оставил после себя много последователей.

1931—1947

Н. И. Тихомиров — создатель ГДЛ
1 марта 1921 года, по инициативе Николая Ивановича Тихомирова (имя прикрытия, настоящее имя Слетов Николай Викторович) и содействии Ленина, в Москве была открыта первая в России научно-исследовательская организация в области ракетной техники «Лаборатория для разработки изобретений Н. И. Тихомирова», которая заинтересовала Артиллерийское управление РККА и в 1927 году была переведена в Ленинград с переименованием в Газодинамическую лабораторию (ГДЛ). Деятельность этой лаборатории направлена на создание «самодвижущихся мин» (ракетных снарядов) на бездымном порохе. Применявшийся в то время в ракетах чёрный дымный порох не обеспечивал требуемых характеристик по дальности и стабильному полёту ракеты, поэтому специалисты лаборатории разработали бездымный пироксилиновый порох на нелетучем растворителе — тротиле, отличающийся мощным и стабильным горением. Шашки из бездымного пироксилино-тротилового пороха (ПТП) горели стабильно и с достаточно сильным газообразованием.


Первыми работами лаборатории стали твердотопливные ракеты-снаряды и ускорители для самолетов, а с 1929 г. в ГДЛ, под руководством В.П. Глушко, началась разработка и стендовые испытания первых отечественных жидкостных ракетных двигателей.

Фрагмент конверта СССР, 1967 год
15 сентября 1931 года в Москве, энтузиастом космических полётов, преподавателем МАИ, Фридрихом Артуровичем Цандером (личным девизом которого был лозунг «Вперёд, на Марс!») и молодым инженером авиатором Сергеем Королёвым, при Осоавиахиме была организована научно-экспериментальная группа ГИРД (Группа изучения реактивного движения), которые кроме всего прочего занимались разработкой космопланов, идеи которых воплотились в жизнь лишь в 1980-х годах (Space Shuttle, БОР-4, БОР-5, Буран). Работы группы также заинтересовали военных, и в 1932 г. ГИРД получил помещение, производственную и экспериментальную базу.

Стенгазета ГИРД (после запуска ракеты ГИРД-09)
17 августа 1933 года в 19 часов по московскому времени на инженерном полигоне у пос. Нахабино Красногорского района Московской области была успешно запущена первая в СССР ракета с ЖРД ГИРД-09, созданная по проекту Тихонравова.


21 сентября 1933 года ГИРД и ГДЛ объединены в Реактивный научно-исследовательский институт РНИИ РККА. За несколько лет в ГИРД и РНИИ были созданы и испытаны ряд экспериментальных баллистических и крылатых ракет различного назначения, а также ТТРД, ЖРД и системы управления к ним. В 1937 году в результате волны репрессий были арестованы ряд сотрудников РНИИ, в том числе будущие руководители советской космонавтики Глушко и Королёв, а институт был преобразован в НИИ-3 (с 1944 г. НИИ-1), который сосредоточился на разработке реактивных снарядов и, совместно с ОКБ-293 В.Ф. Болховитинова, создавал ракетный перехватчик БИ-1.


В 1937—1938 годах реактивные снаряды, разработанные РНИИ (создан в октябре 1933 года на основе ГДЛ вместе с ГИРД) под руководством Г. Э. Лангемака, которого в ноябре 1937 года арестовали (ордер № А 810) органы НКВД г. Москвы, обвинили в немецком шпионаже и впоследствии расстреляли, приняты на вооружение РККВФ. Реактивные снаряды РС-82 калибра 82 мм устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153. Летом 1939 года РС-82 на И-16 и И-153 успешно применялись в боях с японскими войсками на реке Халхин-Гол.

Первые в СССР (1941) установки реактивной артиллерии
БМ-13-16 (вверху) и БМ-8-24,
боеприпасы для которых разрабатывал Г. Э. Лангемак
В 1939-1941 годах сотрудники РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и другие под руководством Льва Михайловича Гайдукова создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле - известную не только в СССР систему полевой реактивной артиллерии — «Катюшу».

Великая Отечественная война отбросила работы в области космоса еще на несколько лет но в результате предвоенного развития было сформировано ядро специалистов ракетчиков, которые в конце 1940-х возглавили космическую программу СССР — С.П. Королёв, В.П. Глушко, М.К. Тихонравов, А.М. Исаев, В.П. Мишин, Н.А. Пилюгин, Л.А. Воскресенский, Б.Е. Черток и др.

1947—1957. За десять лет от «Фау-2» до ПС-1

Старт ракеты Фау-2
(Голландия, между 1942 и 1945 годами, Космодром Маас).
"История создания Первого спутника есть история ракеты. Ракетная техника Советского Союза и США имела немецкое начало" — Б.Е. Черток (сб. «Первая космическая»)

Ракета V-2 (Vergeltungswaffe, V-Waffen - "Оружие возмездия"), при производстве которых погибло больше людей, чем от обстрелов ими европейских городов, воплотила в своей конструкции идеи гениев-одиночек — Константина Циолковского, Германа Оберта, Роберта Годдарда. Эта первая в мире управляемая баллистическая ракета имела следующие основные характеристики:
  • Максимальная дальность стрельбы - 270—300 км
  • Начальная масса - до 13500 кг
  • Масса головной части - 1075 кг
  • Компоненты топлива - жидкий кислород и этиловый спирт
  • Тяга двигателя на старте - 27 т
Устойчивый полёт на активном участке обеспечивался автономной системой управления.

Вернер фон Браун в Пенемюнде, весна 1941 года
Именно ракета «Фау-2» стала первым в истории искусственным объектом, совершившим суборбитальный космический полёт. В первой половине 1944 года, с целью отладки конструкции, был произведён ряд вертикальных пусков ракет с несколько увеличенным (до 67 сек) временем работы двигателя (подачи топлива). Высота подъёма при этом достигала 188 километров.

Устройство ракеты «Агрегат 4»
Вскоре после войны англичане продемонстрировали запуск ракеты «Фау-2» (пуск осуществляли немецкие специалисты). По указанию руководства СССР советский специалист С.П. Королёв также присутствовал на этом пуске (под чужой фамилией, под видом капитана-артиллериста Советской Армии). С запуска трофейных, а позже модифицированных ракет «Фау-2» начинались как некоторые американские (программа Hermes), так и советские ракетные программы. Кстати, первые китайские баллистические ракеты Дунфэн-1 также начинались с освоения советских ракет Р-2, созданных на основе конструкции «Фау-2». Относительно последнего случая нужно, однако, особо отметить, что серьезного влияния на последующую китайскую ракетную программу выпуск Р-2 не оказал. Действительное её развитие началось с освоения Р-5М и гептиловых ЖРД конструкции Исаева, имеющих иную генеалогию.

Картинка из фильма «Девушка на Луне», нанесённая на основание ракеты
(копия первой ракеты «Фау-2» в музее Пенемюнде)
13 мая 1946 г. И.В. Сталин подписал постановление о создании в СССР ракетной отрасли науки и промышленности. В августе С.П. Королёв назначен главным конструктором баллистических ракет дальнего действия. "Тогда (…) никто из нас не предвидел, что, работая с Королёвым, мы будем участниками запуска в космос первого в мире ИСЗ, а вскоре после этого — и первого человека." писал в своих мемуарах Б.Е. Черток. В 1947 г. лётные испытания ракет Фау-2, собранных в Германии, положили начало советским работам по освоению ракетной техники.

Автопоезд с ракетой Р-1
В 1948 г. на полигоне Капустин Яр проводились уже испытания ракеты Р-1, которая являлась копией Фау-2, изготовляемой полностью в СССР. Характеристики
  • Дальность полёта — 270 км
  • Масса конструкции (без топлива) — 4,015 т
  • Масса взрывчатого вещества — 785 кг
  • Сила тяги двигателя — 27,2 тс
  • Максимальная скорость — 1465 м/с
  • Максимальное рассеивание на предельной дальности:
  • по дальности — 8 Вд = ±8 км
  • боковое — 8 Вб = ±4 км
Ракета Р-2 на постаменте на въезде в город Королёв
В том же году выходят постановления правительства о разработке и испытаниях ракеты Р-2 (индекс ГРАУ — 8Ж38) с дальностью полёта до 600 км и о проектировании ракеты с дальностью до 3000 км и массой головной части в 3 т. В 1949 г. ракеты Р-1 начали использоваться для проведения серии экспериментов по высотным пускам для исследования космического пространства. Ракеты Р-2 прошли испытания уже в 1950 г., а в 1951 г. были приняты на вооружение. 6 декабря 1957 г. решением правительства СССР, в рамках военно-технического сотрудничества, лицензия на производство, полный комплект документации на 8Ж38 и две собранных ракеты были переданы Китайской Народной Республике.

Геофизическая ракета Р-5В,
созданная на основе маршевой ступени Р-5,
в Житомирском музее С. П. Королёва.
Создание ракеты Р-5 с дальностью до 1200 км стало первым отрывом от техники Фау-2. Эти ракеты прошли испытания в 1953 г, и сразу же начались исследования использования их как носителя ядерного оружия. Автоматика атомной бомбы была совмещена с ракетой, сама ракета доработана для принципиального повышения её надёжности. Одноступенчатая баллистическая ракета средней дальности получила название Р-5М. 2 февраля 1956 г. произведён первый в мире пуск ракеты с ядерным зарядом.

Ракетный комплекс Р-5М, готовность к пуску
13 февраля 1953 г. вышло первое постановление, обязывающее начать разработку двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракеты с дальностью 7—8 тыс. км. Вначале предполагалось, что эта ракета станет носителем атомной бомбы тех же габаритов, что устанавливалась на Р-5М. Сразу после первого испытания термоядерного заряда 12 августа 1953 г. казалось, что создание ракеты-носителя для такой бомбы в ближайшие годы нереально. Но в ноябре того же года Королёв провёл собрание ближайших заместителей, на котором сообщил: "Ко мне неожиданно приезжал министр среднего машиностроения, он же заместитель председателя Совета Министров, Вячеслав Александрович Малышев. В категорической форме предложил «забыть об атомной бомбе для межконтинентальной ракеты». Он сказал, что конструкторы водородной бомбы обещают ему уменьшить её массу и для ракетного варианта довести до 3,5 т.".

В январе 1954 г. состоялось совещание главных конструкторов, на котором и были разработаны основные принципы компоновки ракеты и наземного стартового оборудования. Отказ от традиционного стартового стола и использование подвески на отбрасываемых фермах позволили не нагружать нижнюю часть ракеты и уменьшить её массу. Впервые отказались от газоструйных рулей, традиционно применявшихся со времён Фау-2, их заменили двенадцатью рулевыми двигателями, которые одновременно должны были служить и тяговыми — для второй ступени на завершающей стадии активного полёта.

из архива Александра Хороших
20 мая 1954 г. правительство выдало постановление о разработке двухступенчатой межконтинентальной ракеты Р-7 (индекс ГРАУ: 8К71; обозначение МО США и НАТО: SS-6 Sapwood). А уже 27 мая Королёв направил докладную министру оборонной промышленности Д.Ф. Устинову о разработке ИСЗ и возможности его запуска с помощью будущей ракеты Р-7. Теоретическим обоснованием для такого письма была серия научно-исследовательских работ «Исследования по вопросам создания искусственного спутника Земли», которая была проведена в 1950—1953 годах в НИИ-4 Министерства обороны под руководством М.К. Тихонравова.

Разработанный проект ракеты новой компоновки 20 ноября 1954 г. был одобрен Советом министров СССР. Необходимо было в кратчайшие сроки решить множество новых задач, в которые входили, кроме разработок и строительства самой ракеты, выбор места для стартового полигона, постройка стартовых сооружений, ввод в строй всех необходимых служб и оборудование наблюдательными пунктами всей 7000-километровой трассы полёта. Первый комплекс ракеты Р-7 был построен и испытан в течение 1955—1956 годов на Ленинградском металлическом заводе, одновременно, в соответствии с постановлением правительства от 12 февраля 1955 г. началось строительство НИИП-5 в районе станции Тюра-Там. Когда первая ракета в заводском цеху была уже в сборе, завод посетила делегация основных членов политбюро во главе с Н.С. Хрущёвым. Ракета оказала потрясающее впечатление не только на советское руководство, но и на ведущих учёных.

А.Д. Сахаров: "Мы [ядерщики] считали, что у нас большие масштабы, но там увидели нечто, на порядок большее. Поразила огромная, видимая невооружённым глазом, техническая культура, согласованная работа сотен людей высокой квалификации и их почти будничное, но очень деловое отношение к тем фантастическим вещам, с которыми они имели дело…".

30 января 1956 г. правительством подписано постановление о создании и выводе на орбиту в 1957—1958 гг. «Объекта „Д“» — спутника массой 1000—1400 кг несущего 200—300 кг научной аппаратуры. Разработка аппаратуры была поручена Академии наук СССР, постройка спутника — ОКБ-1, осуществление пуска — Министерству обороны. К концу 1956 г. стало ясно, что надёжная аппаратура для спутника не может быть создана в требуемые сроки.

Макет ракеты-носителя «Восток» (на базе Р7)
в Москве на территории ВДНХ
14 января 1957 г. Советом Министров СССР утверждена программа лётных испытаний Р-7. Тогда же Королёв направил докладную записку в Совет Министров, где писал, что в апреле — июне 1957 года могут быть подготовлены две ракеты в спутниковом варианте, «и запущены сразу же после первых удачных пусков межконтинентальной ракеты». В феврале всё ещё продолжались строительные работы на полигоне, две ракеты уже были готовы к отправке. Королёв, убедившись в нереальности сроков изготовления орбитальной лаборатории, шлёт правительству неожиданное предложение: "Имеются сообщения о том, что в связи с Международным геофизическим годом США намерены в 1958 г. запустить ИСЗ. Мы рискуем потерять приоритет. Предлагаю вместо сложной лаборатории — объекта «Д» вывести в космос простейший спутник". 15 февраля это предложение было одобрено.

Ракета Р-7 / 8К71 на стартовом столе на полигоне Байконур, 1957 г
В начале марта первая ракета Р-7 №М1-5 доставлена на техническую позицию полигона, а 5 мая вывезена на стартовую площадку № 1. Подготовка к пуску длилась неделю, на восьмой день началась заправка. Пуск состоялся 15 мая в 19:00 по местному времени. Старт прошёл нормально, но на 98-й секунде полёта произошёл сбой в работе одного из боковых двигателей, ещё через 5 сек все двигатели автоматически отключились и ракета упала в 300 км от старта. Причиной аварии было возникновение пожара в результате разгерметизации топливной коммуникации высокого давления. Вторая ракета, Р-7 № 6Л подготовлена с учётом полученного опыта, но запустить её вовсе не удалось. 10-11 июня делались многократные попытки пуска, но в последние секунды срабатывала защитная автоматика. Выяснилось, что причиной была неправильная установка клапана азотной продувки и замерзание главного кислородного клапана. 12 июля пуск ракеты Р-7 №М1-7 снова прошёл неудачно, эта ракета пролетела всего 7 километров. Причиной на этот раз стало замыкание на корпус в одном из приборов системы управления, в результате чего прошла ложная команда на рулевые двигатели, ракета значительно отклонилась от курса и была автоматически остановлена. Наконец, 21 августа 1957 г. осуществился успешный запуск, ракета № 8Л нормально прошла весь активный участок полёта и достигла заданного района — полигона на Камчатке. Головная часть её полностью сгорела при входе в плотные слои атмосферы, несмотря на это 27 августа ТАСС сообщило о создании в СССР межконтинентальной баллистической ракеты. 7 сентября осуществлён второй полностью успешный полёт ракеты, но головная часть снова не выдержала температурной нагрузки, и Королёв вплотную занялся подготовкой к космическому запуску. "Итак, по результатам лётных испытаний пяти ракет было очевидно, что она может летать, но головная часть требует радикальной доработки. Это потребует, по расчётам оптимистов, не менее полугода. Разрушение головных частей открыло дорогу для пуска Первого простейшего спутника. (…) С.П. Королёв получил согласие Н.С. Хрущёва на использование двух ракет для экспериментального пуска простейшего спутника.", - писал Б.Е. Черток.


Проектирование простейшего спутника началось в ноябре 1956 г., а в начале сентября 1957 г. ПС-1 прошёл окончательные испытания на вибростенде и в термокамере. Спутник был разработан как очень простой аппарат с двумя радиомаяками для проведения траекторных измерений. Диапазон передатчиков простейшего спутника был выбран так, чтобы слежение за спутником могли осуществлять радиолюбители. 22 сентября в Тюра-Там прибыла ракета Р-7 № 8К71ПС (изделие М1-ПС «Союз»). По сравнению со штатными, она была значительно облегчена: массивная головная часть заменена переходом под спутник, снята аппаратура системы радиоуправления и одна из систем телеметрии, упрощена автоматика выключения двигателей; масса ракеты в результате была уменьшена на 7 тонн.


2 октября Королёвым был подписан приказ о лётных испытаниях ПС-1 и направлено в Москву уведомление о готовности. Ответных указаний не пришло, и Королёв самостоятельно принял решение о постановке ракеты со спутником на стартовую позицию. В пятницу, 4 октября, в 22 часа 28 минут 34 секунды по московскому времени (19 часов 28 минут 34 секунды по Гринвичу) был совершён успешный запуск. Через 295 секунд после старта ПС-1 и центральный блок ракеты весом 7,5 тонны были выведены на эллиптическую орбиту высотой в апогее 947 км, в перигее 288 км. На 314,5 секунде после старта произошло отделение Спутника и он подал свой голос. «Бип! Бип!» — так звучали его позывные. На полигоне их ловили 2 минуты потом Спутник ушёл за горизонт.

Государственная комиссия, руководившая подготовкой пусков Первого и Второго искусственных спутников Земли. 3 ноября 1957 г. РГАНТД.
Люди на космодроме выбежали на улицу, кричали «Ура!», качали конструкторов и военных. И ещё на первом витке прозвучало сообщение ТАСС: «…В результате большой напряжённой работы научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро создан первый в мире искусственный спутник Земли…».


Только после приёма первых сигналов Спутника поступили результаты обработки телеметрических данных и выяснилось, что лишь доли секунды отделяли от неудачи. Один из двигателей «запаздывал», а время выхода на режим жёстко контролируется и при его превышении старт автоматически отменяется. Блок вышел на режим менее, чем за секунду до контрольного времени. На 16-й секунде полёта отказала система управления подачи топлива, и из-за повышенного расхода керосина центральный двигатель отключился на 1 секунду раньше расчётного времени.


Кстати, расчёты траектории вывода на орбиту Спутника-1 сначала проводились на электромеханических счётных машинах, по устройству аналогичных арифмометрам. Только для последних этапов расчётов применили ЭВМ БЭСМ-1. (Из воспоминаний Г. М. Гречко).


Ещё немного — и первая космическая скорость могла быть не достигнута.
Но победителей не судят!
Великое свершилось!

Б. Е. Черток


"Общепринятое в то время представление, что без специальной оптики, визуально, мы наблюдаем ночью подсвечиваемый солнцем спутник, неверно. Отражающая поверхность спутника была слишком мала для визуального наблюдения. На самом деле наблюдалась вторая ступень — центральный блок ракеты, который вышел на ту же орбиту, что и спутник. Эта ошибка многократно повторялась в средствах массовой информации.". Б. Е. Черток «Ракеты и люди» книга 2.


3 ноября того же 1957 года Советским Союзом был запущен второй ИСЗ весом 508,3 кг. Это была уже настоящая научная лаборатория. Впервые в космическое пространство отправилось высокоорганизованное живое существо — собака Лайка. Пресса в СССР не сразу осознала значимость события. ТАСС официально сообщило о запуске «Спутника-2» в тот же день, но в статье сначала было перечислено всё научно-исследовательское оборудование и только в конце было написано, что на борту находится собака по кличке Лайка. В западной же прессе это стало сенсацией. В статьях выражали восхищение ею и одновременно переживали. «Самая лохматая, самая одинокая, самая несчастная в мире собака» — так писала «The New York Times» в своём номере от 5 ноября 1957 года. Возвращение Лайки на Землю конструкцией космического аппарата не предусматривалось. Идеология космической гонки привела к тому, что не осталось времени на разработку системы восстановления перед отправкой Лайки в космос. После нашумевшего запуска «Спутника-1» 4 октября 1957 года, Хрущев сказал ученым, что другой спутник нужно запустить в честь стремительно приближающегося сорокалетия Октябрьской революции, 7 ноября 1957 года. «Спутник-2» готовили в жуткой спешке. Собака погибла во время полёта через 5—7 часов после старта от перегрева, из-за ошибки в расчете теплопроводности, (этот факт был раскрыт только в 2002 году), хотя предполагалось, что она проживёт на космической орбите около недели. В течение 7 дней СССР передавал данные о самочувствии уже мёртвой собаки. Только спустя неделю с момента запуска СССР сообщил о том, что якобы усыпили Лайку. Это вызвало небывалый шквал критики в западных странах со стороны защитников животных. В Кремль пришло много писем с протестами против жестокого обращения с животными и даже с саркастическими предложениями послать Первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущёва в космос вместо собаки.

Памятник Лайке на Крите
Первый памятник Лайке по факту возвели в Париже в 1958 году. Гранитная колонна была воздвигнута перед Парижским обществом защиты собак, в честь животных, которые отдали свою жизнь во имя науки. Надпись гласи: «В честь первого живого существа, достигшего космоса». На колонне красуется фигура Лайки, вглядывающаяся в «Спутник-1». В Японии образ Лайки стал символом года Собаки в 1958 году, что привело к производству большого количества сувенирных Лаек.

«Эксплорер-1» в натуральную величину
Американцам приходилось поторапливаться: через неделю после запуска второго советского ИСЗ, 11 ноября Белый дом объявил о предстоящем запуске первого ИСЗ США. Запуск состоялся 6 декабря и закончился полной неудачей: через 2 секунды после отрыва от пускового стола ракета упала и взорвалась, разрушив стартовую площадку. В дальнейшем программа «Авангард» шла очень тяжело, из одиннадцати пусков только три были успешными. Первым американским ИСЗ все-таки стал «Эксплорер» фон Брауна. США смогли повторить успех СССР лишь 1 февраля 1958 года, запустив (под командой Вернера фон Брауна) со второй попытки спутник «Эксплорер-1» (англ. Explorer-I — Исследователь), массой в 10 раз меньше первого ИСЗ. Этому запуску предшествовала неудачная попытка ВМС США запустить спутник «Авангард TV3», широко разрекламированный в связи с программой Международного Геофизического Года. Фон Брауну по политическим причинам долго не давали разрешения на запуск первого американского спутника (руководство США хотело, чтобы спутник был запущен военными), поэтому подготовка к запуску «Эксплорера» началась всерьёз лишь после аварии «Авангарда». «Эксплорер-1» прекратил радиопередачи 28 февраля 1958 года, находился на орбите до марта 1970 года. Орбита «Эксплорера» была заметно выше орбиты первого ИСЗ, и если в перигее счётчик Гейгера демонстрировал ожидаемое космическое излучение, которое было уже известно по запускам высотных ракет, то в апогее он вообще не давал сигнала. Джеймс Ван Аллен предположил, что в апогее счётчик входит в насыщение из-за нерасчётно высокого уровня облучения. Он рассчитал, что в этом месте могут находиться протоны солнечного ветра с энергиями 1-3 МэВ, захваченные магнитным полем Земли в своеобразную ловушку. Позднейшие данные подтвердили эту гипотезу, и радиационные пояса вокруг Земли называют поясами ван Аллена.

Почтовый блок СССР

Официально «Спутник-1», как и «Спутник-2», СССР запускал в соответствии с принятыми на себя обязательствами по Международному Геофизическому Году. Спутник излучал радиоволны на двух частотах 20,005 и 40,002 МГц в виде телеграфных посылок длительностью 0,3 с, это позволяло изучать верхние слои ионосферы, ведь до запуска первого спутника можно было наблюдать только за отражением радиоволн от областей ионосферы, лежащих ниже зоны максимальной ионизации ионосферных слоёв. Сразу же после запуска на это событие обратил внимание коллектив шведских учёных из только что созданной Геофизической обсерватории Кируны (ныне Шведский институт космической физики). Под руководством Бенгта Хултквиста проводились измерения суммарного электронного состава ионосферы с использованием эффекта Фарадея. При последующих запусках спутников подобные измерения были продолжены.

Л.И. Седов (второй справа)
ШУТОЧНЫЙ РИСУНОК,
полученный Л.И.Седовым от фон Брауна
(новогоднее поздравление, 1960):
командующий запуском ракеты – академик А.А.Благонравов,
наблюдатель с подзорной трубой – Вернер фон Браун,
пролетающая комета – профессор А.А.Красовский,
спутник – Л.И.Седов
День запуска первого искусственного спутника Земли совпал с открытием очередного международного конгресса по астронавтике в Барселоне. Академик Леонид Иванович Седов под овации зала сделал сенсационное объявление о выводе на орбиту Спутника-1. Многие из руководителей советской космической программы, в силу закрытости проводимой работы, оставались неизвестными в широких кругах, в связи с чем Леонид Иванович стал известен мировой общественности как «отец Спутника».

Ракеты-носители на базе Р-7
Для базирования ракет Р-7, в 1957 году, было принято решение о строительстве боевой стартовой станции (объект «Ангара») в районе посёлка Плесецк (Архангельская область). В результате длительных доработок стартового комплекса и его высокой стоимости, официальное принятие ракеты на вооружение сильно затянулось. 15 декабря 1959 года первая боевая стартовая станция заступила на боевое дежурство, через два дня постановлением Правительства СССР был создан новый вид Вооруженных Сил — Ракетные войска стратегического назначения.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 192—20 от 20 января 1960 года МБР Р-7 была принята на вооружение. 16 июля 1960 года впервые в Вооруженных Силах было проведено два учебно-боевых пуска ракеты серийного производства со стартовой позиции. Перед стартом ракету доставляли с технической позиции на железнодорожном транспортно-установочном лафете и устанавливали на массивное пусковое устройство. Весь процесс предстартовой подготовки длился более двух часов. Ракетный комплекс получился громоздким, уязвимым, очень дорогим и сложным в эксплуатации. К тому же в заправленном состоянии ракета могла находиться не более 30 суток. Для создания и пополнения необходимого запаса кислорода для развернутых ракет нужен был целый завод. Комплекс имел низкую боевую готовность. Недостаточной была и точность стрельбы. Ракета данного типа не годилась для массового развертывания. Всего было построено четыре стартовых сооружения.

12 сентября 1960 года на вооружение была принята МБР Р-7А. Она имела несколько бо́льшую по размерам вторую ступень, что позволило увеличить на 500 км дальность стрельбы, новую головную часть и упрощенную систему радиоуправления. Но добиться заметного улучшения боевых и эксплуатационных характеристик не удалось. Очень быстро стало ясно, что Р-7 и её модификация не могут быть поставлены на боевое дежурство в массовом количестве. К моменту возникновения Карибского кризиса РВСН располагали всего несколькими десятками ракет Р-7 и Р-7А и лишь пятью готовыми пусковыми площадками; к концу 1968 года обе эти ракеты сняли с вооружения.

Значение полёта

Памятная медаль
Художественный маркированный конверт
посвящённый запуску спутника. Почта СССР, 1957.
Памятник создателям первого в мире ИСЗ.
Установлен в 1958 году у метро "Рижская" в Москве. Скульптор Ковнер.
Спутник имел большое политическое значение. Его полёт увидел весь мир, излучаемый им сигнал мог услышать любой радиолюбитель в любой точке земного шара. Журнал «Радио» заблаговременно опубликовал подробные рекомендации по приему сигналов из космоса. Это шло вразрез с представлениями о сильной технической отсталости Советского Союза. Запуск первого спутника нанёс по престижу США большой удар. «Юнайтед пресс» сообщило: «90 процентов разговоров об искусственных спутниках Земли приходилось на долю США. Как оказалось, 100 процентов дела пришлось на Россию…». Результаты запуска «Спутника-1» дали серьезный толчок к развитию современного интернета: вследствие успешного запуска Спутника-1 Министерство обороны США форсировало разработку телекоммуникационной сети с пакетной коммутацией ARPANET, в основе сети были взяты идеи Пола Бэрана, которые изначально отвергались AT&T как невозможные в реализации. Интересно, что отчасти вследствие запуска «Спутника-1», так же было создано Агентство по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам США.

Радиолюбитель Roy Welch из Далласа (США)
проигрывает на магнитофоне другим радиолюбителям
записанные им сигналы первого советского спутника.
Радиолюбитель из США Дик Оберхольцер и его жена слушают сигналы
первого ИСЗ. По материалам фотоархивов журнала LIFE.
Миллионы и миллионы «простых людей» планеты восприняли это событие как величайшее достижение человеческой мысли и духа. Время прохождения спутника над различными населенными пунктами заранее объявлялось в печати, и люди на разных континентах выходили ночью из своих домов, смотрели на небо и видели: среди привычных неподвижных звезд одна — движется! Газеты того времени писали, что спутник можно увидеть на небе без использования специальных приспособлений, но это было не так. То, что все принимали за ПС-1, было центральным блоком ракеты. Он весил около семи тонн, его нахождение на орбиту было произведено одновременно со спутником, точнее, он вывел туда ПС-1. Блок «плавал» в небе, пока не сгорел. В США запуск первого спутника произвел настоящий шок. Оказалось вдруг, что СССР, страна, не успевшая ещё толком оправиться от войны, имеет мощный научный, промышленный и военный потенциал, и что с ней надо считаться. Престиж США как мирового лидера в научно-технической и военной области пошатнулся.

Астрономы из Австралии сделали снимок прохождения
Спутника над Мельбурном, 8 октября 1957.
"В ту ночь, когда Спутник впервые прочертил небо, я (…) глядел вверх и думал о предопределённости будущего. Ведь тот маленький огонёк, стремительно двигающийся от края и до края неба, был будущим всего человечества. Я знал, что хотя русские и прекрасны в своих начинаниях, мы скоро последуем за ними и займём надлежащее место в небе (…). Тот огонёк в небе сделал человечество бессмертным. Земля всё равно не могла бы оставаться нашим пристанищем вечно, потому что однажды её может ожидать смерть от холода или перегрева. Человечеству было предписано стать бессмертным, и тот огонёк в небе надо мной был первым бликом бессмертия. Я благословил русских за их дерзания и предвосхитил создание НАСА президентом Эйзенхауэром вскоре после этих событий", - Рэй Брэдбери. «Первый блик бессмертия…»


В 1999 году американский режиссёр Джо Джонстон выпускает фильм «Октябрьское небо» (англ. October Sky), сюжет которого основан на автобиографической книге Хомера Хикэма Rocket Boys («Ракетные мальчики»), рассказывающей историю из жизни сына шахтёра из маленького шахтёрского городка переживает не самые лучшие времена в 1957 году. И вот по радио сообщают новость: Советский Союз запустил спутник! США включаются в космическую гонку; кроме NASA в неё вступает один из учеников местной школы. Он «заболел» космосом, пишет письма Вернеру фон Брауну, собирает друзей и строит свою ракету… По исследованиям Universal Pictures, женщины за тридцать не пошли бы на фильм с первоначальным названием (Rocket Boys) и было решено его заменить (к слову October Sky — анаграмма от Rocket Boys). Книга после выхода фильма была переиздана также под названием «October Sky».

Радиолюбители - призеры журнала "Радио"
за научно ценные наблюдения за первыми ИСЗ. "Радио", 1958, №1.
Телескоп АВР-2 Лабораторії космічних досліджень УжНУ
Первыми смогли нанести на карту звездного неба траекторию полета Спутника-1 наблюдатели из Лаборатории космических исследований Ужгородского Национального Университета (Украина) — что и послужило причиной создания данной организации 6 октября 1957 года. В 1960-е годы Ужгородскую станцию наблюдений несколько раз посетили академики М. Келдыш и Л. Арцимович. После чего Постановлением ГКНТ при Совете Министров СССР она была расширена до ведущей лаборатории и вошла организационно в состав Проблемной научно-исследовательской лаборатории физической электроники (ПНИЛ ФЕ) УжГУ. Основной тематикой лаборатории является наблюдение ИСЗ.

Участницы конкурса «Мисс Битник»
1959 г., Венеция (Лос-Анджелес)
Огромное культурное влияние Спутника можно увидеть в волне неологизмов в английском языке. Многие слова до сих пор используются. Одним из слов, которое известно многим, и даже перекочевало в русский язык- это “битник“. Термин придумал в 1958 году обозреватель газеты “Сан-Франциско“ Херб Кеин. Он просто добавил окончание от “спутника“ к слову “beat“. Американский писатель-документалист и лексикограф Пол Диксон  приводит объяснение самого Кэина: "Я сочинил слово «битник» просто потому, что русский «Спутник» был тогда на слуху, и слово выскочило само". Таким образом Спутник сделал популярным окончание “nik“, который стал в некоторых словах эквивалентом “er“ в английском языке.


Окончание “ник“ даже обыгрывалось в сериале "Друзья", где Росс оделся в картофель “spudnik“ (от “spud“ - "картофель").

Есть в запуске первого ИСЗ (или околоспутниковых событиях) и некая таинственность:

Эти документы были рассекречены по требованию общественности

«Спутник-1» принимал загадочные послания. Управление национальной безопасности США (NSA) рассекретило сенсационный документ под названием «Ключ к внеземным посланиям» (Key To The Extraterrestrial Messages)», из которого следует: от братьев по разуму получено как минимум 31 сообщение. Принимал их первый советский спутник. А ключ к расшифровке нашел доктор Говард Кампейн. NSA пошло на поводу у общественности, которая, ссылаясь на «Акт о свободе информации», требовала, чтобы управление открыло доступ к архивам своего «Технического журнала» (NSA Technical Journal). В нем, как прознали заинтересованные активисты, и были опубликованы послания «из иных миров». То есть - от инопланетян.

Самое удивительное в этой истории то, что в ней все настоящее - и рассекреченные документы, и NSA, и секретный журнал, и доктор Говард Кампейн - известнейший математик, гений криптографии. В годы Второй мировой войны он раскалывал немецкие шифры и коды, работая в английском Блетчли-парке - главном шифровальном подразделении Великобритании. Потом переехал в США. И даже инопланетные послания были настоящими. Ну почти. Поскольку, как выяснилось, от имени инопланетян их изготавливал сам Кампейн в виде шифровок. Изготавливал исключительно для тренировки шифровальщиков. А инопланетяне были своего рода увлекательной легендой, как и байка об участии нашего «Спутника». Который, собственно, и поймать-то ничего не мог. А только передавал собственные сигналы - «бип-бип-бип». Вот на их основе математик и «творил» нечто инопланетное. Серию статей по шифровке-расшифровке и по методике использования тех или иных ключей Кампейн начал публиковать в «Техническом журнале» 1966 году. В первых публикациях он подчеркивал, что речь идет об игре в инопланетян и о некой гипотетической ситуации. Но потом перестал об этом напоминать. И у непосвященных возникла иллюзия, будто братья по разуму нам и в самом деле сигналят, а NSA это скрывает. Одно время подозревали СССР в сговоре с американцами - думали, что Союз держит в тайне истинное предназначение «Спутника-1». Ситуация вроде бы прояснилась, но не все поверили в земное происхождение посланий. Ведь некоторые так и остались нерасшифрованными. А это будут самые смелые фантазии.


Некоторые мистики утверждают: внешний вид отправленного на орбиту аппарата был предопределен несколькими веками раньше - возможно, не без божественного вмешательства. Свидетельство тому - алтарная картина кисти итальянского художника Вентуры Салимбени. Называется произведение «Прославление таинства Евхаристии». Написана картина в 1595 году. Находится в церкви Святого Лаврентия в небольшом итальянском городке Монтальчино, расположенном в 110 километрах к югу от Флоренции.

В верхней части изображения - Святая Троица - Отец, Сын и парящий над ними Святой Дух в виде голубя. Взгляните, призывают мистики, на темный, отливающий металлическим блеском шар в центре композиции. Вылитый «Спутник-1» с торчащими из него антеннами! За них держатся Бог-Отец (справа) и Сын его Иисус Христос.

Сразу же возникли две гипотезы. Первая: Бог позволил художнику заглянуть в будущее. Живописец увидел советский «Спутник-1», впечатлился и изобразил его несколькими веками раньше.

Вторая: телепатическое послание с изображением «Спутника-1» Бог направил и художнику, и конструкторам космического аппарата параллельно. От этого объект на картине XVI века и тот, что появился в 1957 году, стали столь похожими.

Идеалистические представления испортили скептики. Они уверены, что шар на картине никакой не спутник, а так называемая сфера Мира (Sphaera Mundi), она же сфера Вселенной. Живописец изобразил ее в том виде, в каком тогда представляли мироздание - согласно популярному одноименному трактату, написанному неким Джоном Галифаксом еще в XIII веке. Трактат повествовал о явлениях, происходящих в результате суточного вращения сферы Вселенной.

Штыри, которые выглядят антеннами, - это скипетры, символы власти Отца и Сына над Вселенной. Поэтому неудивительно, что они в ее сферу и упираются. А если присмотреться к странным огням на шаре, то можно увидеть, что они - Солнце и Луна.


Казалось бы, скептики напрочь лишили картину какой-либо двусмысленности. Но мистики нашли чем крыть. Подметили, что лишь Вентура Салимбени пририсовал к «Сфере Мунди» антенны, ну или скипетры, которые сделали ее похожей на космический аппарат ХХ века. На всех других средневековых полотнах из сферы ничего не торчит. Может, и в самом деле было художнику видение советского спутника?

Да и сама идея сделать космический аппарат в виде «Сферы Мунди» довольно символична для первого в мире искусственного спутника Земли. Вдруг и советским конструкторам однажды пришло озарение свыше?


В марте 1958 года, через несколько месяцев после запуска первого искусственного спутника Земли, был объявлен конкурс на лучший проект памятника-обелиска в честь открытия космической эры человечества. Первоначально место предполагаемой установки памятника было выбрано перед зданием МГУ. К 10 мая 1958 года — сроку сдачи проектов — в конкурсную комиссию поступило более 1000 проектов из 114 городов СССР и из других стран. Лучшие 365 проектов были продемонстрированы на специальной выставке в Манеже. Первой премии был удостоен проект архитекторов Александра Николаевича Колчина и Михаила Осиповича Барща (одного из архитекторов Московского планетария), инженера Л. Щипакина и скульптора Андрея Петровича Файдыша-Крандиевского под девизом «Народ-созидатель». Вторую премию получил проект «Трое» (архитекторы К. Алабян, И. Волков, скульптор А. Зеленский), третью — «Красная звезда КЭЦ» (инженер Н. Быстряков, архитектор А. Антонов). Все три премированных работы так или иначе варьировали тему взлёта ракеты. Выбор победителем проекта «Народ-созидатель» заставил пересмотреть место установки обелиска, динамичная композиция которого входила бы в противоречие со зданием МГУ, и для его сооружения отвели другую площадку — на проспекте Мира, рядом с главным входом ВДНХ. Для сооружения памятника потребовалась разработка нестандартной инженерной конструкции, которую выполнил ЦНИИПСК им. Мельникова под руководством В. Лаптева. Торжественное открытие монумента состоялось 4 октября 1964 года, в седьмую годовщину запуска первого спутника. Вместе с обелиском родился на свет и новый тип строительной конструкции – наклонная башня. История хранит в своих скрижалях лишь одно подобное сооружение – знаменитую «Падающую башню». Кстати, изначально «шлейф» взлетающей ракеты хотели сделать полупрозрачным, из стекла и с внутренней подсветкой. Но Сергей Павлович Королёв предложил покрыть памятник титаном. Этот металл используют в ракетостроении, так что всё очень символично.


На фасаде стилобата металлическими буквами выложены поэтические строки Николая Грибачёва:
И наши тем награждены усилья,
Что, поборов бесправие и тьму,
Мы отковали пламенные крылья
своей
стране
и веку своему!
В стилобате монумента в 1981 году был открыт Мемориальный музей космонавтики. В 2006 году главный архитектор Москвы А. В. Кузьмин сообщил, что вблизи монумента «Покорителям космоса» будет сооружена круглая площадь с архитектурным изображением планет Солнечной системы и памятником конструктору Сергею Королёву. В конце 2008 года указанная площадь и памятник уже существовали и вошли в состав обновлённой Аллеи Космонавтов.


4 октября 2007 года, в день 50-летия запуска ПС-1, в городе Королёве открылся памятник первому искусственному спутнику Земли.


Осенью того же, 2007, года планировалось запустить российский малый научный спутник «Юбилейный» (RS-30), созданный ОАО «ИСС» им. М. Ф. Решетнёва при участии НИЛАКТ (г. Калуга), НПП «Геофизика-Космос» (г. Москва), НПО им. С. А. Лавочкина (г. Москва), ОАО «РПКБ» (г. Раменское), Государственный космический научно-производственный центр имени М. В. Хруничева (ГКНПЦ, г. Москва), СибГАУ имени академика М. Ф. Решетнёва (г. Красноярск) и ряда высших учебных заведений, предназначавшийся для передачи звуковых сообщений, фото- и видеоизображений, рассказывающих о 50-летии запуска первого искусственного спутника Земли и космической отрасли в целом, а также для участия в образовательных программах студентов ВУЗов и проведения научных экспериментов. Однако запуск был отложен до 2008 года. Космический аппарат был выведен в космос в мае 2008 года ракетой-носителем «Рокот» с космодрома Плесецк.

На борту аппарата «Юбилейный» был установлен «движитель без выброса реактивной массы», т.е. «инерцоид», на который «Роспатентом» выдан соответствующий патент. Инициатором этой установки был генерал Валерий Меньшиков, в то время директор НИИ космических систем, потративший на этот эксперимент много времени и средств. Эксперимент финансировался в рамках межгосударственной российско-белорусской программы «Космос СГ», где главным исполнителем является также Валерий Меньшиков (однако другие источники утверждают, что, вопреки распространённому мнению, аппаратура не проходила сертификации в Роскосмосе, спутник — студенческий, и, в принципе, любая техника могла принять участие в научной программе спутника). Учёные многократно предупреждали, что подобный движитель не может создать тягу в космосе, поскольку это противоречило бы одному из фундаментальных физических законов, — закону сохранения импульса. Доводы специалистов, объяснявших В. Меньшикову и его единомышленникам, что работа движителя — это фокус, основанный на возникающем нелинейном трении в подшипниках, и что в невесомости он работать не будет, не подействовали. Однако авторы «чуда техники» уверяли, что в НИИ КС движитель работал и создавал тягу в 28 грамм. В СМИ этот движитель вскорости был прозван «гравицапой» (как в знаменитом фильме Георгия Данелии "Кин-дза-дза"). Впрочем, по некоторым сведениям устройство это любовно называл гравицаппой сам создатель, говоривший об успешных испытаниях на Земле. Авторы «чуда техники» уверяли, что в НИИ КС движитель работал и создавал тягу в 28 грамм, и якобы даже заявляли, что уж в космосе-то гравицаппа может разогнаться до бесконечности. После принятия решения об установке, сотрудники Роскосмоса написали несколько негативных экспертных заключений. Однако было поздно — если снять «гравицапу», нарушилась бы центровка аппарата. Чтобы избежать конфуза, было решено оставить её на спутнике, но не включать. В июне-июле того же года были проведены первые испытания, результаты которых были названы «неоднозначными», а в феврале 2010, по инициативе некоего «общественного ЦУПа», включение всё же состоялось и начались полномасштабные эксперименты. Как и ожидали учёные, наука подтвердила свою правоту — выведенный в космос движитель не смог изменить орбиту спутника. По мнению академика Эдуарда Круглякова, председателя Комиссии РАН по борьбе с лженаукой, эксперимент нанёс ощутимый ущерб как финансам, так и научному престижу России. По мнению академика Владимира Захарова, сам по себе эксперимент государству обошёлся недорого, однако ГКНПЦ, заместителем директора которого является В. Меньшиков, несёт ответственность за ряд неудач в ракетно-космической отрасли России. Захаров предполагает, что эти неудачи связаны с засилием в ГКНПЦ лжеучёных.

В одном из интервью газете "Время" (в 2010 г.) Валерий Меньшиков рассказал, как появилась идея заняться гравицапой: "Примерно в 2000 году ко мне пришел Спартак Михайлович Поляков - ученый и талантливый инженер. В одном из стихотворений, написанных за несколько месяцев до смерти, он отождествлял себя с «межзвездным странником». Всю жизнь он работал над созданием гравитационного двигателя. Вместе с сыном Олегом Поляков попытался дополнить механику Ньютона простым уравнением, связывающим вращательное движение массы с ее собственным гравитационным полем. Я увидел у Полякова, что есть некая сила, которая позволяет поддерживать в подвешенном состоянии конструкцию весом 40 кг, и понял, что надо заниматься этой проблемой".

А вот то самое стихотворение:

Живу "на стреме", жду сигнала
Или нежданного гонца. 
Живу как будто бы "сначала"
Но в то же время и с "конца". 
Так, кто же я; Межзвездный странник?
Или шизоид прописной? 
В чем цель и смысл моих скитаний?
В чем цель и смысл моих терзаний?
В чем цель и смысл моих дерзаний?
И есть ли смысл в судьбе такой? 
Простите все, кого обидел,
Недолюбил и недодал,
Кого за подлость ненавидел,
Кого без меры обожал,
"Простите" или "не простите". 
Того, что было, не вренешь.
А истина, лишь потерпите,
Она сотрет, как тряпкой, ложь.
(апрель 2003 год)

Впрочем, в 2011 г. «Юбилейный» успешно отработал свой срок активного существования (3 года), и 28 июля 2012 г. был заменен российским малым космическим аппаратом «МиР», также известным как «Юбилейный-2» (RS-40).


В 1960 г. вышел советский мультипликационный фильм «Мурзилка на спутнике», режиссёров Евгения Райковского и Бориса Степанцева, композитор — Никита Богословский, посвящённый теме освоения космического пространства.


По мотивам мультфильма «Мурзилка на спутнике», ставшего очень популярным в СССР 1960-х годах, издательством «Детский мир» в 1961 г. была выпущена одноимённая книга (тираж — 200 тысяч экземпляров).

Открытки серии «Мурзилка на спутнике»
Издательством «Советский художник» в 1964 году была издана серия открыток (12 штук) под тем же названием (художники: И. Знаменский, Б. Степанцев; автор текста: Л. Аркадьев). Тираж — 240 тысяч экземпляров.


И, конечно же, "Спутник-1" не мог не попасть на новогодние открытки.


В честь 40-летия запуска первого спутника, 4 ноября 1997 года, космонавтами с орбитальной станции "Мир" был вручную запущен "Спутник-40" (модель сделанная российскими студентами Политехнического института в Нальчике (Кабардино-Балкария) (конструкция) и французскими студентами колледжа Жюля Рейделле в Реюньоне (передатчик), в масштабе 1:3). Спутник прекратил вещание 29 декабря 1997 года, после того как батареи разрядились.

>
Сердце Плутона.
Фото: NASA / Johns Hopkins University Applied Physics Laboratory /
Southwest Research Institute
Расположение равнины Спутника на Плутоне
(карта с предварительными названиями)
Недавно в честь первого искусственного спутника Земли была названа равнина, являющаяся самой заметной частью знаменитого «сердца» Плутона. Равнина была выявлена на первых детальных фотографиях Плутона, полученных 15 июля 2015 года. Название официально утверждено Международным астрономическим союзом 8 августа 2017 года.


ВДНХ, модель Спутника-1 в павильоне "Космос". 11 июля 1968 г.
В 2003 году копию "Спутника-1" пытались продать на аукционе eBay. По оценкам некоторых исследователей, в Советском Союзе было изготовлено от четырёх до двадцати моделей (точных копий), для тестирования, демонстраций и дипломатических подарков (один из таких подарков советское правительство передало в дар ООН, модель размещена во входном зале Штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке). Точное количество моделей никто не может назвать, т.к. это было засекреченной информацией, тем не менее многие музеи мира уверяют что у них аутентичная копия.

"Простейший спутник первый". Процесс сборки.
Кстати, из первого ИСЗ (верее из его дублера) сделали настоящий самовар. Историю эту поведал полковник в отставке Александр Евгеньевич Митенков, служивший на момент произошедшего события (начало 1980-х) в Главном штабе ПВО начальником направления по войскам ракетно-космической обороны: "Однажды случилась накладка: сработала тревожная команда на одном из комплексов противовоздушной обороны. Виновником переполоха оказался только что запущенный на орбиту спутник, бортовая аппаратура которого почему-то стала работать на «неправильной» частоте. Поскольку этот орбитальный аппарат относился к ведению Главного управления космических средств (ГУКОС), то меня и еще нескольких офицеров из главкомата направили туда — разбираться.
С нашей «делегацией» занимался космонавт № 2 — Герман Титов, который был в ту пору уже генералом и занимал должность первого заместителя начальника ГУКОС. Переговоры затянулись до обеда, и Герман Степанович повел нас в гукосовскую столовую. Под конец трапезы знаменитый космонавт говорит: «А на третье мы пьем чай из во-он того самовара. Причем обратите внимание: эта водогрейная машина необычная — космическая. Самовар сделан из первого в мире искусственного спутника Земли!..»
Оказывается, к знаменитому космическому старту 4 октября 1957 года подготовили три экземпляра спутника: один из них в итоге вывели ракетой на орбиту, другой выполнял роль дублера на случай каких-то неполадок с основным «шариком» (данный космический аппарат потом оказался в музейной экспозиции), и был еще номер третий — тоже запасной, на всякий случай. После удачного запуска основного аппарата этот «резервист» довольно долгое время хранился на космодроме, лежал в одном из технологических помещений. А потом — по словам Германа Степановича, вроде бы сам Королев так распорядился — его передали как реликвию «по принадлежности» в ГУКОС, который являлся головной организацией. Но возникла проблема: куда в административном здании девать такую штуку? У Спутника-1 ведь каждая из четырех антенн длиной почти 3 метра! Кто-то из начальства догадался: давайте сделаем из королевского подарка самовар для столовой...
Усы-антенны с аппарата сняли, приборную начинку из него вынули, а оставшийся после этого пустотелый «шарик» отправили в Тулу. Тамошние мастера приделали к корпусу бывшего спутника ножки, конфорку, кран, две ручки... Получился замечательный самовар — очень емкий: ведь диаметр сферы-оболочки спутника, из которой он сделан, 58 см. Этот уникальный «космический» образец водогрейной машины привезли в Москву и установили в столовой ГУКОСа...
Потом организацию расформировали и дальнейшая судьба этого самовара-спутника неизвестна".
Жаль, что этот удивительный самовар - первый спутник Земли,- который стоил, поистинне, баснословные суммы, утерян. Зато есть другие, похожие:

известный "Спутник" Суксунского завода
Самовары под кодовым названием "Спутник" выпускались на заводе в Суксуне (Пермский край). Дизайн его сделал пермский художник Константин Собакин. Интересная штука, у которой часто, как пишут современники, отламывались ножки. Кстати, Суксунский завод начинал выпускать самовары раньше Тульского завода. Раньше начал - раньше кончил, суксунского завода уже нет.

ленинградский "Спутник"
Это самовар-"спутник" ленинградского завода "Арсенал". Изделие производилось в рамках конверсии из настоящих гидрометеорологических (и возможно, военных) спутников. Причем, согласно легендам предприятия, самовар заводу дался с большим трудом, спутники делать было легче. Но сделали.


Этот самовар-"спутник", называется "Волжанин", и соответсвенно, его выпускали на Волге - в Куйбышеве (Самаре), на куйбышевском заводе "Металлист", который, к словуЮ был эвакуирован в 1941 году из Тулы. Мастерство, как известно, не пропьешь - и самарские умельцы наладили производство фирменного тульского изделия. Купить его в 80-ые годы даже в Куйбышеве было трудно, обычно эти самовары шли на подарки ударникам труда. А расписанные под хохлому и гжель отправляли в московские магазины сувениров для иностранцев или прямо на экспорт. Кажется, делают самовары в Самаре и по сей день.

Впрочем. Не чаем же отмечать столь знаменательный юбилей. Предлагаю несколько коктейлей, которые, кстати, были созданы под впечатлением от спутника.


Название этого коктейля на русском языке звучит не так конкретизированно как на английском, хотя произносится абсолютно одинаково – Спутник. Омонимичность слова Спутник в русском может сбить с толку, хотя из английского названия абсолютно ясно – речь идет о первом искусственном спутнике Земли запущенном Советским Союзом 4 октября 1957 года с полигона “Тюра Там”. Название первого спутника стало именем собственным и оно одинаково во всех языках – Спутник, Sputnik. Таким образом коктейль Спутник посвящен непосредственному первому шагу человека в космос, не меньше.

Автор этого коктейля неизвестен, но придуманная им истинно мужская смесь – водка (это понятно, это дань СССР) и горькая настойка Ферне Бранка (вероятно воплощение черного-черного космоса) сбалансированы соком лимона и сахаром в горький и богатый вкусом аперитив.


45 мл водки
15 мл Ферне Бранка
15 мл свежевыжатого сока лимона
1/2 ч.л. сахара
Шейк. Коктейльный бокал.

Горький, чуть кисловатый коктейль с приятным мягким, бархатистым вкусом и ароматом, удовольствие для настоящего мужчины и знатока. Без сомнения шикарный аперитив, но мне кажется будет относительно неплох и для снятия похмелья (но при условии, что у вас крепкий желудок).

Да, кстати, если на необъятных просторах интернета, вы, настоящий имбайбер-эрудит, вдруг встретите иной состав коктейля Спутник – что-то вроде жуткой смеси апельсинового сока, сливок, водки и персикового шнапса – закройте немедленно этот ужас, это не ваше, это не тру… Это для дикарей…

Рисунок Херлуфа Бидструпа
Впрочем, ради хохмы, можно вспомнить еще 1 коктейль "Спутник".

Шуточный коктейль "Спутник".
Появился в Европе в конце 50-х годов прошлого века после запуска первого спутника.
Рецепт: наливаем рюмку (стакан - емкость по желанию) водки, отпиваем половину, доливаем коньяком, отпиваем половину, доливаем водкой, отпиваем половину... Повторять пока в ушах не будет слышаться "пи-пи-пи..." Кстати, это "пи-пи-пи..." в то время европейцы обыграли еще одним способом. В Италии на центральной площади одного из городов, установили огромный глобус. Вокруг него кружит спутник и пищит "пи-пи-пи...", но когда пролетал над Америкой, ясно слышалось "ха-ха-ха..."


На сегодня просторы околоземного пространства бороздит примерно 13 тысяч искусственных спутников, «умеющих делать» множество важных и полезных вещей. Больше всего на орбите американских спутников. Второе место у России. Третье у Китая. Благодаря им в любой точке нашей планеты могут работать спутниковые телефоны, спутниковые навигационные системы, спутниковое телевидение. Карты самых известных поисковых систем так же оснащены кнопкой «вид со спутника», позволяющей увидеть фото любой части планеты с огромной высоты. И все это благодаря тому маленькому Спутнику, запущенному 60 лет назад...

Комментариев нет :

Отправить комментарий