воскресенье, 16 июля 2017 г.

16 июля. Крытому рынку на Бессарабке - 105 лет


Вряд ли в Киеве найдется место, имеющее большую важность для коренных киевлян, нежели Бессарабский рынок или Бессарабка — крупный крытый рынок (кстати, первый крытый рынок на территории Киева), расположенный в центре Киева на Бессарабской площади, которая находится на западном конце Крещатика, главной и наиболее известной улицы города. Сегодня это гастрономический центр, в котором удачно сочетается культурное и архитектурное, историческое и кулинарное значения. Здесь отовариваются бизнесмены и политики, тусуется молодежь, здесь рождаются городские легенды и прогрессивные веянья. Тем более удивительно, что торговое значение этого места имеет не такую и длительную, хоть и наполненную событиями и стечениями разных обстоятельств, историю, и сегодня, 16 июля 2017 года, отмечает всего лишь 105 лет со дня окончания строительства. Но еще более удивительно то, что сегодняшнему юбиляру повезло остаться в когорте немногочисленных зданий начала прошлого века, доживших до наших дней в первозданном виде, не искаженном войной, перестройками, и не разрушенном «Иванами, не знающими родства», которым бы бросился в глаза лакомый кусок земли в самом центре Киева, и даже, в отличие от многих строений начала XX века, сохранить свою первородную «профессию». Впрочем, когда строительство рынка только начиналось, предполагалось, что он станет эдаким храмом Меркурия, каких в Российской империи еще не бывало. Планировалось, что под одной крышей будут мирно сосуществовать мясной рынок, публичная библиотека и зал для выступлений духовых оркестров. Грандиозная затея реализована лишь наполовину. Снаружи Бессарабка и в самом деле выглядит как какой-нибудь античный храм. Но внутри кроме горластых торговок так никто и не поселился. Среди киевлян рынок слывет безбожно дорогим (есть даже поговорка «дорого, как на Бессарабке»), но для разовой покупки украинских гостинцев – шматка сельского сала, банки майского меда или «Киевского торта» – самое подходящее место.
Бессарабка. Середина 1860-х
Крещатик, сегодняшняя главная улица столицы, до конца XVIII века оставался местом выгула скота и собственно в городскую черту не входил. Однако, в 1797-ом году на Крещатик перевели из города Дубно Контрактовую ярмарку, которая, став важнейшим пунктом пополнения городской казны, обеспечила древнему городу возможность для нового скачка развития. Тогдашний архитектор Киева Андрей Меленский быстро понял, что Крещатик может иметь колоссальное значение для города по сразу нескольким причинам: он может обеспечить соединение трех разрозненных частей города, а также связать их с дорогой в город Васильков. Бессарабка же, как юго-западная окраина города, первоначально имела довольно злачную репутацию. Впервые она упоминается в исторических документах конца XVIII века — тогда здесь была конная почтовая станция, на которую прибывали путешественники с юга (примерно там, где в свое время находился памятник Ленину, стояла так называемая «рогатка» — «шлагбаум», где проверялись паспорта), и вокруг которой, как водится, собирались вездесущие торговцы. В 1834 году было утверждено «Положение об устройстве Киева», а 1837-го — новый проект планировки и застройки города авторства Викентия Беретти, по которому Киев был разделен на шесть административных частей. Этим проектом Бессарабскую площадь была включена в городской зоны, и когда стремительными темпами застраивались Крещатик и «Новое Строение» — нынешние улицы Большая Васильковская, Антоновича, Саксаганского, площадь Льва Толстого — она со своим живым торжищем с окраины превратилась в один из ключевых районов города. Впрочем, еще во второй трети ХІХ века Бессарабку, которая представляла собой пустырь — здесь заканчивался город — не упоминали среди рыночных площадей Киева. Она постоянно заливалась водой, бегущей со всех окрестных холмов (не спасала даже «труба», проложенная здесь же для приёма сточных вод и всяческих нечистот), и была усеяна бытовыми отходами, являясь очагом всевозможных эпидемий. Место было знаменито и тем, что здесь собирались босяки и разный преступный элемент: появляться в районе Бессарабке вечером было опасно. Впрочем, здесь были постоялые дворы, позже начали устраивать балаганы, цирковые павильоны и прочие развлечения. В 1869 году решили было на месте бывшего пустыря с дурной репутацией оформить площадь, установить на ней памятник гетману Богдану Хмельницкому (и площадь тут же назвали в честь Хмельницкого; официально это имя оставалось за ней вплоть до 1910-х годов, хотя памятник Богдану давным-давно стоял на Софийской площади). Но в 1874 г. киевские власти, начав застраивать Крещатик банками и магазинами, решили перевести небольшое торжище с Крещатика на Бессарабку (которое к началу ХХ в. представляло стоящие впритык разнообразные торговые павильоны): это было обусловлено удобным подвозом по Большой Васильковской и одновременной близостью к густонаселенным улицам центра. Когда рынок полностью переместился на Бессарабскую площадь – там как раз стояли временные деревянные цирки, где выступали известные клоуны, циркачи от которых киевляне были в восторге. Здесь, как писали тогда газеты, блестяще «совершил набег» цирк известного в дальнейшем Вильгельма Сура. И кстати Иван Куприн написал свое произведение «Ольга Сур» именно в этом цирке...

До сих пор у историков нет единой версии возникновения названия. Многие считают, что Бессарабский торг обязан своим названием большому количествуторговцев из южных губерний из южных губерний, в частности, из Бессарабии (области между Черным морем, Дунаем, Прутом и Днестром, отвоеванной Российской империей у Турции в ходе русско-турецких войн и находящейся частично на территории Украины в Одесской области и в Молдавии), которые торговали овощами, вином и фруктами. К слову, торговали тут и крымские татары, приезжавшие в древний город на верблюдах. Другие же разделяют точку зрения киевского историка-священника XIX века о. Петра Лебединцева, утверждавшего, что «бессарабами» в первой трети XIX в. почему-то называли местную босячню: "На киевской Бессарабке в нескольких хибарках под горой собиралась всякая приблудная вольница, от чего пошло и название этой местности". Босяки, мол, находили себе убежище на тогдашней юго-западной окраине города, и оттого ее прозвали «Бессарабкой». С Петром Лебединцевым соглашается и кандидат филологических наук, сотрудник Института языкознания Национальной академии наук Украины Андрей Звонарев. Он отмечает, что этимологически «Бессараб» (или «Басараб») происходит от слова «бастараб» или «бастарад» — уничижительной клички простолюдинов, плебсов и шаромыжниками, которое в современном звучании более известное как «бастард». "Поэтому версия отца Петра не всем по душе хотя бы потому, что очень неприятно переводить Бессарабку как бомжарню", — говорит Михаил Кальницкий.

Бессарабский рынок без здания конец XIX века
К началу ХХ века, когда Киев уже в немалой степени «евопеизировался», а Крещатик блистал фешенебельными отелями и новыми нарядными домами, которые выросли на Бибиковском бульваре, это торжище на Бессарабке, выделяясь своим крайне непритязательным видом, мягко говоря, портило внешний вид центра Города. Гужевой транспорт вливался в Бессарабскую площадь с Крещатика и Бибиковского бульвара. Фельетонист 1902 года ехидничал: «Бессарабка во всем своем безобразии помещается на открытом и самом видном месте. Она производит впечатление гнойного волдыря на кончике красивого, классического носа [подразумевается Крещатик]. Почему это место, столь удобное для эксплуатации под какое-нибудь общественное здание – театр, пассаж или хотя бы гостиницу, – остается втуне, в мерзости и в запустении, этого ни один мудрец разрешить не сумел бы». Муниципалитет неоднократно предлагал снести торг, который «искажал лицо европеизированного Киева», и построить на его месте цирк или новый отель — вроде соседних «Пале Рояль» и «Националь». Но площадь уж слишком подходила для торгового дела, чтобы так просто от них отказаться, поэтому все чаще звучала идея о возведении на ней облагороженного крытого рынка. Мысль о превращении неухоженного торга в благоустроенный крытый рынок все чаще посещала киевлян (некоторые утверждают, что идеи крытого рынка в столице, где находились бы все необходимые службы, "витали в воздухе" еще в 1873 году, в то время, когда в Париже, например, или в Лондоне подобное уже давно стало составной частью жизни горожан: опыт Западной Европы показал, что открытые рынки, подвергаясь разрушительному действию дождей, пыли и т. п., никогда, в какой бы чистоте они ни содержались, не могут отвечать санитарным и гигиеническим требованиям). В одном из путеводителей того времени озвучили реальный план относительно Бессарабки: «Площадь загромождена железными и деревянными лавчонками и крайне неприятна. Давно уже проектируется снести все эти лавчонки и построить здесь здание для цирка с магазинами в нижнем этаже». Это, кстати, считалось высокорентабельным вложением муниципальных средств. Одна беда: взять да отстегнуть на это дело сразу порядка полумиллиона рублей, при годовом городском бюджете в, не представлялось возможным. К тому же, как всегда, казна и, даже, царь отказывали в кредите, а министерство внутренних дел не давало разрешение на заем. "Выбить" же средства у прижимистых доморощенных предпринимателей на данную "аферу" было еще сложнее.

Бессарабская площадь до строительства рынка.
Фотография начала XX века.
Впрочем, еще в 1888 г. инженер-полковник М. Фабрициус серьезно задумал возвести рынок в собственной усадьбе на Думской площади — приблизительно там, где сейчас Главпочтамт. Городская дума долго рассматривала и все же в мае 1889 г. отклонила предложение. Однако в 1895-м Фабрициус, ставший генерал-майором, добился своего, хотя в этот раз это был совсем иной проект. «Киевлянин» красочно рассказал о нем: «Домовладелец одной из самых крупных усадьб на Крещатикской площади генерал Фабрициус приступил к постройке в его усадьбе первого в Киеве крытого рынка. Усадьба, которая майдан представляла собой сплошные крутые обрывы высоких гор, в течение нескольких лет постепенно была спланирована до уровня Крещатикской [ныне - Незалежности] площади, для чего пришлось снять свыше 2000 куб. саж. земли (9100 куб. м. — В. К.). Усадьба представляет собой совершенно правильный четырехугольник, отделенный со стороны площади высоким домом. По сторонам этого четырехугольника, внутри усадьбы, строятся в настоящее время еще три корпуса по всей длине этих линий, причем в нижних этажах корпусов будут устроены помещения для магазинов; часть одного из корпусов уже возведена в настоящее время под крышу. Крытый базар будет помещаться посредине усадьбы и будет представлять собой большое здание на каменном фундаменте, состоящее из железа и стекла. Между рынком и корпусами, в которых будут устроены магазины, оставляются промежутки для проезда повозок и экипажей. Внутри здание будет разделено на отделения, в которых будет производиться торговля зеленью, овощами, мясом, рыбой и прочими продуктами». Скорее всего, это был торговый квартал, а не то, что мы называем крытым рынком. F d 1902 г. было отклонено предложение купца Л. Кучерова о постройке рынка круглой формы между зданием городской думы и фонтаном за ней (правая сторона майдана Незалежности).

Л.И.Бродский
Впрочем, с появлением капитального рынка на Бессарабке, которая и до сегодняшнего дня могла бы оставаться местностью с неопределенным значением, если бы не "счастливый" случай, сей "мини-маркет" прекратил свое существование, очевидно, не выдержав конкуренции. Судьбу площади и целого города, решила добрая воля мецената и благотворителя (а по совместительству богатейшего сахарозаводчика, учредителя пароходства, суда которого ходили по Днепру, директора Киевского общества водоснабжения, а так же мультимиллионера) Лазаря Израилевича Бродского, заодно и "подставив" отставного военного и его семью... Стоит прояснить, что еврейская община Киева того времени, к слову, одна из самых многочисленных в Империи, имела традицию материально поддерживать друг друга. Семья Бродских жертвовала средства в строительство целого ряда знаковых зданий Киева: Хоральной синагоги (она названа в честь Бродского), Киевского политехнического института, Троицкого народного дома (в котором сейчас находится Театр оперетты), Бактериологического института (нынешний Институт эпидемиологии и инфекционных заболеваний имени Льва Громашевского), Клиники акушерства по Бибиковскому бульвару (ныне бульвар Шевченко), Еврейского училища (теперь это первый корпус Института электросварки имени Патона), Коммерческого училища (улица Воровского, 24, сейчас там находится бизнес-центр); и стремилась не допустить упадка своих детищ. Лазарь Бродский, скончавшийся в 1904 году, в 8-м параграфе своего завещания отписал городу 500 тысяч рублей на строительство крытого рынка. Казалось бы, можно кричать ура? Однако щедрое пожертвование Бродского сопровождалось одной оговоркой. Принимая эти деньги, город должен был принять на себя обязательство во веки веков ежегодно выплачивать 4,5 % завещанной суммы (т.е. 22 500 руб.) в пользу благотворительных учреждений, опекавшихся Бродским, – бактериологического института, еврейской больницы, ремесленного училища и др. Расход в 4,5 % был гораздо меньшим, чем ожидаемая прибыль от сдачи в аренду рыночных мест, при том, что само здание город получал даром. И все же городские власти решили… отказаться от наследства Бродского. Рассуждали они, скорее всего, так: крытый рынок сегодня есть, а завтра, чего доброго, вполне себе может сгореть, а пособие в любом случае придется выплачивать во веки веков. Завещатель, впрочем, предвидел такой оборот. Душеприказчикам было предписано, в случае отказа от дара, вложить эту сумму в ценные процентные бумаги, с передачей отчислений на благотворительные учреждения. При этом, однако, вопрос о постройке рынка откладывался на неопределенный срок, а желание Лазаря Бродского принести пользу городу оставалось неисполненным.

Авраам Гольденберг
И тогда один из душеприказчиков покойного, староста хоральной синагоги и профессиональный юрист Авраам Гольденберг, предложил поистине соломоново решение. Как пишет известный киевовед Михаил Кальницкий, идея заключалась в следующем: «Город сам выпускает специальные ценные бумаги – облигации целевого 4,5 % займа для постройки рынка (такая эмиссия допускалась законом). Душеприказчики на завещанную сумму полностью выкупают эти облигации на весьма льготных для города условиях, платя практически полным рублем – при том, что в случае обычной реализации займа городская касса обычно недосчитывалась минимум 15-20 % суммы эмиссии [обычно облигации, выпускавшиеся городом, раскупались плохо, поэтому зачастую их приходилось продавать дешевле номинала]. Заем проводился по схеме долгосрочной (на 64 года) ипотеки. Обслуживание долга заемщиком-городом состояло из выплаты 4,5 % процента в год по займу (они прямым путем шли в пользу благотворительных учреждений) и дополнительного платежа, примерно 0,5 %, в фонд погашения. Такие платежи не отягощали городской бюджет, поскольку доходы от рынка предвиделись, повторяю, намного выше, нежели 5 % в год. Обрастая процентами и процентами на проценты, фонд погашения по истечении 64 лет разрастался до нарицательной суммы всех облигаций (526 тысяч рублей). С этого момента город освобождался от долга и мог безраздельно пользоваться доходами от рынка». Душеприказчикам же после этого оставалось вложить 500 тысяч в любые другие ценные бумаги, чтобы проценты с них шли на благотворительные цели. Таким образом, идея Гольденберга гарантировала, что:
  1. душеприказчики ни в одной букве не отступают от завещания;
  2. благотворительная субсидия обеспечивается постоянно;
  3. город выгодным образом приобретает ценнейшую недвижимость, не связывая себя вечными обязательствами;
  4. в глазах киевлян строительство крытого рынка неотделимо от имени Лазаря Бродского.
Разумеется, это предложение было немедленно принято. Но, никто тогда не мог знать, что уже через 10 лет власть в стране захватят большевики, обеспечив разрыв всех поставленных договоренностей. Облигации и купоны городского займа, рассчитанного аж до 1971 (!) года, превратились в никчемные бумажки, а рынок вместе с Бактериологическим институтом и еврейской (теперь Областной) больницей национализировала советская власть…

"На наши базары раньше не обращали никакого внимания: они находились в крайне антисанитарном состоянии", – констатировалось в "Обзоре деятельности Киевской городской думы за четырехлетие 1906-1910 годов", подготовленном группой гласных Думы. В то отчетное четырехлетие санитарный отдел взял в свои руки очистку базаров, которая раньше отдавалась "на откуп" подрядчикам, мало думавшим о чистоте, а больше о своих доходах. Санитарный отдел учредил в целях наведения чистоты специальный санитарный обоз и даже образовал Санитарный двор. За короткое время на многих киевских базарах появились заасфальтированные площадки, почти все городские рынки были вымощены, усилился контроль за качеством продаваемых продуктов и "санитарным состоянием торговцев". В первую очередь это касалось качества мясных, рыбных и молочных продуктов. Сегодня, как и сто лет назад, сплошь и рядом можно наблюдать, как на стихийных базарах продается неклейменное, то есть не прошедшее санитарный контроль мясо. В ряде случаев подобное можно расценивать как преступление, поскольку иные продавцы предлагают покупателю "с земли" зараженное, больное мясо, а то и вовсе дохлятину, впрочем, по бросовой цене, чем пользуются, прежде всего, скряги и неимущие слои населения. В начале ХХ в. властям все же удалось навести относительный порядок в столь непростом вопросе. Началось все с ужесточения контроля на городских скотобойнях. До 1905 г. "внутренние органы убитого скота осматривали фельдшера, а ветеринарные врачи являлись только контролерами, изредка заглядывая на скотобойни для беглого осмотра туш. Само собой разумеется, что в первую же очередь, в интересах охраны народного здравия, пришлось в корне реорганизовать систему осмотра мяса", – сообщалось в упомянутом мной "Отчете…". Так в Киеве появился "прародитель" нынешнего главного санитарного врача – старший ветеринар. Именно он и вменял, согласно инструкции, "каждому ветеринарному врачу производить тщательный осмотр мяса. Ни одна ту-ша не может быть заклеймена без осмотра внутренних органов самими ветеринарными врачами". Благодаря этому увеличился процент выбраковки мяса. Была пересмотрена система штрафов в сторону их увеличения. Что и говорить, мера непопулярная, но необходимая. Нам бы так ныне! А то гляжу я на окровавленные клетчатые сумки киевских торговок мясом, прохожу, затаив дыхание, мимо лотков с мороженой рыбой (это в тридцатиградусную жару!) и не перестаю восхищаться мудростью и порядочностью градоначальников ушедших времен. Вот отрывок из интересной, на мой взгляд, инструкции, составленной санитарным отделом Думы: "Число мясных лавок, колбасных магазинов в городе сильно возросло. Необходимо охранять конечные пункты города, чтобы не было тайного подвоза в город неклейменного мяса. Поэтому в Киеве учреждаются ночные и утренние дежурства урядников и контролеров, должны проводиться внезапные осмотры складов для сала, колбасных фабрик. Также следует ежедневно проверять мясные лавки и рундуки". Особое внимание уделял город и условиям хранения клейменного мяса как скоропортящегося продукта. Одним из побудительных мотивов для улучшения санитарного состояния в городе и стала возможность создания сети крытых рынков с обязательным устройством в них ледников (холодильных отделений).

Кстати. В феврале 1907-го о подобном замысле — рынке на Думской площади на собственные средства — заявил архитектор и гражданский инженер Гаврило Петрович Позняков. «Киевлянин» разъяснил: «Здание должно быть построено по образцу самых усовершенствованных заграничных рынков из кирпича, бетона и железа. По истечении 20 лет рынок поступает в собственность города. Помимо этого, Позняков обязуется в течение указанного срока уплачивать городу ежегодно по 1000 р. аренды за площадь. Если город не примет этих условий, то Позняков предлагает за пользование площадью ежегодно уплачивать по 5000 руб. с тем, что по истечении 12 лет город может во всякое время выкупить у него рынок по действительной стоимости его постройки. Детальные условия договора и план постройки Позняков желает выработать совместно с городской управой, если его предложение будет принято думой». Но этого не случилось, потому что в августе 1907 г. киевский губернатор П. Игнатьев «не нашел возражений против решения думы построить крытый рынок на Бессарабской базарной площади». «нТак как наиболее центральным является Бессарабский базар, то Дума и постановила на площади этого базара построить крытый рынок», — отмечалось в "Известиях" Киевской думы за 1907 год.

1908 год. Проект Бессарабского крытого рынка
Вскоре после получения по займу 1907 г. (облигаций на сумму 526 тысяч рублей, которые наследники Лазаря Бродского приобрели весьма выгодно для себя: 97 рублей за 100) живых денег, в начале 1908-го, городскими властями была создана специальная строительная комиссия, которая постановила открытый конкурс проектов не объявлять, а провести закрытый конкурс проектов крытого рынка, и поручить архитекторам Э. Брадтману, Г. Гаю, А. Кобелеву, А. Кривошееву, А. Минкусу до 20 апреля 1908 г. подать свои предложения. При этом комиссия определила некоторые технические условия, о которых пресса проинформировала читателей: «В проект крытого рынка включен также проект городской публичной библиотеки, главного центрального павильона рынка, цветочного рынка и других мелких сооружений [такой себе культурно-торговый винегрет]. Не желая выходить с базаром и торговыми рядами прямо на главную улицу города, в одном из центральных мест ее, постановлено перед зданием главного павильона рынка устроить здание городской публичной библиотеки, которое и должно собой закрыть базарную площадь. Это здание по своей солидности и красивому строгому внешнему виду должно украсить это место города, а за этим зданием уже расположится рынок. Под здание публичной библиотеки отводится площадь около 300 кв. сажень, под главный центральный павильон рынка — около 950 кв. саж. и под цветочный рынок около 60 кв. саж. [1 кв. саж. = 4,55 кв. м.]. Для библиотеки проектируется каменное здание в два этажа с подвалами. Цветочный рынок будет представлять собой легкое металлическое здание из оцинкованного железа или смешанной конструкции камня с железом, хорошо освещенное». Кстати, гласные Думы считали, что, установив высокую плату за пользование библиотекой, можно будет отчислять средства на благотворительные нужды. При этом отпадал вопрос о строительстве собственного здания Городской публичной библиотеки, что, безусловно, экономило городу средства и к тому же сберегало для других нужд (разумеется, коммерческих) весьма привлекательное место неподалеку от Европейской площади.


19 июня жюри под председательством петербургского профессора архитектуры Н. Чижова начало рассматривать поданные варианты. Лучшим признали проект под девизом «Киеву-граду», соединивший в себе рынок на 204 торговых места, ресторан, библиотеку с залом, приспособленным для публичных концертов, и отдельное место для торговли цветами. Автору — 33-летнему варшавскому архитектору, выпускнику Санкт-Петербургского института инженеров Генриху-Юлиану Гаю — присудили первую премию в 1000 рублей (по другим данным, за эту работу комиссия по строительству крытого рынка было заплатить архитектору 4500 рублей). К слову, его победа объяснялась, в частности, хорошим знакомством с предметом: он имел опыт строительства крытого рынка в Варшаве. При этом определили, что Гай сделает детальную проработку и использует кое-что из проектов одессита Адольфа Минкуса (второе место) и известного киевского зодчего Александра Кобелева (третье место). От устройства библиотеки на Бессарабке было решено отказаться, и уже в июне 1909 г. были проведены торги на строительство ее в Царском саду (ныне — Национальная парламентская библиотека Украины). По смете Гая строительство должно было обойтись в 690 тысяч рублей. Однако "строительная комиссия нашла, что без вреда для удобства, прочности и эстетики стоимость крытого рынка может быть уменьшена. Проект был видоизменен в смысле удешевления, и общая стоимость всех работ по сооружению крытого рынка была исчислена в 489019 рублей (без устройства холодильников)", — читаем в "Отчете Строительной комиссии по сооружению рынка в Киеве".

Строительство рынка
Престижное здание крытого рынка в центральной части города изъявили желание строить 10 подрядчиков. По результатам проведенных в августе 1909 г. торгов подряд получила фирма «Гугель и Калмановский» Лейзера Гугеля и уже зимой она развернула работы. Конструкция рынка была невероятно сложной. Толстые кирпичные стены сочетались с многотонным металлическим сводчатым каркасом (эффектная ажурная конструкция которого вошла неотъемлемой частью в интерьер), на который опиралось перекрытие остекленной крыши. Светопроницаемая крыша, опирающаяся на металлическую ферму, позволила добиться недоступной до этого времени освещенности внутреннего пространства. Опыта строительства подобных сооружений у местных архитекторов не было и чтобы лучше подготовиться к работе надзирающий за строительством гражданский инженер Михаил Павлович Бобрусов был даже отправлен в Европу для осмотра и ознакомления с устройством крытых рынков, какие существуют в крупных городах Западной Европы, и особо с холодильными установками. Отделка здания велась в 1911 году. Часть внутренних стен и полы покрыли керамической облицовкой. Фирма-поставщик – АО керамических заводов «Дзевульский и Лянге» (правление в Варшаве, производство в Опочно и Славянске) – была увековечена напольной плиткой с их наименованием на заметном месте у самого входа. Она была видна еще не так давно, но теперь, кажется, ее уже накрыли чем-то другим.

Бессарабский рынок. Открытка 1910-х гг.
Подрядчики успешно справились со строительством. С окончанием строительства в 1912 году (двумя годами ранее здание было готово вчерне) не только с эстетической, но и с санитарной точки зрения Бессарабский базар принял вид европейского рынка. В архитектуре Бессарабского рынка нашли отражение все новейшие веяния начала ХХ в. — украинского модерна с чертами конструктивизма — применение металла, железобетона и стекла, сочетание новых конструкций с традиционными художественными элементами и местными мотивами. Черты украинской народной архитектуры угадываются во всех деталях огромного здания — в высоком стеклянном покрытии, в остроконечных крышах на башенках, в декоративном орнаменте, напоминающем вышиванки. В то же время архитектор Гай, стремясь показать особенности используемых материалов и конструкций, оставил балки над оконными прорезами, балконные кронштейны и другие конструкции открытыми. Впрочем, совсем отказываться от художественного декора строители рынка не стали. Кое-где ровную плоскость стен разнообразят то орнаменты кирпичной кладки (напоминающие, к слову, украинские мотивы), то скульптурные вставки. Может быть, в видах экономии для выполнения скульптур пригласили совсем никому не известных ваятелей – воспитанников Киевского художественного училища Татьяну Руденко-Щелкан и Алексея Теремца. Оба они были из бедных семей, рады были хоть немного заработать. А результат их творчества оказался вполне приличным, достойным их учителя – видного скульптора и педагога профессора Федора Балавенского (он был и педагогом Кавалеридзе), под руководством которого они работали.


Теремец выполнил бетонный горельеф «Крестьянин с волами» в правой части фасада.


Он же создал металлическое изображение летящих гусей на створках ворот.


Татьяна Руденко была автором левого горельефа «Девушка с кувшинами» («Молочница»). Необычные изображения рыб около вентиляционного фонаря – по-видимому, тоже ее рук дело. По другим сведениям, горельеф «Молочница» выполнил их однокурсник Петр Васильевич Сниткин, а Татьяна Руденко выполнила декоративное панно на фасаде.

К сожалению, оба молодых скульптора так и не создали в Киеве больше ничего значительного в монументальной пластике. Татьяна Руденко, рано осиротев, бросила училище, вышла замуж и уехала из города; потом работала в России. Алексей Теремец, как рассказывали, тяжело болел и рано умер. О нем вспоминали, что он был пылким украинским патриотом. В 1917 году «сновигав по залитих сонцем київських вулицях і де тільки бувало здибає кількох вояків, зараз же зачинає мітинг. Говорить про Україну… Не був фаховим промовцем, але… якось усім своїм єством – щиро, переконливо кликав творити українське військо. Проклинав своє здоровля, що не дає йому змоги вступити до війська, що засуджує його на безславну смерть у ліжку, в шпиталі для сухітників… При зустрічі, бувало, питає: «Братику! Коли ж, коли? Може ти знаєш – потіш… засудженого! Коли ж вона для України – “блисне булава”? Де ж Гетьман наш? Коли об’явиться? Чом не приходить?» [«сновал по залитым солнцем киевским улицам и где только бывало встретит нескольких солдат, сейчас же начинает митинг. Говорит об Украине ... Не был профессиональным оратором, но... как-то всем своим существом - искренне, убедительно звал создавать украинское войско. Проклинал свое здоровье, не дававшее ему возможности вступить в войско, приговаривавшее его к бесславной смерти в постели, в госпитале для чахоточных... При встрече, бывало, спрашивает: «Брат! Когда же, когда? Может ты знаешь - утешь... осужденного! Когда же она для Украины - "блеснет булава"? Где же Гетьман наш? Когда объявится? Почему не приходит?»]... (воспоминания В. Евтимовича).


Авторы книги «Киев в стиле модерн» описывают настроение в котором создавался и живёт посей день Бессарабский рынок следующим образом: «Крестьянка, несущая крынки, полные парного молока; сельский мужичок, запрягший в ярмо пару своих лучших волов; голова длиннорогого быка в замковом камне арочного входа, — среди жесткой реальности современного Киева они ещё милее сердцу, чем сто лет назад. Миром, гармонией и пасторальной идиллией дышит здание рынка, этого сказочного украинского хутора посреди суетливой городской площади. Кажется, что это ловушка, в которую угодило и навеки остановилось время…» И сегодня их композиции ("Крестьянин с волами", "Молочница", головы быков, рыбы и рыболовные сети, летящие гуси на кованых воротах) являются украшением не только здания, но и этой части города. Впрочем, один элемент при советской власти убрали, о чем сейчас никто и не знает. В верхнем щипце лицевого фасада, над часами (которые довольно долго сохранялись в первозданном виде и лишь сравнительно недавно были заменены), уцелели лепные растительные орнаменты. А между ними зияет какое-то ровное место. Между тем изначально здесь был рельефно изображен старинный символ Киева, архангел Михаил. Вплоть до 30-х годов его терпели, потом решили – не наша эмблема! Быть может, со временем крылатый архистратиг с мечом опять займет свое законное место на Бессарабке? Вряд ли это будет непомерный расход, зато украшения фасада получат прежнее увенчание. А там, глядишь, под защитой небесного покровителя и с торговлей дела наладятся.

Бессарабский рынок с открытки 1910-х гг.
Свое место в архитектурной композиции заняли витрины наружных магазинов, громадные окна и световые фонари главного зала, цепочки небольших окон административных помещений второго этажа… А вот две башенки, акцентирующие левый и правый фланги строения (может быть, это из-за них искусствовед Федор Эрнст аттестовал стиль постройки как «английский модерн»). Думаете, просто для красоты? Как бы не так. Одна из них служила водохранилищем - в ней разместили бак для воды, в другой – компрессор для технических потребностей рынка.

Холодильная установка Бессарабского рынка. Фото 1912 г.
По части технического оснащения Бессарабский рынок вообще обустроили по последнему слову техники (пришлось даже перебрать смету, так что суммарные расходы составили примерно 580 тысяч рублей). Особой гордостью Бессарабки была подземная холодильная установка, выписанная из Ревеля (Таллинна) – первый такой агрегат в городе. Холодильник обеспечивал подходящий режим хранения всех видов продукции, поступавшей потом на прилавки, и приносил городу немалые прибыли. Кстати, установка прослужила до начала 2000-х годов!


В марте 1912 г. было объявлено о сдаче в аренду торговых помещений. Это — 31 магазин по окружности рынка, 165 мест в главном зале (из них 87 точек зелени и овощей, молочных продуктов и хлеба (17 тысяч 600 рублей), 88 мест для продажи мяса и сала (26 тысяч 400 рублей), а также 27 мест для продажи рыбы (8 тысяч 100 рублей)) и ресторан на втором этаже. Все вместе они должны были давать 115 тыс. руб. ежегодного дохода, т.е. чистая прибыль от рынка, даже с учетом затрат на обслуживание долга, составляла 10–12 %, что по тем временам было более чем рентабельно и обеспечивало быструю окупаемость затрат на строительство, стоимость которого все равно вылилась во внушительную сумму: 580 тысяч рублей.

Церемония освящения и открытия
Освятили грандиозное сооружение, выстроенное с применением самых современных технологий и учетом передовых достижений инженерной мысли, в присутствии высшего руководства города и края 3 (16) июля 1912 года. Торжества были пышными. Здание Бессарабского рынка было украшено флагами, цветами, на прилавках стояли иконы с зажженными лампадами. С фасадной стены торгового зала первых торговцев благословляла икона архистратига Михаила — покровителя Киева. После благодарственного молебна приготовленные к продаже продукты были окроплены святой водой. Пел хор Софийского собора под руководством Якова Калишевского.Вечером того дня в ресторане Бессарабского рынка состоялся званый ужин, на котором присутствовали городские власти, именитые купцы и благотворители, пресса. Здание киевлянам понравилось. Очень скоро оно стало достопримечательностью города, образцом передовой архитектуры того времени, сочетавшей в себе и функциональные, и художественные достоинства.

Кроме затрат на собственно строительство такого грандиозного сооружения (торговая площадь составляла почти три тысячи квадратных метров), учитывались и эксплуатационные расходы. По смете ежегодного расхода на содержание крытого рынка учитывалось жалование смотрителя — 1 200 рублей и квартира, его помощника — 600 рублей, главного механика — 900 рублей и квартира, двух помощников механика — 1 200 рублей, 12 (!) сторожей по 300 рублей каждому. Выделялось ежегодно 5 тысяч рублей (!) на ремонт здания и "поддержание его в образцовом виде", еще 3 тысячи рублей на отопление, 4 тысячи на освещение двора, рынка, подвалов и служб, 7 тысяч уходило на оплату электроэнергии "для моторов" и 4 тысячи на воду. Общая сумма расходов составила 30,5 тысячи рублей. Еще 25 тысяч рублей ежегодно равномерно распределялось для обслуживания займа.

Бессарабский рынок. Фотография начало ХХ века.
За весьма короткое время Бессарабский крытый рынок стал сверхприбыльным предприятием. Так, на его территории появились два роскошных магазина, с которых за аренду помещений город брал по 2,5 тысячи рублей. Еще 6 магазинов обходились арендаторам в 3 тысячи рублей каждый. Один магазин в проезде давал еще 4 тысячи чистой прибыли. Восемь магазинов арендовались за полторы тысячи каждый, четырнадцать (в кольцевой части) — по тысяче целковых. Ресторан площадью 150 квадратных саженей раскошеливался перед хозяевами здания на 8 тысяч рублей. Арендаторам предлагалось 16 комнат "под офисы и конторы" по "скромной" цене — 200 рублей. Кроме того, предлагались услуги холодильной камеры (ледника), с которых ежегодная прибыль составляла тысячу рублей. Таким образом, Бессарабский крытый рынок ежегодно давал доход, оцененный в 117 тысяч 300 рублей. Замечу, эта расчетная смета была значительно ниже реальной. Рынок не только покрывал расходы на эксплуатацию, но и приносил доход уже в чистом виде (при заниженной ориентировочной смете) в 61 тысячу 800 рублей!

О здании крытого рынка в 1913 году тепло отозвался влиятельный в архитектурной и строительной среде журнал "Зодчий". "Киев уверенно продвигается вперед, осваивая ранее неизведанные дороги. Теперь можно только позавидовать Киеву, который обогатился таким интереснейшим сооружением, как Бессарабский крытый рынок. Лишенное притязаний на что-то особо выдающееся в области эклектики, оно, тем не менее, представляет интерес для унаследования, ибо в нем весьма рационально продумана каждая мелочь. Господам инженерам и архитекторам следует поучиться способности киевских мастеров металла, бетона и камня превращать эти сами по себе малопривлекательные для зодчества предметы в практичные произведения искусства".

Интерьер Бессарабского рынка
"За прилавками можно было видеть женщин в белых фартуках и кокетливо завязанных голубых или красных платках поверх волос, молодые люди немецкого вида пили в кондитерской кофе с молоком и читали зарубежные газеты; кучера в каракулевых колпаках или широких плоских шапках, с веерообразными бородами на груди, в длинных голубых или темно-зеленых кафтанах, опоясанных цветными шарфами, держались стойко и значительно, как северные божества, на своих небольших дрожках, запряженных хорошими лошадьми", делился впечатлениями от посещения Бессарабки французский писатель Виктор Тиссо. Киевляне гордились тем, что "купили что-либо на Бессарабке". Кстати, такое удовольствие было доступно не всем. Сказывалась дороговизна товаров в сравнении с продуктами, которые предлагались на других рынках. Впрочем, приобретая что-либо на Бессарабском рынке, можно было не опасаться за качество продукта. Исключалось и хамство со стороны продавцов и приказчиков. Был обеспечен порядок, так что газеты девяностолетней давности почти не упоминают о случаях краж на этом рынке, в отличие от многих других базаров нашего города. "Бессарабский рынок был дорогим, и пускали туда далеко не всех, даже просить милостыню там запрещалось. На Бессарабку ходили богатые люди. Широкие слои населения скупились на Бассейной и на рынке, который был на месте современного Дворца спорта — там продукты были дешевле. Эти торги снесли только в 1950-60 годах ", — рассказывает Виктор Киркевич.

Убедившись в том, что за крытыми рынками, подобными Бессарабскому, будущее, власти начали поиски средств и путей возведения подобных зданий в других горячих точках города: на Лукьяновке, Подоле, Печерске, на стремительно развивавшемся тогда Новом Строении. Предшественниками крытых рынков в этих районах Киева стали сооружения капитальных кирпичных павильонов — торговых рядов. Это, несомненно, было шагом вперед навстречу цивилизации. Город даже надеялся получить для нужд Алексеевского крытого рынка на Троицкой площади здание, которое должно было остаться после проведения Всероссийской промышленной выставки 1913 года. Однако в силу разных обстоятельств эта затея провалилась. Решить проблему рынков городу удалось лишь после окончания Второй мировой войны. Именно с 50-х годов ушедшего века в городе происходило поэтапное сооружение основных крытых рынков: Центрального (Сенного), Подольского (Житнего), Владимирского, Железнодорожного... Далеко не все из построенных тогда крытых рынков используются сейчас по прямому назначению. Жизнь диктует свои правила. В торговых зданиях можно нынче встретить и биржи, и салоны мебели, и не встретить вовсе ничего...


Офисные помещения на втором этаже здания рынка в разные годы служили для различных надобностей. Были здесь и жилые комнаты (после войны в рынке даже действовала некоторое время гостиница «Колхозная»). И есть такие сведения, что прямо в здании рынка у работника городского хозяйства Ульяна Алисова в 1918 году родилась дочь Нина Ульяновна Алисова – в будущем популярная киноактриса, Лариса в довоенной экранизации «Бесприданницы».

С 1917-го по 1920-й (т.е. за недолгих 4 года) Киев пережил 16 (!) смен власти. Интересно, что самыми голодными завоевателями стали немцы, страдающие от тотальной нехватки продуктов. Кстати, именно по этой причине на Брест-Литовских мирных переговорах Германия поддержала никем не признанную Украинскую Народную Республику и даже помогла ей очистить собственную территорию от большевистских частей – правда, в обмен на договор об оптовых поставках украинского продовольствия в голодающий фатерлянд. Так или иначе, после того как немцы вместе с частями Центральной Рады освободили столицу Украины от большевиков, работы у торговцев Бессарабского рынка значительно прибавилось – "в дороге" немецкая армия нагуляла изрядный аппетит. По воспоминаниям Н.Могилянского, сотрудника Музея императора Александра III, "немцы, изголодавшиеся дома, висели толпами над витринами магазинов со съестными припасами, где были выставлены жареные поросята, гуси, утки, куры, сало, масло, сахар и разные сладости, и где все это можно приобрести без карточек и по сравнительно дешевым ценам. На базарах немцы по утрам особенно охотно покупали сало… Они с жадностью жевали огромные куски вкусного малороссийского продукта: велика была, очевидно, потребность организма в жирах, от недостатка которых давно уже страдала вся Германия".

памятник Шолом-Алейхему, Киев
Впрочем, легендами Бессарабский крытый рынок начал обрастать практически сразу же после открытия. Неудивительно, что детище варшавского архитектора Гая стало не только композиционным центром близлежащих улиц, но и незаметно присоединило их к собственному титулу — Бассейная, Круглоуниверситетская, небольшие отрезки Руставели, Красноармейской, Крещатика и бульвара Шевченко уже давно воспринимаются нами как «рыночные» участки... Так уж случилось, что Бессарабка появилась на свет с «еврейским счастьем» — главным спонсором строительства стал известный сахарозаводчик и меценат Лазарь Бродский. Именно по этой причине десятая часть прибыли, которую приносил рынок, уходила в казну еврейской общины города. Впрочем, одним Бродским еврейские «мансы» Бессарабки не ограничились. Достаточно упомянуть о проживавших неподалеку писателе Шолом-Алейхеме (Шолом Рабинович) и маленькой девочке — будущем премьер-министре Государства Израиль Голде Меир (Мабович), память о которых была несколько нетрадиционно увековечена благодарными потомками. Так, памятник Шолом-Алейхему, установленный в 1997 году на углу улицы Бассейной и Бессарабской площади, ни с того ни с сего «задвинули» на соседнюю Рогнединскую. Как говорит Виктор Киркевич, "писатель с поднятой над головой шляпой как бы приветствовал вождя мирового пролетариата, и кому-то это не понравилось" (по официальной версии памятник «поменял прописку» в связи с реконструкцией площади). А мемориальную доску в честь Голды Меир и вовсе установили не на том доме... Барельеф отлитой из металла Голды украшает дом №5 по все той же Бассейной. Но самая известная женщина в новейшей истории Израиля проживала в глубине усадьбы, в несохранившемся деревянном двухэтажном доме №5-а. Кстати, на Бассейной родился и композитор Рейнгольд Глиэр...

Точильщики за Бессарабским рынком. Фото 1930 г.
С тех пор и вплоть до нынешнего времени Бессарабка остается популярнейшим местом базарного торга в нашем городе. Истины ради надо отметить, что появление крытого рынка далеко не сразу уничтожило на той же Бессарабке стихию открытой торговли. Ее просто сместили с глаз подальше: на среднюю часть начального квартала Бассейной улицы над подземным водосборным коллектором. Там всевозможные лавчонки, рундуки и раскладки существовали вплоть до первых послевоенных лет. Потом, к 1950-м годам, на этом месте разбили аккуратный бульвар, а уже в нынешнем тысячелетии его поглотило транспортное движение. Торговля же переместилась под землю, во всяческие «метрограды».

Торговля на Бассейной. Фото 1935 г.
Праздничное оформление Бессарабского рынка. Сверху – товарищ Сталин в полный рост, под ним Клим Ворошилов на коне, слева Буденный, справа Якир. Большие картины изображают сцены строительства социализма. Под той, что справа, можно прочесть своеобразный лозунг: «Хай живе український радянський патріотизм». Фото 1934 или 1935 г.
В начале 1933 года, в разгар голода, обезумевшие сельчане, прорываясь через все запреты и заслоны, устремились в города, где была призрачная надежда на спасение от неминуемой смерти. Но никто не собирался их там кормить. И вот ежедневно в Киеве и на окраинах подбирали десятки мертвых тел. Как утверждает исследователь Михаил Кальницкий, В это жуткое время в помещении Бессарабского рынка действовала судебно-медицинская лаборатория Наркомата здравоохранения (очевидно, потому, что ей были нужны подземные холодильники Бессарабки). Заработал конвейер смерти: подобранные в городе и пригородной зоне тела поступали в подвалы Бессарабского рынка, оттуда трупы переправляли в морг на Собачью Тропу (ул. Мечникова) для вскрытия, а дальше партиями перевозили в общие могилы на братское кладбище на Дорогожичах, в районе телебашни… Все это, естественно, происходило в обстановке секретности. А по государственным праздникам в те же 30-е годы на фасаде Бессарабского рынка как ни в чем не бывало вывешивали советские лозунги и портреты вождей. Впрочем, Виктор Киркевич считает такую версию маловероятной: «К холодильной установки киевского крытого рынка, продуктового (!) Рынка, не могли сносить трупы. На этом рынке питались обеспеченные люди — высшие слои и эшелоны населения, ведь это был элитный рынок, для начальства. Поэтому держать там умерших людей никто не стал бы». К слову, Бессарабка построена на месте кладбища. Еще в начале ХХ века в начале Большой Васильковской ливневые стоки вымывали из-под земли гробы. Сейчас уже не вымывают, но все равно как-то страшно.

Окрестности Бессарабского рынка после грабежей. Сентябрь 1941 г.
Бессарабскому рынку удалось выжить во время войны: он, в отличие от многих других зданий на Крещатике, не был ни разрушен, ни изуродован. «Во время войны крытый рынок на Бессарабке остался невредимым — и там шла торговля. Рынки во время оккупации вообще процветали, потому государственной торговли почти не было. Немцы же официально разрешили частную торговлю, и кулаки привозили в Киев свои продукты. Поэтому Бессарабский рынок во время войны переживал своеобразный подъем», — рассказывает Виктор Киркевич. Он приводит любопытный документ 1942 года — «Урегулирование цен», который хорошо иллюстрирует, как устанавливались цены в военном Киеве. «Немцы пришли в Киев навсегда — жить. Я ни в коем случае не на стороне оккупантов. Но они не трогали зданий и объектов, которые могли понадобиться для комфортной жизни», — говорит историк.

Более того. Во времена оккупации немцами Киева в годы Второй мировой войны Бессарабский рынок значительно разросся и даже занял нижнюю часть бульвара Тараса Шевченко. Выглядел тогдашний базар странно: к примеру, на нем не существовало очередей – немцы строжайше запретили собираться в компании более трех человек. Да и торговцам, расхваливающим свой товар, приходилось осваивать простейшие навыки конспирации – например, тот, кто громко выкрикивал "Крупы на рубль!", на деле продавал табак-самосад. Ну а человек, который фланировал по базару в непривычной для Киева заграничной одежде, оказывался в своеобразной "торговой изоляции" – едва завидев незнакомца в немецком плаще, "бульварные коммерсанты" моментально прятали свой товар… Со временем в начале бульвара Шевченко немцы соорудили виселицу, предназначенную для "врагов рейха" – (в основном, уголовных преступников).


Сразу после войны, когда Крещатик еще лежал в руинах, Бессарабку уже начали благоустраивать. Лицом к рынку поставили памятник Ленину, который , согласно одной из легенд, каменный Ильич едва не сыграл роковую роль в судьбе Бессарабского рынка, но об этом дальше. А перед самым рынком архитекторы Виктор Елизаров и Валентина Лутохина в 1946 году установили красивый каменный фонтан. Между прочим, на проектных рисунках Пассажа перед его аркой тоже должна была стоять подобная чаша. Однако там я ее в прежние времена не припомню. А потом и фонтан с Бессарабской площади тихо исчез. Впрочем, не бесследно. В конце 1990-х, при очередной реконструкции Крещатика, именно перед Пассажем появился такой же фонтан, какой был за полвека до того на Бессарабке. Правда, точно не установлено копия это или извлеченные откуда-то старые бессарабские конструкции...

Бессарабский рынок 1953-й год
После войны Бессарабский рынок успешно продолжал поставлять киевлянам продукты питания. В годы советского дефицита он был или не оазисом: по сравнению с пустыми прилавками государственных магазинов здесь от обилия товаров кружилась голова. Впрочем, цены на Бессарабке всегда «кусались» — рынок оправдывал свое «элитное» назначения. Идиомы «дорого, как на Бессарабке», или «мы же не на Бессарабке» (в значении «торг неуместен») прочно вошли в повседневную жизнь киевлян. "Тогда вдоль всей улицы и на месте нынешнего Дворца спорта находился рынок... Цены там, действительно, были ниже, чем на Бессарабском. Но торговцы доставляли местным жителям большие неудобства. С шумом, мусором мы свыклись. А вот с тем, что крестьяне справляли нужду в парадных, смириться было нельзя. Туалетов на рынке не предусмотрели. Кстати, ватерклозета тогда не было и во многих домах на Бассейной — удобства размещались во дворе", — вспоминает Виктор Киркевич.

Между прочим. После войны, расположенная в пяти минутах ходьбы от Олимпийского стадиона, Бессарабка стала едва ли не главным символом футбольного фарта Украины. Тогда верили, что если Динамо забило свой первый гол в «ворота на Бессарабку», победа будет за нами!

Славился рынок и своими аферами, которые всегда были обильной пищей для киевских юмористов. Причем истории с нарушителями "законов рынка" приключались порой самые фантастические. В середине 1970-х в Киевском мединституте появилась студентка, отличавшаяся не столько "профильными" знаниями, сколько блестящей игрой в волейбол, горячо любимый институтским начальством. Девушку, достаточно быстро ставшую спортивным знаменем столичной медицины, без особых проблем переводили с курса на курс, а после окончания "распре-делили" в санитарную инспекцию Бессарабского рынка, где, по выражению одного из моих знакомых, "деньги сами приклеиваются к рукам". Далее последовали "золото, бриллианты, суд, Сибирь". Таким образом, украинский волейбол навсегда потерял очень перспективную и талантливую спортсменку… Ну, а в 2007 г. сотрудники отдела по борьбе с экономической преступностью Старокиевского РУВД выявили на Бессарабском рынке несколько торговых точек по продаже икры лососевых рыб и другой продукции с поддельными сертификатами. Но самое интересное было потом. В подвале рынка, где в складском помещении хранился товар, оперативники обнаружили настоящий цех(!) по расфасовке икры. Здесь находилось около тысячи стеклянных банок разных размеров, металлические крышки с указанием заводских производителей красной и черной икры, соответствующие этикетки к ним, ключи для закручивания консервных банок, машинка для распрямления крышек, а самое главное – пробойник с цифрами, с помощью которого злоумышленники выбивали дату изготовления фальсифицированной продукции или сроки ее употребления. Таким образом, все посетители Бессарабского рынка дружно поедали икру, изготовленную буквально у них под ногами…


Вот уже более века в самом сердце Киева на окультуренной ныне Бессарабской площади верой и правдой служит покупателям, а торговцам и подавно, огромный крытый рынок, являющийся к тому же одним из выдающихся произведений архитектуры позднего модерна из сохранившихся на украинской земле. Кроме того, крытый рынок на Бессарабке — великолепное достижение инженерной мысли. Здание рынка пережило множество катаклизмов, но сохранилось по сей день в почти первозданном виде. Правда, было несколько реконструировано в 60-е годы ушедшего века. Но в конце 1970-х в головы некоторых киевских «зодчих» пришла идея изменить его судьбу. Предлагалось несколько вариантов: все здание отдать под центральный гастроном, устроить художественную галерею, соорудить рядом двухуровневую транспортную эстакаду и даже снести рынок, чтобы не было «рассадника антисанитарии» и помехи транспорту. Сохранить исторический объект помогло лишь веское слово неравнодушной к старине общественности.

Цены на Бессарабском рынке, 1972 год, Киев
В 1980 году Бессарабка снова была в шаге от уничтожения. «Рынок находился в центре площади и преграждал транспортную магистраль. Проблема разгрузки была настолько серьезной, что горком партии ставил вопрос о полном сносе крытого рынка, подводя идеологическую платформу: как это — напротив памятника Ленину стоит базар (рыночная площадь напротив главного коммуниста смущала умы местных партийцев)!. От плана сноса крытого рынка власти отказались во времена перестройки. Лидер страны Михаил Горбачев объявил, что мы пойдем к социализму рыночным путем, и соседство рынка с памятником Ленину оказалось уместным», — рассказывает Виктор Киркевич.

В эпоху перестройки все символы коммунистического прошлого безжалостно убирали из города: красные флаги заменяли "жовто-блакытнымы", серп и молот – трезубцем, а памятники Ленину просто сносили. И только на Бессарабской площади, в начале бульвара Шевченко, стоял незыблемо гранитный Ленин. Каким чудом он там уцелел, да еще и в самом центре города, долгое время оставалось загадкой. Говорят, что для установки памятника в Киев был приглашен специалист по фэн-шуй из тогда еще дружественного Китая, который и определил месторасположение памятника, учитывая близкое соседство центрального рынка и красного корпуса университета. Композиция из этих трех элементов создала гармоничный энергетический баланс: удаление одного из них могло привести к серьезным проблемам у двух других. Правительство Украины никак не могло допустить, чтобы с центральным рынком столицы и, уж тем более, с главным вузом страны случились какие-либо неприятности, потому вынуждено было оставить памятник коммунистическому вождю в центре города. Впрочем, в 2013 (см. ниже) памятник Ильичу был снесен. Но свято место пусто не бывает: вскорости постамент был снова занят...


Уже в наши дни неоднократно всплывали идеи о «профессиональной переориентации» Бессарабки: в ее помещениях предлагали создать картинную галерею, торговый пассаж с бутиками, отель, для увеличения полезной площади даже планировали сделать надстройку.

Здесь можно купить абсолютно все
Сегодня Бессарабский рынок, здание которого является коммунальной собственностью — принадлежит Коммунальному предприятию (КП) «Бессарабский рынок», - сохраняет свой элитный статус и мало-помалу развивается. О последнем свидетельствует как наличие многочисленных наиболее прогрессивных киевских ресторанов и забегаловок, так и инициатива киевских волонтеров, стремившихся еще осенью 2016-го создать вокруг рынка новую пешеходную зону на выходные, с развлечениями и особой атмосферой. До конца эта идея еще не реализована, однако подвижки есть – 22 декабря 2016 г. наконец-то был организован наземный переход со светофором между площадью и улицей Крещатик – событие, которого долго ждали чуть ли не все столичные жители. Впрочем, в горячих головах некоторых нуворишей-архитекторов современного Киева время от времени зарождается "геростратов замысел": стереть рынок с лица Киева, отдав образовавшееся пространство автомобилям, что называется, под завязку. Простите, развязку. Нынче властям не до гласа народа, но, к счастью, до убийства Бессарабки пока не дошло.

Сегодняшний внешний вид Бессарабского рынка мало отличается от фотографий 105-летней давности. Лишь бесконечные рекламы перекрывают величественную красоту здания. Сама же Бессарабка продолжает радовать родных киевлян своими яствами и широчайшим выбором продуктов.


Бонус. Ильич у Бессарабского рынка

Памятник Ленину, который еще называли «Ленин, указывающий путь к рынку», находился в начале бульвара Тараса Шевченко перед Бессарабской площадью напротив Бессарабского рынка, на том самом месте где во времена Второй мировой войны, была размещена виселица, где нацисты проводили публичные казни: вначале нацисты вешали здесь подпольщиков, а потом здесь же вешали нацистов и коллаборационистов. 8 декабря 2013 года памятник был сброшен с пьедестала и разрушен...

Путь к этому событию был "далек и долог". Начался он 12 апреля 1918 г. декретом "О памятниках Республики", подписанным председателем СНК РСФСР В.Лениным. Документ положил начало "монументальной пропаганде". То есть системе мероприятий, направленных на использование архитектурных или скульптурных произведений для пропаганды идей коммунизма. Ведь корнем слова "монумент" является латинское "monumentum" (напоминаю). И началось массированное "напоминание" — установка бюстов, сооружение разнообразных "триумфальных арок" и других архитектурных форм с целью закрепления идей социалистической революции в сознании масс.

Первый памятник Ленину (выполненный из гипса и дерева скульптором Ф. П. Балавенским, соавтором памятника княгине Ольге) в Киеве был установлен к первомайским праздникам 1919 года на Софиевской площади (позже называлась площадью Красных Героев Перекопа). Киевская газета «Бiльшовик» писала по этому поводу: «Будут поставлены 8 бюстов вождей пролетариата: на Софиевской площади – Ленина и Троцкого, на Думской пл. [современный майдан Незалежности] – Карла Маркса, на б.т.н. [бывшей, так называемой] Царской площади [ныне Европейская пл.]– Тараса Шевченка, на Печерске [начало ул. Московской] – Свердлова; на Театральной площ. [перед Оперным театром, носившим тогда его имя] – Карла Либкнехта; на Б. Васильковской ул. [район НСК "Олимпийский"] - Энгельса, и на Подоле, на Александровской пл. [ныне Контрактовая пл.] - бюст Розы Люксембург». Но простояли эти бюсты недолго. Взявшие 31 августа город деникинцы и петлюровцы уничтожили все революционное творчество, а затем пришли поляки. Позже тот же «Бiльшовик» писал: «...Уничтожены памятники Ленину и Шевченко. Революционные памятники рубили шашками». Закрепилась же советская власть в Киеве на семь последующих десятилетий в июне 1920 г. К вопросу установки памятников вернулись через год, и инициатором вновь был горкоммунхоз. По его просьбе президиум Киевского губернского отдела Всеукраинского союза работников искусств 18 декабря 1922 г. постановил "командировать представителей РАБИСа тт. Гарольда и Прахова в жюри по сооружению памятников Ленину и Жертвам революции".

Один из памятников было решено установить на площади III Интернационала (Европейская) перед входом в Пролетарский (Крещатый) парк. Точнее, постамент императору Александру I, с которого сняли бронзовые фигуры, намеревались использовать под памятник нового времени. Председатель СНК УССР X.Раковский, ознакомившись с проектом, писал в марте 1923 г. председателю Киевского губисполкома Я.Гамарнику: "В Киеве много было обращено внимания, что памятник Октябрьской революции, который должен быть возведен перед Пролетарским садом, во всех проектах имеет общий дефект: поскольку весь пьедестал остается от старого памятника, то выходит впечатление чего-то починенного. К туловищу царского времени приделан председатель Ленин. Считаю необходимым относительно этого как следует поразмышлять. Возможно, нужно было бы послать модель в Харьков, чтобы показать здешним художникам". В итоге дело затянулось, и при жизни Ленина памятник ему в Киеве так и не соорудили. Уважение к вождю пролетарской революции было выражено другим образом — в июне 1923 г. киевский водопровод переименовали в «Водопровод имени т. Ленина». А вот профкому Дома ребенка-инвалида в ходатайстве о присвоении этому детскому учреждению имени Ленина губисполком отказал.

После смерти Ленина в центре и на местах создавались комиссии по массовому увековечиванию памяти вождя. В числе запланированного — тиражирование скульптурных бюстов и статуэток вождя. Уже на седьмой день смерти вождя, 27 января 1924 г., президиум губисполкома постановил "возвести в Киеве памятник В.И.Ленину, приурочив закладку к 22 апреля — дню рождения". Тогда же Печерский партийный район получил название Ленинского, а Южно-Русский машиностроительный завод стал "Ленинской кузницей". 24 марта рассматривалось предложение соорудить памятник Ленину на Лукьяновке. Это была местная районная инициатива, а так как «вопрос относится ко всему городу», президиум губисполкома решил с обсуждения его снять и рассмотреть в комплексе общегородских соображений.

12 октября 1924 г. комиссия во главе с Г.Петровским рассмотрела проект фигуры Ленина работы скульптора И.Кавалеридзе и разрешила "к распространению". Чуть позже было одобрено еще несколько моделей для массового изготовления. Рассматривая 23 декабря вариант под №65, комиссия записала: "Верхнюю часть статуэтки одобрить, нижнюю — предложить кое-что переработать и подать снова на утверждение". Кавалеридзе прислушался и через неделю статуэтку №65 одобрили.

В апреле 1925 г. в бывшем Педагогическом музее прошла выставка проектов монумента на месте памятника Александру ІІ, причем посетителей просили заполнить анкеты с краткими сведениями о себе и оценкой вариантов. Среди студенческих групп наиболее удачным вариантом признали тот проект, над которым работали скульптор Анастасия Приходько, архитекторы Владимир Заболотный и Игнатий Милинис. Зрители подали за него даже больше голосов, нежели за проект москвичей. Но жюри все-таки предпочло заказать памятник Меркурову и Осипову. Но в итоге практического результата вся эта деятельность, в которой участвовали 9 скульпторов, не имела. Помешали организационные неурядицы, а также и то, что масштабный гранитный памятник стоил больших денег, которые город (тогда губернский, а не столичный) не мог сразу выделить. Тогда памятник так и не поставили.

Между тем киевские железнодорожники решили соорудить Ильичу свой собственный памятник. О конкурсе на изготовление бюста для него 3 апреля оповестила газета «Пролетарская правда». Она также сообщила, что художественные работы надо подать в глине до 18 апреля. Темпы были головокружительными — и уже 1 мая состоялось торжественное открытие памятника. Его установили перед железнодорожным вокзалом, непосредственно на мосту. Авторы — инженер А. Вербицкий и студентка Художественного института А. Писаренко.

Построить памятник Ленину на левом берегу Днепра, в Кухмистерской слободке, решил тамошний сельсовет. Собрали необходимые средства, и через три месяца, писала 10 ноября 1925 г. «Пролетарская правда», «в центре села, где лава стройных тополей закрывает зеленые и отцветшие церковные купола, появился огороженный майдан, а в нем железобетонный бюст Ильича. Стоит Ильич и смотрит прищуренными глазами на широкие луга и на селища, раскинувшиеся вдали, а его правая, немного протянутая рука вроде говорит: «Как много работы еще перед вами». Слобожан поддержал 6-й Железнодорожный полк, размещавшийся на хуторе Грушки. Он соорудил памятник Ленину на своей территории. Открытие запланировали на 20 декабря, а за разрешением командир полка с комиссаром обратились лишь за пять дней перед тем. Ясно, что запрещать открытие никто не стал. В результате Киев получил три памятника-бюста Ленину, а памятника-монумента все еще не было.

В 1933 году журнал «Социалистический Киев» опубликовал возмущенно-возвышенную статью какого-то В. Адриянова под названием «Имена и факты должны говорить. Памятники борцам за социализм». Автор призывал немедленно ликвидировать «глубокий прорыв» на этом участке культурного строительства: «Киев богат своей революционной историей и очень беден памятниками в честь творцов этой истории. Как это и не удивительно, и даже более того, как это не невероятно, но факты остаются фактами: В КИЕВЕ НЕТ ПАМЯТНИКА ЛЕНИНУ! Мы вступили в шестнадцатый год Октябрьской революции, мы приближаемся до десятилетия смерти Ленина, однако в Киеве до сих пор нет памятника Ленину..." Ниже привоядтся проэкта памятника Ленину в 30-х годах в Киеве:

Проект И. Лангбарда
Проект Я. Штейнберга
Проект В. Тация
Проект Д. Чечулина
Проект К. Алабяна
Проект И. Фомина
Когда в июне 1934 г. Киев стал столицей УССР, монументальная пропаганда приобрела дополнительное значение. 31 мая политбюро ЦК КП(б)У вынесло решение: "Считать необходимым по переезде в Киев опубликовать постановление ЦК КП(6)У и Совнаркома УССР о сооружении в Киеве (на месте Михайловского монастыря — между домами ЦК КП(б)У и СНК УССР) памятника Ленину с объявлением конкурса на сооружение этого памятника". Окончательную программу-задание на проектирование Правительственного центра утвердили 19 ноября. Она, в частности, предусматривала расширение площади от Софийского собора до Михайловского монастыря и использование склона, по которому пролегала трасса фуникулера, под монументальную лестницу до набережной. Место для памятника было определено, но дело снова затянулось. В 1937 г. кинорежиссер А.Довженко, выступая на I съезде архитекторов Украины, подчеркнул: "Меня не удовлетворяет проект планировки Правительственной площади, не удовлетворяет памятник Ленину при высоте 70 м и здания на этой площади высотой в 40 м. Памятник будет подчеркивать, что эти здания маленькие, а он выше их, а Софийская колокольня будет подчеркивать, что памятник маленький. А не много ли чести для церкви соревноваться с Лениным? Я думаю — очень много чести". И потому Довженко предлагал возвести на Правительственной площади два здания размером больше, чем "София", по 100–120 м. При этом, неоднократно повторял он, будет "перекличка столетий — XI (София), XVII (колокольня) и XX. Доминантой в этой перекличке должны быть новые построенные здания — здания эпохи бесклассового общества".

Однако все закончилось тем, что возводить второе здание на Правительственной площади передумали, а потому был снят с повестки дня и вопрос строительства памятника Ленину. Приближалась война, средства нужны были на другие цели. Но уже в третью годовщину начала Великой Отечественной, 22 июня 1944 г., вышло подписанное Н.Хрущевым постановление Совнаркома УССР "О проектировании застройки улицы Крещатик". На разных этапах было рассмотрено более 20 проектов, и в каждом содержались предложения по памятникам Ленину и Сталину.

По разработке архитекторов А.Тация и В.Чуприны Крещатик должен был начинаться монументом Сталина на площади его имени (ныне Европейская) и заканчиваться памятником Ленину на бульваре Тараса Шевченко. Ленин напротив Бессарабского рынка воспринимался преимущественно негативно и профессионалами градостроительства, и посетителями выставки проектов. Однако в итоге перевесила идеологическая суть факта скорейшей установки памятника, и победил проект Власова—Елизарова. Дело в том, что начало бульвара Тараса Шевченко и улицы Красноармейской вместе с Бессарабским крытым рынком являлись единственной не разрушенной в войну частью Крещатика. И главное — в наличии была гранитная скульптура Ленина работы С.Меркурова. Ее изготовили в 1938 г. для павильона СССР на Всемирной выставке в Нью-Йорке, где вместе с памятником Сталину она экспонировалась в советском павильоне.

С открытием памятника торопились. К 29-й годовщине Октября не вышло, а на 10-летие Сталинской конституции — 5 декабря 1946 г. — успели. При этом для пьедестала были использованы гранитные блоки, заготовленные перед войной для памятника А.Пушкину на Владимирской улице около оперного театра. Торжества открытия начались в 10 утра, на них присутствовали руководители республики Н.Хрущев, Д.Коротченко, М.Гречуха и другие представители руководства, а так же скульптор памятника Сергей Меркуров. Выступали Никита Хрущёв и Павел Тычина. Этот памятник Ленину стал главным и в Киеве, и в республике. Всего на учете в управлении культуры горисполкома в 1955 г. значилось шесть памятников — на заводе "Ленинская кузница" по ул. Жадановского (Жилянская), на авторемзаводе в Дарнице, при школе ФЗУ №18 по ул.Болсуновского (ул. К.Билокур), в Пионерском и Пушкинском парках и на площади в центре поселка Корчеватое.

Фигура Ленина высотой 3,45 м была изготовлена из красного полированного гранита, установлена на цилиндрическом постаменте высотой 6,8 м диаметром 1,88 м из чёрного полированного лабрадорита на квадратном гранитном стилобате. Монумент сделан из редкого материала — карельского кварцита, из кторого строили Мавзолей в Москве. В центре постамента надпись «Ленін». По бокам высечены ленинские слова «При едином действии пролетариев великорусских и украинских свободная Украина возможна, без такого единения о ней не может быть и речи» и «Никогда не победят того народа, в котором рабочие и крестьяне в большинстве своём узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть — власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми благами культуры, всеми созданиями человеческого труда» (В. И. Ленин).

К тому времени, как на Бессарабке установили статую вождя революции высотой в три с половиной метра, украинское руководство уже обдумывало способ более эффектного увековечения Ленина, а также и проставления Сталина. Было решено воздвигнуть пару исполинских скульптур на холмах по обе стороны новой автострады (теперь - бульвара Дружбы Народов). На территории Центрального ботанического сада должен был стоять многометровый Ленин. Примерно на месте нынешней "Родины-матери" отвели место для Сталина. Однако грандиозный комплекс над Днепром в честь вождей так и не появился. Ведь монументальный замысел не ограничивался одними статуями. Речь шла также о преобразовании склонов холмов, устройстве набережной и т. п. Все это трудно было сразу осуществить, с учетом того, что много сил отнимала реконструкция Крещатика. Словом, идея была отложена, а потом и вовсе отпала.


Как разговаривают памятники.
Есть шутка, что у Ленина украл пальто Кобзарь. (В трёх кварталах выше по бульвару от памятника Ленину находится памятник Т. Г. Шевченко, в руках у которого пальто)
Киевский Ленин стоит без пальто, лишь в лакированном пиджаке. От того, что Ильич в необычной одежде, киевляне придумали забавную историю о том, как памятники в городе заговаривают.
Стоящий в пиджаке Ленин: Товарищи, кто взял мое пальто?»
Щорс, сидящий на коне и показывающий рукой вдаль: «Известно кто – Богдан Хмельницкий!»
Но Богдан отрицает и показывает булавой в строну парка Шевченко: «Нет, это Тарас!»
А Кобзарь, который по воле скульпторов мало того, что стоит в кафтане, так ещё и держит второй за спиной, отвечает: «Не брал я его пальто… не брал!»
Старый студенческий анекдот о разговоре памятников Т. Г. Шевченко и В. И. Ленину. Шевченко: «Опять денег не хватает! И где продать это пальто?» — Ленин, указывая рукой «верный путь», отвечает: «Чего задумался, неси сюда, на Бессарабский рынок!»

Якобы, являлся единственным памятником В. И. Ленину, представляющим историческую ценность и являющимся произведением искусства, в Киеве. Памятник долгое время значился в реестре памятников национального значения Украины. 3 августа 2009 года постановлением Кабинета Министров Украины Юлии Тимошенко монумент был исключён из реестра, наряду с другими памятниками лицам, причастным к организации массового голода и политическим репрессиям. Таким образом, он потерял статус памятника и не подлежал охране государством.

Памятник после акта вандализма 30 июня 2009 года
Акт вандализма 30 июня 2009 года

30 июня 2009 года в 4.20 утра памятник был повреждён группой националистов, кувалдой были отбиты рука и нос. Но основная цель, – снести ему голову, достигнута не была, к тому моменту правонарушителей задержали. Свои действия активисты аргументировали исполнением указа Президента Украины № 856/2008. Через пару часов после надругательства над памятником на YouTube появился 6-минутный видеоролик, где молодые люди объясняют, что хотят избавить Киев от подобных символов. На видео видно, как они приставили лестницу к монументу и, вскарабкавшись наверх, начали наносить удары по монументу.

Сотрудники милиции задержали пятерых националистов. 19 июня 2013 года Шевченковский районный суд Киева признал националистов «виновными в хулиганстве». Николай Кохановский получил 3 года ограничения свободы с испытательным сроком 2 года, глава Дубровицкой организации ВО «Свобода» Александр Задорожный и националисты: А. Тарасенко, Б. Франт и И. Срибной получили по 2 года ограничения свободы.

Памятник Ленину спрятали в строительное полотно
Фото: Фото Круль Владимир/Я-Корреспондент
Этот поступок очень уж возмутил киевских коммунистов, за их средства памятник отреставрировали и установили охрану, день и ночь здесь дежурят коммунисты, доказательством чего есть красная палатка рядом, также Ленина охраняет специализированная охрана с табельным оружием. В том же году памятник был отреставрирован (повреждённые фрагменты были восстановлены при помощи специальной смолы, несколько отличавшейся по цвету от гранита) и 27 ноября 2009 года торжественно открыт. Во время церемонии открытия произошла стычка киевских коммунистов с противниками открытия памятника, разбившими о постамент бутылки с красной краской.

Памятник после повреждения постамента 1 декабря 2013 года
Чаще всего возле памятника В. И. Ленину собирались коммунисты и проводили протестные и праздничные мероприятия (Коммунистическая партия Украины).

Митингующие откалывают куски от головы памятника
Разрушение 8 декабря 2013 года

Во время Евромайдана на памятник несколько раз покушались, после чего он был окружён «Беркутом». Вечером 8 декабря 2013 года во время массовых протестов Евромайдан в центре Киева памятник был свергнут с постамента участниками уличных акций протеста при помощи троса, заведённого вокруг скульптуры, и сильно повреждён после падения на землю и дальнейшего разрушения при помощи кувалд и подобных инструментов. По утверждению некоторых источников, все это происходило на виду у колонны «Беркута».

Постамент после разрушения памятника 8 декабря 2013 года
«После того, как в Киеве памятник Ленину упал, толпа набросилась на него и стала бить кувалдой, передаваемой из рук в руки. „Долой коммунизм!“ — кричали люди», — писала Маша Гессен в блоге The New York Times. Ответственность за уничтожения монумента взяла на себя партия «Свобода». Как отметил председатель КГГА: "Демонстрируя приверженность европейским демократическим ценностям, недопустимо демонстрировать правовой нигилизм. То, что произошло на бульваре Тараса Шевченко, ни что иное, как вандализм. И он не имеет ничего общего с демократией". Управление внутренних дел Киева заявило о том, что по факту сноса памятника возбуждено уголовное дело. Оно открыто по части 1 статьи 294 УК Украины «Массовые беспорядки». Начался сбор денег на ремонт и реставрацию памятника.

Украинский священник благословит Ленинопад на Украине.
КПРФ и КПУ высказались с резкой критикой произошедшего. Правнук скульптора Сергея Меркурова,  Антон Меркуров, оценил разрушение как акт вандализма, но высказался против восстановления памятника: "Я против восстановления или реставрации этого памятника. Урон, нанесённый вандалами не поправим. Так распорядилась история. Пусть эти обломки служат будущим поколениями, напоминая о том, что их предки были глупыми, жестокими и необразованными обезьянами".

Вскоре после сноса и разбора в интернете появились объявления о продаже частей памятника. Стоимость зависит от части тела и веса: «Ладонь стоит 1 тыс. грн, кусочек руки — 750 грн. Куски ног и туловища продаём на вес — 50 грн за кило. Голова — бесценна. За неё предлагайте свою цену». В ночь на 14 декабря 2013 года остатки разбитой фигуры были вывезены в неизвестном направлении.

Фото: страница Ирины Ромалийской в Facebook

Из головы памятника Ленину, стоявшего на Бессарабке, сделали скульптуру паука. Украинский журналист Ирина Ромалийская сообщила об этом на своей странице в Facebook. Она опубликовала фотографию нового художественного объекта, выполненного, очевидно, из металла. «Теперь "вождь мирового пролетариата" выглядит так», — пояснила она.


Депутат фракции «Батькивщина» Андрей Шевченко заявил, что снос памятника не был санкционирован Евромайданом. Впрочем, глава фракции "Батьківщина" Арсений Яценюк чуть позже сказал: "Думаю, Ленін впав від заздрощів. Тому що Ленін скликав одну революцію, а Янукович — дві".

Киевский двойник Ленина. Фото: А. Яремчук
Киевский двойник Ленина, актер Александр Иванович Скляров часто гулял в районе на Бессарабки около памятника своему кумиру. После того как памятник снесли, актер был явно расстроен, сказав с грустью: "Я ведь очень похож на вождя. Почти его брат-близнец. Вандалы! Когда узнал, что меня снесли, расстроился, но не плакал. Вот еду в троллейбусе, а девушки мне говорят, что меня разбили. А я им говорю: потрогайте, живой! Я, конечно, сторонник революций, но считаю, что воевать с памятниками — это лишние. Я же никого не трогал, стоял себе на Бессарабке, а тут за шею и головой об асфальт... Особенно мне жаль пожилых людей, которые собирали ночью кусочки Ленина и плакали... Вы, батенька поймите, я сам пострадал от партийных работников в советские времена, но зачем было рушить постамент, мне непонятно. Я же не раз говорил всем: если вам мешают памятники вождю, привозите их всех мне в частный сектор на Куреневку — я всех приму".

Участники фестиваля были против сноса памятника Ленину. Фото А.Манчук
С 7 по 13 декабря 2013 года в эквадорской столице Кито проходил XVIII Всемирный фестиваль молодежи и студентов, который открыл открыл сам президент страны Рафаэль Корреа, несколько часов выступавший перед делегатами из 140 стран, которые маршировали по улицам этого высокогорного города, расположенного под склонами вулканов, на высоте почти три километра, заявляя, что Эквадор является самостоятельной фигурой на мировой арене, давший убежище Джулиану Ассанжу, не побоявшись бросить вызов ведущим мировым державам, которые хотели его арестовать. "Мы больше не банановая республика, политику которой диктуют из-за океана" — вещал Корреа, стоя под ледяным ливнем, внезапно хлынувшим из спустившихся с гор туч. Правда, он не стал акцентировать их внимание на том, что Эквадор использует сейчас вместо собственной валюты доллар США. Под крики местных зазывал, предлагающих отведать коку, и раздававших участникам фестиваля пакетики с листьями коки — растущего в Андах кустарника, который известен как сырье для кокаина, насущные проблемы молодежи обсуждала самая экзотическая публика. К примеру, представители новозеландских аборигенов-маори, борющихся за расширение своих прав; делегация туарегов из непризнанной Западной Сахары; красные колумбийские партизаны, которых обвиняют в производстве того самого кокаина; непальские маоисты с ароматическими буддистскими палочками; северные корейцы с портретами своего нового вождя Ким Чен Ына и индейцы из Амазонии, толком не говорящие даже по-испански. Все вместе они ходили на семинары, где пытались обсуждать проблемы глобализации и защиты прав человека и слушали выступления музыкальных групп — от итальянской "Банды Басотти" до кубинских джазменов и фольколорных коллективов, играющих традиционную музыку андских индейцев. Последние исполняли свои песни часами, почти без остановок. Представители правопорядка совершенно спокойно наблюдали за тем, как несколько волонтеров средь бела дня раздавали на улицах города Кито коку, а также сделанные на ее основе конфетки-леденцы. Ведь это "наркотическое" мероприятие было официально санкционировано властями Эквадора. На фестивале, совпавшем со сносом памятника Ленину на Бессарабке, прошла акция протеста, организованная делегатами от украинского комсомола, которые нарисовали плакаты в защиту памятника, а между делом бойко торговали на организованном в рамках фестиваля сувенирном рынке комсомольскими значками с Лениным по $5. "Это — варварство. Ленин — выдающаяся историческая фигура, он издалека повлиял даже на наш континент. В Эквадоре и Латинской Америке сегодня живет немало людей, которым дали его имя. Война с памятниками недопустима. Мы резко осуждаем испанских конкистадоров, которые когда-то поработили и истребили индейцев, но никто не собирается сносить установленные им памятники — хотя за последние годы у нас прошли две народные революции, когда индейцы брали столицу под свой контроль", — заявил газете "Сегодня" депутат эквадорского парламента, коммунист Диего Винтимилья.


Во время акции — субботника в Киеве 30 декабря в связи с 91-й годовщиной образования Союза ССР был представлен на портрете …канадский Ленин. Оригинал впервые опубликован в журнале «North Star Compass» , 2011 декабрь, том 21, № 12, органе Международного Совета Дружбы и Солидарности с Советским Народом и общества карпато-русинских канадцев. С таким плакатом пришла 30 декабря 2013 в 12 часов в Киеве на Бессарабку беспартийная советская патриотка Галина Петровна Савченко и была в грубой форме оттеснена А.Медведевым, которому такой Ленин показался слишком агрессивным, от постамента разрушенного памятника Ленина, на территории которого коммунисты из Киевских городской и областной парторганизаций КПУ проводили субботник в связи с 91-й годовщиной образования Союза ССР. Товарищу А. Медведеву больше по душе вот такой традиционный Ленин «парламентского типа».


Безнаказанность лиц, виновных в разрушении памятника в Киеве, породила целую череду вандализма в отношении памятников В. И. Ленину на Украине. Так, в январе 2014 года полностью разрушен памятник в городе Бердичеве, а памятник в городе Березовка Одесской области был облит краской. В феврале 2014 года начался настоящий «Ленинопад» — в ночь с 21 на 22 февраля 2014 года были снесены 16 памятников В. И. Ленину в Днепропетровске, Чернигове, Броварах, Житомире, Полтаве, Прилуках и других городах.


3 февраля была проведена шуточная акция, во время которой на постаменте разрушенного памятника молодежь установила памятник «Межигорскому золотому унитазу», который, по словам участников акции, символизирует расточительство, коррупцию и диктатуру.

Согласно опросу, проведённому компанией Research & Branding 69 % киевлян высказали «в целом негативное» отношение к сносу памятника Ленину, 13 % — «в целом позитивное». 67 % жителей Киева расценивают снос памятника как вандализм, противоположного мнения 29 %.

Министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский поддержал снос памятника и сказал, что доволен, что Киев стал очередной европейской столицей, где снесли памятник кровавому тирану. Бывший министр внутренних дел Украины Луценко также одобрил снос памятника.

Председатель Харьковской областной администрации Михаил Добкин начал сбор денег на восстановление памятника. «Завтра открываю счет, для восстановления памятника Ленину в Киеве. Внесу на счет 50000 грн. Все, кто презирает вуек за их тупизм, присоединяйтесь», — призвал М. Добкин в Twitter. «Судя по мнению твитт сообщества 50000 грн. на восстановление памятника Ленину мало. 100000 грн. и все, что соберут харьковчане, передадим Киеву!» — добавил он. Коммунисты Украины объявили, что восстановят памятник.

Памятник сахарозаводчику и известному меценату А. Бобринскому (сегодня на этом месте памятник Щорсу, а внизу улицы Петлюры - Вокзал).
Хочется напомнить читателям о том, что после прихода к власти большевики решили "покончить со старым миром" вполне в стиле вандалов. Так, в Киеве были снесены памятники Николаю I — в Николаевском сквере, Александру II Освободителю — на Царской площади (сейчас Европейской)… Еще в апреле 1919 г. на сессии Киевского городского совета рабочих депутатов было принято постановление: "Не позднее пролетарского праздника 1 Мая снести долой памятники контрреволюции, которые так поганят наш город, передать их на заводы для переплавки на гильзы к снарядам для Красной Армии". Поэтапно, не сразу, но все "памятники контрреволюции" были в Киеве снесены. Так, на месте памятника графу Алексею Бобринскому (снесен в 1932 г.) установили памятник Николаю Щорсу…


В феврале 2014 года На месте снесенного памятника Ленину в Киеве появилась инсталляция - 99 золотых детей лежат вокруг постамента, а один - стоит на вершине. Автор композиции, свободный художник Татьяна говорит, что хотела донести людям мысль, что дети - будущее нашей страны.


6 июля 2016 г. на постаменте, который остался от памятника Ленину на Бессарабской площади, неизвестные установили скульптуру, издали напоминающую Богородицу. Впрочем, возле нее неизвестный скульптор разместил двух гномов, так что, скорее всего, это - Белоснежка. Позже, по информации издания "Вести", скульптура упала с постамента.


9 июля 2016 был представлен арт-объект на месте снесенного памятника Ленину в виде металлических лестниц, которые поднимаются на высоту постамента, а затем спускаются вниз. Конструкцию разработала мексиканская художница Синтия Ґутьеррес. Она победила в конкурсе на лучший проект художественной интервенции. Арт-объект был открыт для прогулок с 14 июля 2016. Как сообщал "Обозреватель", в июле в Киеве на месте памятника Ленину, который разрушили в 2013 году, появится инсталляция "Населяя тени" мексиканской художницы Синтии Гутьеррес.
Одной из самых популярных идей в Интернете
была замена Ленина магистром Йодой
Ранее в соцсети предложили установить на месте памятника Ленину памятник Тарасу Шевченко (не смотря на то, что в Киеве уже есть памятник Великому Кобзарю), Степану Бандере, меценату Федору Терещенко, писателям Ивану Нечуй-Левицкому и Григорию Тютюннику, а то и просто фонтан, как было раньше *см. выше).


Еще немного ленинских фотожаб.


10 мая 2017 года неизвестные вандалы разрушили инсталляцию мексиканской художницы "Ритуал природы", которая украшала постамент бывшего памятника Ленину. Силами неравнодушных киевлян, которые пришли на помощь фонду "Изоляция" и присоединились к восстановлению постамента, инсталляцию удалось вернуть к жизни на следуюзий день.

Комментариев нет :

Отправить комментарий