воскресенье, 28 мая 2017 г.

28 мая 1987 Матиас Руст - "кремлевский" летчик 30 лет спустя


Эта история произошла ровно 30 лет назад, 28 мая 1987 года, по иронии судьбы в День пограничных войск СССР, и наделала много шума в СССР - легендарный "кремлевский" пилот-любитель Матиас Руст (нем. Mathias Rust, род. 1 июня 1968 года в городе Ведель (Wedel) около Гамбурга) на лёгком самолете "Cessna 172" совершил перелёт из Гамбурга через Рейкьявик и Хельсинки и приземлился прямо на Красной площади в Москве среди бела дня, нетронутый советской ПВО, беспрепятственно пролетев более тысячи километров! У немецких пилотов раньше была такая поговорка: «Сесть на Красную площадь в день Вознесения». Это означало нечто нереальное. Как вы понимаете, такого выражения у немецких пилотов больше нет...

Маршрут перелёта
До сих пор, погружаясь в воспоминания тех дней, Матиас Руст ощущает свободу. Раскрывая причины своего отчаянного поступка, он говорит о стремлении к сближению, которое ощущалось по обе стороны "железного занавеса"."Я подумал о символическом жесте. Полет как идеальный мост. Чтобы сказать лидерам обоих блоков, что народ с обеих сторон "железного занавеса" всего лишь хочет жить в мире. Вы помните песню Стинга Russians? Ее дух был именно таким: русские тоже любят своих детей, пел он. Я в это верил", - говорит Руст - "Сегодня спустя 30 лет я смотрю на этот поступок по другому и точно не стал бы повторять его - это был безответственный поступок!"

такой же самолет был у Матиаса Руста
Юноша стремился тщательно подготовиться к перелету, отлично понимая что это будет непросто. Поэтому он совершал многочасовые перелеты над Атлантикой. 13 мая 1987 года Матиас Руст вылетел из аэропорта города Ютерзен (нем. Uetersen) на четырёхместном лёгком самолёте «Сессна-172Б Скайхоук» (Cessna 172B Skyhawk), бортовой номер D-ECJB, арендованном им в своём аэроклубе и модифицированном путём установки дополнительных топливных баков вместо второго ряда сидений. По некоторым данным, отец Руста на тот момент был бизнесменом, продававшим самолёты «Сессна». Через 5 часов полёта над Северным морем он приземлился на одном из аэродромов Шетландских островов. На следующий день Руст вылетел в Вагар (Фарерские острова). 15 мая Руст совершил перелёт в Исландию (аэропорт Кеблавик), где посетил Хёвди — место проведения встречи Рейгана и Горбачева в октябре 1986 года. "…Я почувствовал, что вошёл в контакт с духом этого места. Меня заполнили эмоции и разочарование от провала саммита, от того, что я не смог здесь оказаться прошлой осенью. Это мотивировало меня продолжить" — «Air & Space Magazine». 22 мая Руст вылетел в Берген (Норвегия), оттуда 25 мая, за 3 дня до легендарного полета — в Хельсинки (Финляндия). Матиас совершил промежуточную посадку в аэропорту Хельсинки-Малми для дозаправки. Преодолев почти 2600 миль из Гамбурга, Матиас почувствовал, что имеет достаточно навыков для достижения главной цели. Однако сомнения в своей способности выдержать нервное напряжение не оставляли. Он постоянно колебался: «Да, я должен это сделать» — «Нет, это безумие». "Я решил, что не отступлю, - вспоминает Руст. - Я думал только о расстоянии между Хельсинки и Москвой и как долететь на одной заправке". Диспетчерской службе аэропорта Руст сказал, что летит в Стокгольм. Финские техники недоуменно посмеивались, глядя на приготовления молодого немецкого пилота. До Швеции часа полтора лету, а он взлетает с полной заправкой, да еще в салон поставил дополнительные топливные баки. Можно подумать, что он не в Стокгольм, а в Америку лететь собрался.

Утром 28 мая он приехал в аэропорт, заправил «Сессну», проверил погоду и подал диспетчерской службе план двухчасового полёта на юго-запад, в Стокгольм. По его словам, это был альтернативный маршрут на случай, если он всё-таки струсит. В 13:21 (МСК) Руст взлетел. Через 20 минут, в районе города Нуммела, его самолёт вышел из зоны управления аэропорта. Руст выключил все средства связи, резко сменил курс и эшелон, на высоте около 200 м пролетел вдоль береговой линии Балтийского моря до заранее намеченной точки, которая находилась точно на воздушной трассе, соединяющей Хельсинки и Москву, и примерно в 14:00 исчез с экранов радиолокационных станций, расположенных около Сипоо. Диспетчеры запустили поисково-спасательную операцию. В 40 км от береговой черты Финского залива спасатели обнаружили масляное пятно и предположили, что самолёт потерпел крушение. Чтобы достоверно в этом убедиться, были привлечены дополнительные силы. Руст же на небольшой высоте под оживлённой воздушной трассой пересёк советскую границу возле города Кохтла-Ярве и взял курс на Москву. Позже ему предъявят счёт за ложную спасательную тревогу на сумму более ста тысяч долларов.

Вот, кстати, очередная загадка — как могло само по себе появиться масляное пятно в месте «падения» Руста? Техническая экспертиза, проводившаяся позднее, показала, что подделать такое пятно с помощью канистры или бочки, сброшенной в залив с самолета, невозможно. Подобную маскировочную поддержку немецкому летчику могла оказать разве что подводная лодка или катер.


Немец действительно не собирался в Стокгольм, но тогда этого еще никто не знал. Первые 20 минут полет проходил в соответствии с заранее поданной заявкой. Матиас вышел на связь, сказал, что у него все нормально, и попрощался. Больше на связь в этот день он не выходил. Сразу после доклада диспетчеру его самолет резко сменил маршрут движения и взял курс на воздушное пространство Советского Союза, направившись к береговой линии Балтийского моря, и исчез из воздушного пространства Финляндии около Сипоо. Его воздушный аппарат создавал реальную опасность безопасности полетов на оживленной воздушной трассе, соединяющей Хельсинки и Москву.

Все попытки финского диспетчера связаться с Рустом были безуспешны. К тому времени он уже отключил все средства связи на борту, оставив включенным лишь радиокомпас. Вскоре с экранов радиолокаторов исчез и сам самолет. Немедленно в место последних зафиксированных координат самолета были направлены группа финских спасателей и катер береговой охраны. В указанном районе на поверхности моря они обнаружили обширное масляное пятно. Решив, что это след падения самолета, они вызвали водолазов для поисков его обломков. Позднее служба спасения Финляндии предъявила «кремлевскому летчику» счет в 100 тысяч долларов за проведение поисково-спасательных работ по его поиску. До сих пор неизвестно, откуда взялось это пятно. Техническая экспертиза, проводившаяся позднее, показала, что подделать такое пятно с помощью канистры или бочки, сброшенной в залив с самолета, невозможно. Подобную маскировочную поддержку немецкому летчику могла оказать разве что подводная лодка или катер.

Погода в тот день была облачной, с прояснениями, с нижним краем облаков 400-600 м, ветер западный, временами срывался моросящий дождь. Около часа полета Руст строго выдерживал курс по радиомаяку, навигационная станция которого располагалась в районе Хельсинки. Далее весь полет осуществлялся по показаниям магнитного компаса и визуальным сличениям объектов, которые заранее были нанесены на карту. Главными ориентирами обозначены Чудское озеро, озеро Ильмень, озеро Селигер, железнодорожный путь Ржев-Москва. При таких протяженных ориентирах заблудиться просто трудно.


В 14.29 неизвестный объект появился на экране радиолокаторов советских ПВО уже в советском воздушном пространстве возле города Кохтла-Ярве. Низко летящий тихоходный объект не отвечал на запрос «свой — чужой», после чего ему присвоили боевой общесоюзный номер 8255. Три дежурных ракетных дивизиона были приведены в боевую готовность и имели целью устойчивый контакт, но команды на уничтожение так и не получили. В это время военные выясняли у гражданских авиадиспетчеров, не их ли это заблудший подопечный. Когда выяснилось, что самолет никем не заявлен, все приграничные подразделения ПВО привели в готовность № 1. С аэродрома «Тапа» (Эстония) подняли пару дежурных истребителей для опознания объекта. В 14.48 в районе города Гдова пилот одного из перехватчиков доложил, что наблюдал в разрыве облаков самолет типа нашего «ЯК-12» белого цвета. Мог ли сбить истребитель «Цесну» Руста? Технически это было возможно, но после случая с южнокорейским лайнером "Боинг-747" с 300 пассажирами на борту, сбитым нашими самолетами в 1 сентября 1983 года в воздушном пространстве СССР над Тихим океаном, по войскам был издан приказ, запрещающий открывать огонь по гражданским и спортивным самолетам, если видно было, что это не военный самолет.

Это и спасло жизнь Русту, а вовсе не мнимая слабость советской ПВО. Попробуем представить себе, что Руста сбили после обнаружения. Вой о молодом "вестнике мира", убитом безжалостными русскими варварами, продолжался бы много лет.

Не получив приказа, сверхзвуковой «МиГ» пролетел мимо тихоходного самолета, летевшего на малой высоте, и через мгновения «Цесна» осталась далеко позади. Пока «МиГ» снова наводили на цель, та пропала с экранов локаторов, нырнув ближе к земле.


На этом факте основана версия, которую выдвинули журналисты западногерманского журнала «Вunte», о промежуточной посадке Руста где-то в районе Старой Руссы. Подсчитав скорость полета и его дальность, они получили среднюю скорость Руста — 140 км/ч. Крейсерская скорость «Цесны 172р» — 220 км/ч. Кроме того, готовясь к полету, Руст значительно облегчил свое четырехместное судно, сняв часть оборудования. Ветер в день перелета был по большей части попутный Русту. Так что по всем расчетам выходило, что сесть на Красной площади он должен был часа на полтора-два раньше. Немецкие журналисты в пользу своей версии приводят следующий довод. Из Хельсинки, как они утверждают, Руст вылетел в зеленой рубашке и джинсах, в Москве же он вылез из самолета уже в красном комбинезоне. Не исключено, что он использовал кратковременную посадку в качестве обманного маневра против советских ПВО, ведь технические характеристики «Цесны» вполне это ему позволяли.


Кроме того, в Хельсинки, как утверждает М.Тимм, на хвостовом стабилизаторе «Цессны» не было изображения атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. Откуда тогда оно взялось после посадки самолета на Красной площади? Примечательно, что опознавательный знак гамбургского аэроклуба— красный круг с трезубцем, который похож на акулий плавник, уже после вылета из Хельсинки был замазан и поверх него Руст наклеил загадочный знак (изображение атомной бомбы – прим.переводчика). Впрочем сам Руст в одном интервью утверждает, что "никакая это не бомба. Это все было связано с моей миссией: шар символизировал планету Земля, три ноги - надежду, свободу и мир, треугольник - символ лучшей жизни. Я эту картинку сам вырезал из бумаги и прилепил. Советские следователи углядели в этом тайный смысл и преподнесли это так, что мой поступок должен был иметь такой же эффект, как атомная бомба..."

Кстати, в районе Старой Руссы, где мог совершить предполагаемую вынужденную (а может, запланированную?) посадку Руст, находится до полусотни аэродромов и более шестидесяти площадок, принадлежащих различным ведомствам. Ни одна из этих площадок в том районе не имела связи с органами, контролирующими порядок и правила использования воздушного пространства. Словом, даже при желании позвонить куда следует свидетели посадки заморского гостя не смогли бы этого сделать. Просто идеальное место для того, чтобы "нырнуть" от всевидящих локаторов советской ПВО. И если Руст такую посадочную площадку выбрал случайно, то эта случайность под стать выигрышу всех главных призов в одной лотерее.

Бывший заместитель начальника отдела боевой подготовки радиотехнических войск Московского округа ПВО подполковник Е.Суховеров считает, что немецкий летчик сознательно пошел на промежуточную посадку, чтобы запутать наших локаторщиков. То есть из «нарушителя границы», каким его идентифицировали в районе Финского залива, стать просто «нарушителем режима полетов», по которому никто стрелять уже не будет.

По пути его полёта в воздух поднимались дежурные звенья с аэродромов Хотилово и Бежецка, но приказа сбить «Цесну» так и не поступило.

Через некоторое время, обнаружив неизвестную точку, следующую другим курсом и на другой высоте, операторы ПВО решили, что это и есть потерянная злополучная цель, но поднятые на перехват истребители вернулись ни с чем. Тем временем Руст переходил из зоны ответственности одних округов ПВО в другие. Корни этой ситуации лежат в семидесятых годах, когда Леонид Ильич Брежнев провел реорганизацию ПВО. Единая доселе система была разбита на отдельные округа, что привело к известным последствиям. Автоматизированная же система ПВО Московского военного округа была отключена для профилактических работ, поэтому слежение за самолётом-нарушителем пришлось производить в ручном режиме и координировать по телефонной связи. Таким образом самолёт Матиаса Руста не попал в список самолётов, сбитых во время холодной войны.

К трем часам дня Руст добрался уже до Пскова. В это время там проходили плановые учебные полеты одного из местных авиаполков. В воздухе постоянно находилось до десятка самолетов. Одни заходили на посадку, другие взлетали. В этой круговерти подсчитать точное количество находящихся в полете самолетов было затруднительно. В 15.00 поменялся код системы госопознавания. Все летательные аппараты и наземные средства системы должны были сменить код одновременно. Но полеты были учебные, и часть молодых летчиков не успела или попросту забыла вовремя сделать эту несложную операцию. В результате все они стали для системы чужими. Не разобравшись в ситуации, командир радиотехнической группы принудительно присвоил всем истребителям, а заодно и Русту признак «я — свой». Дальше Руст летел, получив советскую воздушную прописку.

За день до этого в 40 км западнее города Торжка произошло столкновение истребителя «МиГ-25» и бомбардировщика «Ту-22М». И опять по роковому стечению обстоятельств маршрут Руста пролегал именно над этим районом. В поисково-спасательной операции принимали участие и несколько вертолетов. Отличить на экране радара «вертушку» от тихоходной «Цесны» невозможно, и, решив, что самолет Руста — еще один из поисковых вертолетов, нарушителя вторично легализовали. Тот злополучный день прямо-таки изобилует странными совпадениями. Одновременно с появлением Руста над озером Селигер радары зарегистрировали сразу шесть неопознанных целей в районе Осташкова. Убедившись, что скорость движения объектов совпадает с направлением и скоростью ветра, дежурная смена идентифицировала их как метеообразования.

Не разобравшись точно с неопознанной целью, они доложили на командный пункт Московского округа ПВО и Центральный командный пункт (ЦКП) войск ПВО о самолете Руста как о простом нарушителе режима полетов, то есть как о вылетевшем без заявки советском легкомоторном самолете. Оперативный дежурный ЦКП, понадеявшись на то, что с самолетом-нарушителем разберутся сами в Московском округе, дал команду снять эту цель с оповещения на ЦКП. В итоге информации о простом нарушителе режима полетов никто не придал значения, до тех пор пока этот простой нарушитель режима полетов не объявился на Красной площади. При подлете к Москве произошли еще два странных совпадения. Пока операторы Московского округа пытались разобраться, что же все-таки приближается к столице: самолет — нарушитель государственной границы или простой нарушитель режима полетов, в этот критический момент кто-то сверху дал команду на выключение АСУ для внепланового проведения профилактических работ.


«Сессна» делала три захода на посадку.
Поэтому кое-кто из свидетелей сумел ее снять.
Жаль, что тогда не было YouTube.
Ролик бы побил все рекорды по популярности.
Не менее странным выглядит факт двадцатиминутного прекращения полетов над «Шереметьево» — именно на время полета Руста. Кто и зачем отдавал эти распоряжения, до сих пор остается загадкой. Самолет Матиаса Руста появился над центром города около семи. Сначала он хотел приземлиться в самом Кремле, но, убедившись, что на территории Кремля нет подходящей площадки, решил сесть между Спасской башней и собором Василия Блаженного. Однако сделать этого ему не удалось из-за множества людей на площади. Тогда Руст сделал еще круг над площадью с включенными навигационными огнями и покачал крыльями, но находившиеся под ним люди не поняли его сигналов. Лишь с третьей попытки ему удалось посадить машину на брусчатку Красной площади.

Как утверждал на процессе сам пилот, первоначально он хотел посадить самолет в самом Кремле, но, убедившись, что на его территории нет подходящей площадки, решил посадить его прямо перед Покровским собором. Однако площадь была заполнена народом, и Руст с включенными посадочными огнями несколько раз прошел над головами гуляющих, помахивая крыльями. В ответ на это гуляющие махали ему руками и дружески улыбались.

Руст сообщает, что вид Красной площади вызвал у него страх, поскольку показалась очень маленькой. "Чтобы совершить посадку на Cessna, мне хватило бы 200 метров, я предпринял три попытки и трижды набирал высоту вновь: внизу собралась толпа любопытных, происходящее было похоже на фильм Феллини, - утверждает немец. - Я боялся кого-нибудь поранить или задавить".


Руст приземлился на Большом Москворецком мосту, накатом доехал до Собора Василия Блаженного, в 19:10 вышел из самолёта и стал раздавать автографы. "Тут я заглушил мотор и долго сидел в кабине, целых четверть часа, - добавляет Матиас Руст. - Я спрашивал себя, не стоит ли вновь взлететь и вернуться назад. Слишком поздно, Матиас, ответил я сам себе. Горючего не хватит. Я решился, открыл кабину и спустился. Меня сразу же окружила толпа".

Удивительно, но люди, всю жизнь прожившие за "железным занавесом" и приученные советской пропагандой относиться к иностранцам с подозрением, произвели на Руста совершенно иное впечатление. "Нет, люди не выглядели враждебными, - возражает немец. - Им было любопытно, они улыбались". Его спрашивали, откуда он прилетел, а после ответа выражали сомнение: "Но на самолете германский флаг, не финский. Ты товарищ из ГДР?" "Нет, друзья, нет. Я из ФРГ, прилетел с жестом мира, - вспоминает Руст свой неуверенный ответ. - Молодая женщина сломала лед: она, улыбаясь, пошла мне навстречу, и протянула мне хлеб и соль, поприветствовала меня таким образом."

Остряки мгновенно переименовали главную площадь страны в аэропорт «Шереметьево-3». В течение долгого времени после указанного события можно было, садясь в такси, сказать водителю: «В Шереметьево-3 !» И всякий понимал, что вам нужно на Красную площадь. Этот анекдот как нарочно был подкреплён тем, что на Красной площади запретили курение. Граждане с пониманием встретили это указание властей: в аэропорту курить нельзя. В конце 1987 года московские гаишники получили новые кодовые таблицы (список условных обозначений для передачи сообщений по радио), где, между прочим, появился новый пункт: «95 – посадка самолёта». Также по стране ходил анекдот, что у фонтана возле Большого театра поставили пост милиции, на случай если всплывёт американская подводная лодка. А вот еще один: Собралась на Красной площади большая толпа людей с вещами. Когда у них спросили, что они делают, они ответили: — Ждем самолет на Гамбург.

В этот же день, только чуть раньше, над Красной площадью летал вертолет, производивший фотосъемку. Поэтому, когда дежурному по отделу охраны Красной площади майору Токареву позвонили и спросили: «Кто там у тебя летает?» - он спокойно ответил: «Да это съемки идут», а когда с ним связался постовой Косоруков и сообщил, что над площадью летает самолет, лишь лениво возразил: «Ты смотри, чтобы коровы по площади не ходили, а самолет - хер с ним!»

На место происшествия тут же прибыл замначальника московской милиции Н.С. Мыриков. Прямо с площади он по рации связался с шефом, генерал-лейтенантом Богдановым, и доложил: «Товарищ генерал! На Красной площади сел немецкий самолет», в ответ на что Богданов лишь матюкнулся и, раздражённо ответив: «А танки вам не мерещатся?», прервал связь. Зато замначальника ГАИ Москвы полковник Панков приехал сразу: «Надо ехать. Когда «Россия» горела, я тоже ведь сразу не поверил». Богданов приехал сразу за ним. А еще минут через 20 туда же приехали «люди в сером» и увезли смущенно улыбающегося летчика на Лубянку.

Лишь по прошествии часа после посадки к самолету подъехала черная "Чайка", из которой вышел офицер в сопровождении милиционеров. "Мы говорили по-английски. Они были спокойны и вежливы, - вспоминает Руст. - Спросили у меня документы, обыскали самолет. Потом паспорт вернули. Пожилой офицер сказал мне: "Юноша, я начальник московской милиции. Где же твоя виза, черт возьми? Добро пожаловать, но где твоя виза? Ты понимаешь, это проблема".

Затем Руста отвезли в ближайшее отделение милиции, где беседу вели уже сотрудники Комитета государственной безопасности (КГБ). "К счастью, в немецком переводе я не узнал русской аббревиатуры КГБ, иначе бы умер от страха", - замечает спустя годы Матиас Руст.

Матиас Руст в суде
Заверения немца, что он прилетел в Москву с жестом мира и по собственной инициативе выглядели для сотрудников КГБ невероятными, несмотря на то, что никакого оружия на борту самолета они не обнаружили.

В Лефортовской тюрьме, куда Руста отвезли позднее, начались более жесткие допросы. "Если ты скрываешь правду, мы все равно это выясним, но тем самым ты усугубляешь свое положение. Признайся, что империалисты тебе заплатили за эту провокацию", передает немец слышанные от "комитетчиков" угрозы.

"Я боялся, что мне оттуда не выйти. За несколько недель я похудел на 10 кг. Александр, мой сокамерник-украинец, сидел за фарцовку в гостинице "Астория", он успокаивал меня, зачитывая статьи из "Правды", - говорит Руст.

Руст был обвинён в злостном хулиганстве (его посадка, по мнению суда, угрожала жизни находившихся на площади людей), нарушении авиационного законодательства и правил международных полетов, а так же в незаконном пересечении советской границы. Руст заявил на суде, что его полёт был «призывом к миру». 4 сентября Руста приговорили к четырём годам исправительно-трудовых колоний. Несмотря на то, что ему разрешили отбывать срок в Лефортовской тюрьме в Москве, Руст тяжело переживал свое заключение. "Это было очень тяжело для меня – в 19 лет быть запертым в течение 23 часов в сутки. У меня были проблемы с питанием и я сильно потерял в весе", - рассказывает Руст.

Родители Матиаса, Моника и Карл-Хайнц,
навещали сына каждые два месяца.
На суд приехали родители Матиаса и младший брат
Матиас Руст вернулся в ФРГ 3 августа 1988 года после того как Андрей Громыко (по другой версии Косыгин), в то время председатель президиума Верховного Совета СССР, подписал указ об амнистии. Руст провёл в предварительном заключении и тюрьме в общей сложности 432 дня.


Матиаса Руста освободили в знак доброй воли вскоре после подписания договора о нераспространении ядерных вооружений. Однако дома тоже не было все гладко: его посчитали сумасшедшим, поставившим под угрозу мир, и лишили прав на пилотирование.

В ноябре 1989 Руст, проходивший альтернативную службу в больнице в немецком городе Риссен, ударил ножом медсестру, потому что она отказалась пойти с ним на свидание. За это в 1991 он был приговорён к 4 годам лишения свободы, но был освобождён спустя всего 15 месяцев. "Я не могу объяснить, что на меня наехало. Я бесконечно сожалею о своем проступке. Меня все время подмывает еще раз извиниться перед этой женщиной за содеянное. На самом деле я вовсе не агрессивный человек", - уверяет Руст.

В апреле 1994 Руст заявил, что хочет вернуться в Россию. Немец открыл в Москве обувной магазин, однако «громкое имя» не помогло, и бизнес прогорел.

В 1997 году Руст обратился в индуизм и женился на индийской девушке по имени Гита, дочери богатого торговца чаем из Бомбея, с которой познакомился в Тринидаде и Тобаго. Затем, в 28-летнем возрасте, объездив весь мир, Руст с женой вернулся в Германию. Так немцы вместо национального героя получили банального хулигана.

На фоне афиши спектакля о себе, любимом
В 2001 году Руст снова напомнил о себе. Из универмага в Гамбурге он украл кашемировый свитер за $81 и заплатил штраф в 4 с половиной тысячи долларов.

По состоянию на 2002 год Руст жил в Гамбурге со второй женой Афиной (Athena). Сейчас Матиас Руст зарабатывает на жизнь игрой в покер. Самый крупный выигрыш, по его словам, составил 750 тысяч долларов, которые перепали ему в одном из казино Лас-Вегаса. Однако он их быстро спустил…


Сегодня он преподает в своей школе йоги в городе Гамбурге.
Книжка воспоминаний Руста о его полете в Москву вышла
к 25-летию полета в одном из немецких издательств
Матиас Руст говорит, что не сожалеет о том, что сделал, и считает, что помог Горбачеву в осуществлении задуманных им реформ: "Я уверен в том, что помог ему начать Перестройку гораздо раньше, чем это могло бы произойти без моего полета".

Самолет, похожий на самолет Руста, в Немецком техническом музее
После инцидента самолет сначала выкупила одна из мюнхенских косметических фирм, заплатив за него двойную цену. Это сделали еще до того, как советская власть приняла окончательное решение о дальнейшей судьбе самолета. Известный своими перелетами через Атлантику пилот Вилли Гольнаґель перегнал самолет из России в Германию. Позднее его продали одному богатому японскому бизнесмену, который надеялся, что со временем цена самолёта вырастет. Там он ржавел под открытым небом в одном из парков развлечений в пригороде Токио. В 2008 году самолет был куплен Немецким техническим музеем в Берлине, где выставляется в фойе по сей день.

В популярной эстраде Руст описан как бесшабашный и безрассудный парень.


Имя Матиаса Руста упоминалось в песне «Ветер-шалун» (автор В. Шахрин) группы «Чайф» — «…и как Матиас Руст, нарушал бы границы…».

Евгений Евтушенко отметил свои впечатления от этих событий в стихотворении «Русские коалы»: «…Нахальный аэрокурёнок чуть Кремль не сшиб — всё оттого, что был прошляплен он спросонок коалами из ПВО.»


В тот же год Игорь Иртеньев написал о полёте Руста стихотворение «Ероплан летит германский…». На эти стихи была написана песня «Посвящение лётчику Русту» группы «Зодчие».


Юлий Ким в песне «Кадриль для Матиаса Руста» описал его как бесшабашного и безрассудного парня.


Группа «Лесоповал» исполнила песню под названием «Минин и Пожарский» (музыка Сергея Коржукова, слова Михаила Танича), в которой главным действующим лицом является Матиас Руст.


Группа «Ноль» записала песню под названием «Я — самолёт».


Группа «Modern Trouble» в 1987 году записала песню «Fly to Moscow».


В «Песне без названия» Александра Градского есть слова: «… И вписался Руст искусно в ложе площади прокрустово. Да что нам Русты и „прокрусты“ и прохвосты всех мастей!»


В фильме Леонида Гайдая «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди» (1992) в начале фильма идёт эпизод с приземлением героя фильма на Красной площади, являющийся аллюзией на приземление Руста.

В советских газетах полёт Руста был представлен как провал советской системы ПВО. Михаил Горбачёв использовал инцидент для того, чтобы сместить министра обороны Сергея Соколова и командующего ПВО Александра Колдунова, а также для последующего сокращения вооружённых сил (уволил 200 генералов). Оба они были политическими противниками Горбачёва. Вместо них он назначил людей, поддерживавших его политический курс, хотя один из них — новый министр обороны Дмитрий Язов — впоследствии участвовал в путче (ГКЧП) против Горбачёва.

Командующий Московским округом ПВО генерал-полковник Владимир Царьков, назначенный на должность в мае 1987 года, за несколько дней до событий получил выговор, но должность свою сохранил.

Наиболее цитируемая оценка последствий полёта Руста для Советских Вооружённых Сил дана американским специалистом по национальной безопасности Вильямом Одомом: «после пролёта Руста в советской армии были проведены радикальные изменения, сопоставимые с чисткой вооруженных сил, организованной Сталиным в 1937 году». Появилась грустная шутка, что трасса Москва — Ленинград — самая мягкая: она устелена папахами генералов и полковников.



Версии о мотивах Руста

Мировые СМИ выдвигали разные версии причин полёта Руста: выиграть пари, произвести впечатление на девушку.

Целые расследования посвящены выяснению вопросов: почему в этот день в районе Калининской области были выпущены метеошары и случайно ли там на экскурсии находились западногерманские туристы?

Полет сделал знаменитым не только Матиаса Руста, но и его самолет. Это дало повод для появления версии о рекламной подоплеке полета. Отец Матиаса Дитер Руст работал дилером «Цесны» в Западной Европе. К середине восьмидесятых объем продаж самолетов этой фирмы резко сократился, и, чтобы поднять интерес к марке, нужна была яркая рекламная акция. Единственный самолет, сумевший преодолеть непроходимую систему советских ПВО, — такой рекламе позавидует любая фирма. С этой точки зрения весьма любопытно еще одно совпадение. Через 2 дня точно такая же «Цесна» села на суперохраняемой авиабазе США.

Многие представители Советских Вооружённых Сил считали полёт акцией иностранных спецслужб.

Генерал армии Петр Дейнекин, главнокомандующий ВВС РФ в 1991—1997 годах: "Нет никаких сомнений, что полёт Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб. И что самое важное — проведена она с согласия и с ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза."

Игорь Морозов, бывший полковник КГБ СССР: "Это была блестящая операция, разработанная западными спецслужбами. Спустя 20 лет становится очевидным, что спецслужбы, и это ни для кого уже не является секретом, смогли привлечь к осуществлению грандиозного проекта лиц из ближайшего окружения Михаила Горбачева, причем со стопроцентной точностью просчитали реакцию Генерального секретаря ЦК КПСС. А цель была одна — обезглавить Вооруженные силы СССР, значительно ослабить позиции Советского Союза на международной арене".

Генерал-полковник авиации Николай Москвителев: "На мой взгляд, это была хорошо продуманная акция какой-то спецслужбы".

Командующий зенитно-ракетными войсками ПВО СССР Расим АКЧУРИН, генерал-полковник в отставке, брат известного кардиолога Рената Акчурина: "- Я в ту пору был командующим зенитно-ракетными войсками ПВО СССР и оказался, что называется, на острие событий. В роковой момент проверял в Прибалтике Ленинградскую армию ПВО. Когда мне доложили, что пролетел легкомоторный самолет, поехал в те соединения, которые его сопровождали. Если бы Руста сбили, уверяю вас, даже его фрагментов собрать не удалось бы. Но мы не имели права применять средства ПВО по таким воздушным целям, могли лишь принудить к посадке. Был проложен курс, велось сопровождение. Посадить его не получилось, потому что у истребителей и самолетика Руста слишком разные скорости. Наши машины пролетали над ним. Я вообще не хочу о Русте говорить. Если бы случайно встретились, даже на затрещину ему поскупился бы, хотя могу врезать как следует. Что бы он там ни говорил, уверен: акция была вовсе не безобидной, а спланированной, чтобы опорочить нашу армию. Ведь после его посадки на Васильевском спуске на шею военным надели петлю. Был снят главком Александр Иванович Колдунов - удивительный человек, дважды Герой Советского Союза. Кроме того, у нас командарма сняли - его судьбы я не знаю и даже имени уже не помню. В ПВО тогда очень много народа "помели", а оперативного дежурного даже засудили. Кстати, сейчас наши отставники ходатайствуют о том, чтобы его реабилитировали. Но самое обидное, что из-за какого-то засранца убрали отличного министра обороны Сергея Леонидовича Соколова и поставили вместо него Дмитрия Язова. Меня Бог миловал: ушел в отставку естественным образом спустя четыре года после скандала с Рустом. Да еще, пожалуй, начальник главного штаба ПВО уберегся. Потому что был в отпуске."

Газета «Красная звезда», цитируя неназванный телеканал, писала, что Сергей Мельников, дежурный генерал на центральном пункте ПВО 28 мая 1987 года, ссылался на бывшего председателя КГБ Владимира Крючкова, который якобы признался, что готовил эту операцию по указанию Горбачёва.

Тогдашний командующий Московским округом ПВО генерал-полковник в отставке Владимир ЦАРЬКОВ:

"У меня такой информации нет. Уверен, что это — неправда. Как профессионал, считаю, что без ПВО никакому КГБ сделать это было бы не под силу. Но тогда в это гадкое дело нужно было бы посвятить чуть ли не каждого оператора в дивизионах ПВО. А их там знаете сколько на тот момент дежурило? Десятки. Да и кто может знать, какого летчика я подниму на перехват, какому дивизиону отдам команду на уничтожение, — никому это не известно! Так что я в такую версию не верю.

И еще в оправдание хочу сказать. У нас на тот момент вокруг Москвы на боевое дежурство было поставлено уже два кольца С-300. Они видели и легко могли уничтожить Руста. Но только представьте, что в этом случае наделали бы на земле ракеты, пущенные по цели, летящей на высоте 50 метров? Что было бы, если бы эта цель — самолет-нарушитель — оказалась над детским садом, или над химическим заводом, или большим населенным пунктом?

Так что, какой бы провокатор ни сидел в том самолете, никто бы не дал ПВО команду на его уничтожение. И я — командующий округом — тоже. Иначе цена потерь от его хулиганской выходки была бы слишком уж велика.
"

Вообще, в этой скандальной истории до сих пор много неясностей, остающихся в тени домыслов и предположений. Почему, например, явно провокационный полет «Цессны» состоялся именно в День пограничника, а не в какой-то другой? Как тут не вспомнить американского шпиона Пауэрса, который пересек воздушные границы Советского Союза на стратегическом самолете разведчике U2 тоже во время праздника, 1 мая 1960 года?

Почему западногерманский журнал «Штерн» опубликовал схему полетного маршрута немецкого пилота-любителя, проложенного по железнодорожной ветке Москва-Ленинград, тогда как Руст на самом деле шел совсем по другой трассе, пересекавшей низменную, заболоченную местность. Трасса эта удивительным образом совпадала с направлением вероятного удара крылатых ракет.

Почему в момент пролета «Цессны» через зону ответственности радиотехнического батальона майора В.Сироша у него отказал телекодовый канал связи с подчиненной радиолокационной ротой?

Почему в течение нескольких дней после скандальной посадки Руста на Красной площади дежурные звенья нашей истребительной авиации летали на перехват автоматических дрейфующих аэростатов и малоразмерных шаров, чрезвычайно интенсивно запускавшихся со стороны Скандинавии?

Один из этих летчиков — гвардии капитан А.Крючков, с которым я беседовал тем злополучным летом, предположил, что воздушные шпионы могли запускаться для ретрансляции информации с радиобуйков, которые мог оставить после себя Руст. Интенсивность запуска аэростатов и шаров объяснялась тем, что срок действия радиобуйков был ограничен их программой самоликвидации.

Не менее загадочен и высокий профессионализм Матиаса Руста, мастерски преодолевшего систему ПВО Финляндии и СССР, сумевшего на легкомоторном самолетике покрыть гигантское расстояние. Летчики военно-транспортной авиации и ДОСААФ, подыгрывавшие за Руста в следственных экспериментах, единодушно дали высокую оценку его пилотажной подготовке. Достичь подобного уровня летного мастерства в одиночку, как это утверждал в ходе следствия Руст, весьма проблематично. Кто-то его, бесспорно, готовил, натаскивал. Но кто?

— Нет никаких сомнений, что полет Руста был тщательно спланированной провокацией западных спецслужб – поделился с нами генерал армии Петр Дейнекин, главнокомандующий ВВС РФ в 1991-1997 года. – И что самое важное – проведена эта спецоперация с согласия и ведома отдельных лиц из тогдашнего руководства Советского Союза. На эту печальную мысль – о внутреннем предательстве, наводит тот факт, что сразу после посадки Руста на Красной площади началась невиданная чистка высшего и среднего генералитета. Как будто специально ждали подходящего повода.

Спустя 20 лет в 2007 году сам Руст объяснил свои мотивы следующим образом: "Тогда я был полон надежд. Я верил, что возможно всё. Мой полёт должен был создать воображаемый мост между Востоком и Западом."

В 2012 году он признал свой полёт безответственным, заявив следующее: "Мне тогда было 19. Мой пыл и мои политические убеждения подсказали мне, что приземление на Красной площади было единственным вариантом для меня... Сейчас я смотрю на произошедшее совершенно по-другому. Я точно не стал бы повторять это и назвал бы свои тогдашние планы нереализуемыми. Это был безответственный поступок."

Кстати, подобный полет уже был.


15 мая 1941 года в 7 часов 30 минут в советское воздушное пространство в районе Белостока курсом на Смоленск вторгся германский военно-транспортный самолет Ju-52 ("Юнкерс"). Беспрепятственно пролетев свыше 1200 километров, он приземлился на Тушинском аэродроме Москвы. Из книги Павла Судоплатова "Разведка и Кремль": "Это вызвало переполох в Кремле, привело к волне репрессий в среде военного командования: началось с увольнений, затем последовали аресты и расстрелы высшего командования ВВС. Это феерическое приземление в центре Москвы показало Гитлеру, насколько слаба боеготовность советских вооруженных сил".

В 2015 году российский журналист и телекорреспондент телеканала "Звезда" Алексей Егоров попытался проверить, удастся ли ему повторить полет немецкого пилота Матиаса Руста и обойти российскую систему ПВО в Калининградской области на самолете марки Cessna. Вместе с пилотом-экстремалом он поднялся в воздух на аналогичном самолёте, но был сразу же перехвачен вертолётом Ми-24. При второй попытке на перехват вылетел истребитель Су-27.

И еще фото.

Сейчас Матиас выглядит примерно так же, как его отец почти 50 лет назад.
Матиас в детстве. Кто бы мог заподозрить в этом кужрявом ангеле будущего авиахулигана?

Комментариев нет :

Отправить комментарий