четверг, 27 апреля 2017 г.

Тот, кто подарил сказку. Таинственному и страшному Теодору Северину Киттельсену - 160

Портрет Киттельсена работы Кристиана Крога (1892).
Теодор Киттельсон больше известен не как художник - автор больших полотен, - а как иллюстратор и график. Причем во всем мире знамениты его рисунки с троллями. Он лучше всех знал норвежских троллей и всю свою жизнь рисовал их. Дочь Киттельсена - Игрид Киттельсен Трейдер - в воспоминаниях о детстве писала: «Мы никогда не видели вблизи в лесу троллей, но прекрасно знали, что они прячутся неподалеку и подстерегают нас - особенно, когда мы совершаем прогулку в одиночестве. И поэтому мы предпочитали гулять вместе с папой, потому что в этом случае нам не приходилось опасаться даже тролля. В том, что папы видел троллей, водяных и хюльдр, мы нисколько не сомневались. И нам тем более не показалась странным, что, когда папа узнал о рисунках троллей, выполненных художником Блоком, он воскликнул: «Он рисует троллей? Он? Да ведь он в жизни ни разу не видел тролля!» Нам, детям, казалось настоящим оскорблением, если кто-то другой, кроме папы, пытался нарисовать тролля, ведь им и пытаться не стоило - им, которые в жизни своей ни разу не видели тролля». Его картины и рисунки открыли для норвежцев не только внешнюю красоту природы, но и её внутреннюю, потаённую жизнь, скрытую от глаз постороннего наблюдателя. И сегодня норвежцы совершенно уверены, что тролли могут выглядеть только так, как рисовал их Киттельсен — и никак иначе.

Киттельсен родился ровно 160 лет назад, 27 апреля 1857 года, в маленьком прибрежном городке Крагерё (Kragerø) на юге Норвегии в семье купца, вторым из восьми детей. С ранних лет мальчик увлёкся рисованием и мечтал стать художником или скульптором. Однако, поскольку его отец, Юханнес, умер, когда Теодору было 11 лет, и с его смертью материальное положение семьи резко ухудшилось, Теодору рано пришлось зарабатывать на жизнь. Он начал работать помощником часовщика в Крагерё. Уже тогда его рисунки вызывали интерес и восхищение земляков. Среди них нашлись те, кто подговорил Теодора отправиться в Кристианию - тогдашнюю столицу Норвегии - и помог ему деньгами на поездку. Там Киттельсен поработал учеником маляра, но работа оказалась слишком тяжёлой и совсем не той, которой он ожидал, и Теодор уехал обратно домой, решив стать моряком. Бродя по берегу, он с надеждой засматривался на пароходы, но больше его взгляд привлекала красота природы родных мест, к которой он с детских лет чувствовал особую привязанность.

В один прекрасный день Киттельсен окончательно решил во что бы то ни стало сделаться художником. Однако сначала ему опять пришлось поработать учеником часовщика, на сей раз в городе Арендале. Его хозяин, немец по фамилии Штейн, хорошо относился к ученику и говорил, что из него никогда не выйдет часовщика, но может выйти художник. Он даже попросил у Теодора его рисунки, и однажды торжественно сообщил мальчику: на его художества обратил внимание Дидрих Мария Ол (Diderich Maria Aall) - человек состоятельный и знавший толк в искусстве. Он пригласил Киттельсена к себе домой, долго беседовал с ним, повторяя, что путь художника один из самых трудных, и, убедившись в непреклонности намерений юноши, объявил, что Теодор может отправляться в школу искусств, в Кристианию. О плате за его обучение Ол уже позаботился.

«Стачка» (Streik, 1879)
В Кристиании Киттельсен становится учеником в художественной школе Вильхельма фон Ханно, одновременно посещая занятия в классе Юлиуса Миддельтуна. После двухлетнего обучения у фон Ханно Ол предоставил Киттельсену финансовую поддержку, чтобы тот смог продолжить обучение в Академии художеств Мюнхена. Первые два или три года были для художника счастливым периодом. Он учился и работал, а в свободное время посещал местные таверны, живя весёлой студенческой жизнью в обществе земляков Эрика Вереншёлля, Герхарда Мюнте и других. Но после трёх лет обучения начались трудные времена с того момента, когда Ол больше не мог оказывать финансовую поддержку своему протеже. Киттельсен жил скудными доходами от своих картин и рисунков, обходился самыми дешёвыми продуктами и погряз в долгах. Тем не менее, в Мюнхене он создаёт свои первые значительные работы, в частности, картину «Стачка» (Streik, 1879), выполненную в критико-реалистической манере и не имеющую почти ничего общего со зрелым творчеством художника. В то же время, Киттельсен осознаёт себя скорее как иллюстратор, нежели чем автор больших полотен. Уже в первый период пребывания в Мюнхене он увлекается такими жанрами, как карикатура и анималистика, тем самым прокладывая дорогу к зрелому творчеству.

иллюстрации Теодора Киттельсена (Theodor Kittelsen)
к книге (Юхан Херман Вессель "Убийство пса". Кристиания 1893)
Тем не менее, через 3 года Киттельсен вынужден был вернуться в Норвегию. Тогда же Киттельсен отслужил в армии. После армии благодаря стипендии он на короткое время смог поехать в Париж. Культурная столица Европы встретила художника очень неприветливо, и он в 1883 году вновь оказывается в Мюнхене. В том же, 1883, году Киттельсен совместно с немецкими художниками Эриком Вереншёллем и Отто Синдингом получил заказ на иллюстрации к трёхтомному изданию норвежских народных сказок. Киттельсен работает не покладая рук, и его рисунки пользуются успехом, но нужда не оставляет художника. Оказавшись в сложном материальном положении, он всё сильнее ощущает тоску по родине, по норвежской природе. Киттельсен писал: "Мне более всего по душе таинственное, сказочное и величественное в нашей природе, и если я не смогу впредь совмещать свою работу с разумным изучением природы, я боюсь, что невольно отупею в своих чувствах. Мне становится всё более и более ясно, что я должен делать, у меня всё больше и больше идей но я должен вернуться домой, иначе из этого ничего не выйдет".

Из книг Киттельсена этого периода следует отметить цикл «Есть ли душа у животных?» (Har Dyrene Sjæl?, 1893-94), продолжающий сатирическую линию в творчестве художника. Жабы, лягушки, птицы, насекомые изображены здесь в ситуациях, весьма характерных для человеческой жизни: праздники, пирушки, сватовства, детские игры — и сами служат гротескными иллюстрациями свойств и типов человеческого характера.


Поскольку Киттельсен сильно тосковал по родине, в 1887 году он, с помощью норвежских друзей, возвращается на родину, в Норвегию, теперь уже навсегда. В родном городе он поселяется у сестры и её мужа, которые держат стекольный магазин, но вскоре он закрывается, и зятю художника предлагают работу смотрителем маяка на Лофотенах.
Røst, 1890 (С острова Рёст)
Киттельсен вместе с ними едет туда. Два года, проведённые на острове Скомвар, оказываются очень плодотворными для художника. Впечатления от местной природы захватили его с головой. Он создаёт несколько серий рисунков, которые впоследствии выходят отдельными книгами: «Жизнь в стеснённых обстоятельствах» (Fra Livet i de smaa Forholde, 1890), «С Лофотенских островов» (Fra Lofoten, ) и «Колдовство» (Troldskab, 1892, посвященая персонажам норвежского фольклора и народных преданий). Это были первые книги, целиком созданные Киттельсеном. Помимо рисунков, он публикует в них тексты, обнаруживая незаурядный писательский талант.
Sjøtrollet, 1887 (Морской тролль)
Рисунок морского тролля, несомненно, был одним из первых, навеянных пейзажами Нурланна — северо-восточной части Норвегии. Встреча с троллем — сюжет многих норвежских историй, одна из них послужила тематикой картины Киттельсена. Это история о Йохане Перса и Элиасе Нильса, об их встрече с морским троллем. В конце истории Элиас нашел на одной из шхер огромный камень и в гневе сбросил его в море, и тут: “Едва он упал в воду, как стал стремительно увеличиваться, он рос и рос и вскоре из морской пучины поднялось ужасное чудовище, которое раскрыло свои огромные челюсти, настолько огромные, как открытый гроб, и прорычало: “Ну-ка, попробуй плюнуть мне в лицо еще раз, Элиас, но позволь мне сказать тебе…”

Битва ютулов. 1888.
Водяной тролль, питающийся только молодыми девушками
Nøkken, 1887-92 (Водяной)
Дух водопада. 1887-1892
Как ниссе кота вокруг пальца обвел! 1887-1892
Дракон, охраняющий сокровища. 1892
Det rusler og tusler rasler og tasler, 1900
(Страшный, жуткий, шуршащий, шумный)
Kornstaur i måneskinn, ca. 1900
(Снопы пшеницы в лунном свете)
Тролль и Дюре Во. 1902
Из книги "Замок Сория Мория" На пир в замок троллей 1904
Умирающий горный тролль, 1905
Skogtroll, 1906 (Лесной тролль)
А ВОТ ТАКИЕ РАССКАЗИКИ ХУДОЖНИК ПИСАЛ К СВОИ РИСУНКАМ:

"Это же лесной тролль! В его единственном глазу были для нас страх и ужас, золото и богатство — всё то, чего жаждала наша детская душа.

Мы хотели бояться — но мы хотели и противостоять этому страху! Такие маленькие, мы мечтали подразнить тролля, догнать его и украсть его золото. Но больше всего мы хотели заполучить его светящийся глаз. Подумать только! У такого ужасного тролля — такой чудесный глаз!

Он светился и переливался, как ясный день посреди тёмной ночи. То, чего ты раньше не замечал, о чём даже и не думал, отражалось в нём и становилось прекрасным. Лесной ручей струился с серебряным журчанием, сосна расцветала красноватыми шишками, даже неприметный мох на скале сверкал, будто россыпь драгоценных камней, и хотелось упасть и прижаться к нему, как к материнской груди.

— Мы любим тебя, глухой, тёмный лес, таким, какой ты есть, — сильным и мрачным. Ты наша любимая книжка с картинками: вот белка грызёт шишку, синица выглядывает из сосновых веток, медведь ревёт в рощице. И лесной тролль идёт, тяжело ступая и держа голову высоко над верхушками деревьев: «Бу, бу!»"

Монументальная картина "Эхо", 1888
В 1889 году Киттельсен познакомился с девушкой по имени Инга Кристине Дал. Родом из города Дрёбака, она была на 10 лет младше Теодора, что вовсе не помешало им полюбить друг друга и пожениться спустя всего пару месяцев после знакомства. Их скорый брак оказался счастливым. Художник любил не только природу и троллей, но и детей – в его семье их родилось целых девять! Прокормить такое большое семейство было очень нелегко, особенно художнику. Несмотря на постоянные материальные трудности, Инга до конца жизни была опорой семье и поддержкой своему мужу, помогая ему как по дому, так и в организации выставок. Семейство Киттельсенов неоднократно переезжало, живя в разных уголках Норвегии. Самым долгим и счастливым было пребывание в имении Лаувлиа в провинции Сигдал. Здесь они обрели свой дом, обставив и украсив его так, что каждому было ясно: здесь живут люди творческие. Киттельсен, помимо таланта живописца, оказался также искусным резчиком по дереву стоит только взглянуть на шкафчики и стулья, украшенные причудливыми изображениями троллей и древних королей, чтобы это понять.

I Dovregubbens hall (Пер Гюнт у Доврского деда,
Peer Gynt In The Hall Of The Mountain King), 1890
В середине 1890-х годов Киттельсен создал свою самую знаменитую книгу — «Чёрная смерть» (норв. Svartedauen). Книга, состоящая из 15 стихов и 45 иллюстраций, была посвящена самому драматичному периоду истории страны, середине XIV века, времени, когда в Европе свирепствовала эпидемия чумы, и практически каждый второй житель Норвегии пал ее жертвой. Главной героиней книги является чума, предстающая в образе старухи с граблями и метлой. Почему с метлой и граблями, а не косой? Это связано со средневековыми поверьями норвержцев — если старуха идет с метлой, то все население будет начисто выметено чумой, а если с граблями, то кто-нибудь сумеет проскочить между зубьями и выжить. Образ главной героини — самой Чумы, с метлой и граблями опустошающей города и сёла — был навеян не только фольклором, но и реальными обстоятельствами жизни Киттельсена. В первые месяцы после женитьбы, они с Ингой жили в доме в Скатей, недалеко от тех мест, где родился художник. Там им повстречалась старуха, столь же безобразная внешне, сколь и мерзкая по характеру. В округе её так и звали «Чума». В “Книге забвения” (Glemmebogen) он пишет: “Она была маленькая и сгорбленная, лицо её было зеленовато-жёлтое с чёрными пятнами. Глаза её смотрели искоса, тёмные и беспокойные, глазницы глубоко вдавались в череп. Время от времени странный, зловещий свет вспыхивал в них, и они начинали быстро сверкать сразу во все стороны, так что было невозможно поймать её взгляд. Голова ее тряслась вверх-вниз, рот рывками двигался при разговоре — остро, ожесточённо. Она была хуже, чем сама чума, подумалось мне, и я взял её имя, чтобы назвать им Чёрную Смерть”.

Через реку. Книга смерти 1887 г
Fattigmannen, 1894-95 (Нищий)
Pesta Kommer, 1894-95 (Чума идет)
Mor, der kommer en kjerring, 1894-95
(Мама, к нам идёт старуха)
Чума идет
Она гуляет по стране
Pesta i trappen, 1896 (Чума на ступенях)
Musstad, 1896 (Мышиный город)
“Чума на Лестнице” – кульминация “Чёрной Смерти”, где странная, головокружительная перспектива рисунка необычайно усиливают исходящее от него ощущение ужаса. И в плане темы, и в манере исполнения этот рисунок занимает особенное место во всём творчестве Киттельсена.

из цикла “Тирилиль Тове”:
Высоко в горах поёт рожок
Я пришёл к потаённым источникам и озёрам,
где лоси утоляют жажду
Дятел (сравните с рисунком “Нищий” (см. выше))
Цикл «Тирилиль Тове» (Tirilil Tove, 1900) погружает нас в мир природных таинств. Зоркий глаз художника, всматриваясь в, казалось бы, обыкновенные пни, деревья и корни, видит в них пугающие и завораживающие образы лесных и горных обитателей. Грань между реальным и фантастическим практически невидима.

Водопад Рьюкан. 1908
Осенью 1907 года Киттельсен осуществляет поездку в города Нутодден и Рьюкан для осмотра выдающихся промышленных и энергетических новостроек компании «Норск Гидро», после которой в течение конца 1907 и начале 1908 года пишет серию картин «Сказки водопада» — пять больших акварелей, в сказочной форме рассказывающих историю этого строительства.

Juletroll, 1907 (Christmas Troll)
Чары альвов, 1909
В 1908 году за свою деятельность Киттельсен был награждён рыцарским орденом Святого Олафа - высшей государственной наградой Норвегии. Несмотря на успех и признание, Киттельсен по-прежнему испытывает материальные трудности, и последние годы его жизни оказываются безрадостными. В 1910 году местный банк отказал семейству Киттельсенов в поддержке, и они с болью в сердце вынуждены были продать свой дом в Лаувлиа дом, где каждая половица была пропитана их духом, духом Искусства. Последние годы художник и его семья жили сначала в пригороде Осло, а затем в местечке Йелойа (Мосс). Несмотря на одолевавшую его болезнь и тяжкое сознание того, что он не в силах прокормить свою семью, Киттельсен работал до последних дней. В 1911 году он написал автобиографию «Люди и тролли, воспоминания и грёзы. Автобиография» (Folk og Trold, minder og drømme. Selvbiografi). Книга повествует о жизни Киттельсена, рассказанной им самим – начиная с детских лет и заканчивая годами зрелости. Помимо увлекательного повествования, книга включает множество рисунков, в том числе детских и юношеских.

Тролль, задумавшийся над тем, сколько ему лет, 1911
Несмотря на одолевавшую его болезнь и тяжкое сознание того, что он не в силах прокормить свою семью, Киттельсен работал до последних дней. В последние годы жизни художник получал национальную пенсию, а жил с семьёй на живописном острове Йелёй, недалеко от дома другого знаменитого норвежского художника, Эдварда Мунка. Скончался Киттельсен 21 января 1914 года от туберкулеза. Старый друг Киттельсена художник Кристиан Скредсвиг посвятил ему следующие слова: «Киттельсен оставил после себя пустоту. Он был уникален - и не будет никого, кто за ним последует. Даже тролли исчезли навсегда вместе с ним. Во всяком случае, я никогда не видел их с тех пор».

Burzum, "Dunkelheit"
демо 2000 г. немецкой группы "Wigrid"норвежцы Covenant "From the Storm of Shadows"
Многие норвежские блэк-метал группы (например, Burzum, Empyrium, Otyg, Satyricon, Carpathian Forest) использовали некоторые картины Киттельсена для оформления обложек своих альбомов.

Теодору Северину Киттельсену

На островах белёсого тумана
В болотной топи стекленеет муть.
Беззвучие сочувственно обманет,
Чтоб к тленному безмолвию толкнуть.

В предверии не жизни и не смерти
Взвывает эхо дико в пустоту -
Над страшною картиной круговерти,
Нечистый призывает темноту.

О, гномы, огры, ётуны и тролли,
Не страшен замогильный крик и взор:
Глядите словно ласковые колли –
Вас баловал Северин Теодор.

Насвистывая «Сольвейг», новым летом,
Красой болот пленённый, словно пьян,
Опять рисует нечисть да болота,
И царственно - зловеющий туман.

krapan_5

Это путник Хальвор, из норвежской сказки "Замок Сория-Мория"
Фигурку можно увидеть на стене одноименного отеля, "Сория-Мория"
Это картина Теодора Киттельсена под странным названием
"Вдалеке вдалеке замок Сория Мория блестит как золото",
находится в национальной галерее Осло.

Th. Kittelsen

Сегодняшний дудл Google так же (собственно, с него эта тема и началась) посвящен 160-летней годовщине со дня рождения Теодора Северина Киттельсена, и использует его картину «Нёкки» (Nokken) — так зовут духов воды в северо-европейском фольклоре.

Комментариев нет :

Отправить комментарий