суббота, 26 ноября 2016 г.

Международный день сапожника: Башмачок Золушки


«Зо́лушка» (фр. Cendrillon, нем. Aschenputtel, И. С. Тургенев перевёл название как «Замарашка») — западноевропейская сказка, наиболее известная по редакциям Шарля Перро, братьев Гримм и «Пентамерона» (тут героиня зовется Ла Гатта Ченеронтола, т.е. «Кошка золы» или «Кошка из золы») неаполитанского поэта и писателя-сказочника Базиле Джамбаттисты - первого в истории европейской литературы сборника волшебных сказок, обработанных в стиле барокко, и и переполненных площадной речью, пересыпанных уличными присловьями, отчаянной бранью, божбой и проклятиями, жаргоном казармы и игорного дома, сочными шутками на тему виселицы… Это один из популярнейших «бродячих сюжетов», который имеет свыше тысячи воплощений в фольклоре разных народов мира. Самая ранняя известная версия сказки встречается в «Географии» греческого ученого Страбона (около 63 года до н.э. – около 20 года н.э.), который опирался на не дошедший до нас древнеегипетский источник: в одной из пирамид покоится царица, выбранная в жены царем по сандалии, занесенной в Мемфис орлом. Главная героиня сказки — девушка по имени Родопис (или Фодорис), родившаяся в Греции. Она была похищена пиратами, которые привезли её в Египет, где и продали в рабство, и она стала проституткой (по некоторым данным даже высокооплачиваемой «девушкой по вызову»). Хозяин купил ей изящные кожаные позолоченные сандалии. Однажды Родопис купалась в Ниле, сокол (или орел, которым был бог Гор) украл её сандалию и унёс фараону (по одной из версий выронил, причем за ненадобностью). Сандалия была такой маленькой и изящной, что фараон, которого звали Яхмос I (управлял Египтом в 1550-1525 годах до нашей эры), тут же объявил общенациональный розыск. Когда он нашёл Родопис — Золушку — он тут же женился на ней как следует. Похожую сказку рассказывали в Японии и Китае, Испании и Риме, Венеции и Флоренции, Ирландии и Шотландии, Швеции и Финляндии. Мартин Лютер приводил образ Золушки в «Толковании величия Господнего» (1521). Есть она даже в книге «1001 ночь»… Золушка стала одним из вечных образов мировой литературы (а также и других видов искусства: балет С.С. Прокофьева «Золушка», 1945, которому предшествовали по крайней мере 7 одноименных балетов русских, французских, немецких, английских композиторов, французский фильм 1899 года, советский фильм 1947 года, совместный ГДР и Чехословацкий фильм "Три орешка для Золушки" и т. д.).

четверг, 10 ноября 2016 г.

10 ноября - День борща


Ода... борщу

Вот это праздник! Тут уж хошь не хошь,
Попробуй этот праздник не заметить!
Сегодня День свой отмечает БОРЩ,
Да есть ли что подобное на свете?!

Собрав что только в руки попадёт
(Ряд свежих овощей с осенней грядки),
Нашинковал, приправил всё - и вот
Готов продукт, поел - и всё в порядке!

Куда там "Сникерс", "Баунти" и "Твикс",
Супы, солянки, и рассольник, и харчо!
Я борщик съел, но попрошу на бис!
Сегодня, завтра и всегда - хочу ещё!

Я славлю предков, что смогли найти
Рецепт готовки из даров природы...
И на века с любовью поднести
Нам блюдо, нужное в любое время года!
---
О, борщик, борщик - ты бальзам на душу,
Горячий, со сметанкой... Хорошо-о-о!
А коль к тебе ещё чесночные пампушки....
Ммм... Не могу... На кухню я пошёл!

вторник, 1 ноября 2016 г.

1 ноября. "Белой акации гроздья душистые"


Сегодня, 1 ноября 2016 года, исполняется 40 лет премьере показа замечательного художественного фильма замечательного актера, а также режиссера и сценариста (этого фильма) — «Дни Турбиных» — снятого по одноимённой пьесе (авторское изложение для сцены первого романа М. А. Булгакова — автобиографического романа-реквиема «Белая гвардия», вернее первой части произведения: еще две части так и остались только творческой задумкой Мастера) М. А. Булгакова, премьере (во МХАТе) которой в этом году так же исполнилась круглая дата — 90 лет (5 октября) — и которую, единственную из всего литературного наследия Михаила Афанасьевича поставленную при его жизни, несмотря на то, а, зачастую, именно, потому, что она рассказывала о жизни русской интеллигенции на примере семьи белогвардейских офицеров Турбиных во время гражданской войны в любимом Мастером Городе, и была единственной пьесой в советском театре, где белый лагерь показывался не карикатурно, а с глубоким сочувствием (хотя в самый последний момент перед премьерой пришлось внести ряд изменений, особенно в финал, где появились нарастающие звуки «Интернационала», а Мышлаевского заставили произнести «здравицу» Красной Армии и выразить готовность в ней служить, а так же снять сцены, связанные с петлюровской вольницей, которая в своей жестокой стихии очень напоминала красноармейцев; сам же Алексей Турбин из врача в результате творческой эволюции "превратился" в полковника, трагическая гибель которого взрывала камерность турбинского дома с кремовыми занавесками), любили все:
и сам отец всех народов и Вождь И.В.Сталин, посмотревший спектакль не менее 20 раз, хотя и писавший: «Почему на сцене так часто ставят пьесы Булгакова? Потому, должно быть, что своих пьес, годных для постановки, не хватает. На безрыбье даже «Дни Турбиных» — рыба»;
и нарком по военным и морским делам К.Е.Ворошилов, сыгравший большую роль в переговорах о разрешении пьесы;
и все слои населения Советской России: когда в театре шли «Дни Турбиных» (выдержавшие 108 представлений за первый сезон 1926-1927 годов (больше любого другого спектакля московских театров) и почти тысячу при жизни автора) в Камергерском переулке дежурили сразу две кареты «скорой помощи»: искренне сопереживая событиям на сцене, публика настолько давала волю эмоциям, плакала и смеялась, размышляла, вслед за Булгаковым, о непростых судьбах своей страны, так горячо сопереживала происходящему на сцене, что медикам не приходилось сидеть без дела;
и даже белоэмигрантские круги, встретившие ее, переписываемую (в то время, как за границей ещё ничего не знали не только о романе «Белая гвардия», но и о самом авторе) от руки бывшими белыми воинами, «на ура»;
а сам экс-гетман Украины Скоропадский — один из эпизодических героев пьесы, проживавший в то время в пригороде Берлина Ванзее — чуть было не вызвал на дуэль начальника II отдела РОВС (Русского Общевоинского Союза, самой крупной военной организации эмиграции), главу русской колонии в Берлине, генерал-майора А.А. фон Лампе, из-за того, что фон Лампе, не только допустил постановку «Дней…», но и сам выступил в качестве военно-исторического консультанта «этого безобразия», на что фон Лампе отписал Скоропадскому в ноябре 1928 года: «На сцене выведены русские офицеры — горячие патриоты, выведены исторические типы русского офицерства, которые дали и бойцов за Киев, и мучеников Добровольческой армии, и героев русской эмиграции. Это те офицеры, которые и теперь не закончили службы своей Родине и которые сквозь тяготы работы в шахтах Болгарии и у станков во Франции, только и мыслят о матери — России…». Кстати, очень может быть, что «Турбины» сохранили жизнь самому Булгакову: если бы его арестовали, спектакль пришлось бы снять. Также возможно, что лишь из-за полюбившейся Сталину пьесы автора не выпустили за границу: останься он у брата в Париже — и спектакль тоже запретили бы. Сталин мог лишиться любимого зрелища… Впрочем, сегодня я хочу рассказать не о фильме, и даже не о пьесе, а о романсе, звучавшем рефреном весь фильм. Судьба этого романса не менее интересна…

Кузьминки - славянский Хеллоуин


Кузьминки осенние (Курьи именины) — день в народном календаре у славян, приходящийся на 1 (14) ноября. Название происходит от имён святых бессребреников Космы и Дамиана. По представлению восточных славян в этот день осень провожают, зиму встречают. В Российской империи день Кузьмы и Демьяна больше отмечали девушки — снимали избу и справляли «курячьи именины».