воскресенье, 9 октября 2016 г.

9 октября 1451 Колумбово яйцо


Говорят, что 565 лет назад, 9 октября 1451 г., на острове Корсика родился Христофор Колумб. Правда, на честь называться родиной Колумба претендует еще более двадцати шести городов и селений в Италии, а также в Испании, Португалии и Франции, и даже Греции и Шотландии. Жизнь Колумба, в особенности его детство и юность, а также годы, проведенные в Португалии и Испании до великих путешествий, скрыты покровом тайны. Сведения о них очень скудны, и то немногое, что дошло до нас, вызывает сомнения и споры. Некоторые биографы даже утверждают, что Колумб вышел из морских пиратов или работорговцев, был авантюристом, человеком с темным прошлым и потому так тщательно скрывал свое происхождение. И в самом деле, ни в письмах Колумба, ни в документах почти нет сведений о его юности, если не считать некоторых неясных намеков. Поэтому неудивительно, что о жизни Христофора Колумба слагались легенды.

Больше всего противоречий и вымысла содержит его жизнеописание, изданное в 1571 г. в Венеции. Согласно утверждению автора (им якобы является сын Колумба Эрнандо), Колумб был отпрыском древней аристократической фамилии, ведшей свое начало от римского проконсула Коло. Этот славный род дал миру многих знаменитых мужей, в том числе и нескольких адмиралов. В войнах и невзгодах род утратил богатство, но отец Колумба все же отправил сына в Павианский университет (то есть в университет города Падуя), где он успешно изучал космографию, астрономию и геометрию (но никаких документальных подтверждений этому нет). В 14 лет Христофор закончил курс наук и впервые вышел в море. Он стал отличным капитаном и в 1477 г. совершил путешествие в Исландию и даже прошел еще 5° дальше па север, то есть участвовал, очевидно, в дальней арктической экспедиции. По возвращении он будто бы примкнул к знаменитому в то время корсару — однофамильцу, а может и родственнику, состоявшему на службе у французского короля и сражавшемуся за него с турками, венецианцами и другими противниками. В одном из сражений Христофору пришлось выпрыгнуть в море. Будучи прекрасным пловцом, он уцепился за весло и так достиг португальского берега. Затем он отправился в столицу Португалии, где встретил друзей отца и других земляков, оказавших ему всяческую помощь и поддержку. Приятная внешность, тонкое обхождение и особенно благочестие располагали к нему окружающих. Набожный юноша ревностно посещал монастырские вечерни и познакомился там с бедной девицей благородного происхождения, на которой вскоре женился.

Однажды в доме Колумба нашел пристанище его старый товарищ, кормчий дальних морей, чудом уцелевший во время необыкновенного путешествия. Он шел из Испании в Англию, но сильный шторм погнал судно на запад в открытый океан. Долго носилось оно по волнам, пока не достигло берегов Индии. Высадившись на берег, кормчий увидел совершенно нагих людей. Запасшись водой и дровами, он поспешно возвратился на судно. На обратном пути почти весь экипаж погиб от голода, уцелели только сам кормчий и трое матросов. Колумб самоотверженно ухаживал за больным другом, но тому ничто уже не могло помочь. Перед смертью он якобы отдал Колумбу карту, на которой были обозначены открытые им земли. Так Колумб получил важные сведения, способствовавшие его смелой экспедиции за океан. Впрочем, эта легенда не находит подтверждения в документах и высказываниях самого Колумба.


Что же доподлинно известно о детстве и юности великого мореплавателя?

Фактических материалов о его рождении, происхождении, образовании, профессиональной деятельности до первой экспедиции в Вест-Индию так немного, что это позволило биографам Колумба и историкам написать более сотни книг о нем, внося в свои сочинения массу отсебятины, догадок и непроверенных утверждений. Даже главного документа первой экспедиции в Новый свет – подлинника судового журнала не сохранилось, что уж говорить о периоде, когда Колумб был еще, по сути, никем.

"Сама фамилия «Колумб» вызывает многочисленные сомнения у исследователей. Уж не знаю, в чем они сомневаются, у меня она не вызывает никаких сомнений. На итальянском colombo – голубь. На латыни, (прямом предке итальянского) голубь – columbus. По-нашему, получается – Голубев. Всего-навсего. В чем тут сомневаться? И это косвенно подтверждает генуэзско-итальянское происхождение сеньора Cristoforo Colombo. (К сведению: по-испански голубь – paloma, по-португальски – pombo). Все-таки официальная версия о том, что Колумб был родом из Генуи перетягивает все другие: португальскую, испанскую, немецкую и славянскую версии его происхождения. [Впрочем, по-ирландски "голубь" тоже Colum. Кстати, почти тысячелетием раньше в Северной Ирландии жил святой Crimthann(что значит «волк») Colum, в чьих жилах текла королевская кровь как по отцовской, так и по материнской линии, и который, установив парус на хрупком кожаном суденышке, с 12 собратьями пересек море, чтобы начать дело своей жизни - обращение в христианство - на земле шотландских кельтов – в Аргелле, которую те начали осваивать всего поколение назад.]

Национальность. Здесь столько же неясностей, сколько и в предыдущих пунктах. Генуэзец - это не национальность. Это, скорее, гражданство. Есть ряд исследований, показывающих еврейское происхождение Христофора Колумба, ибо имеется несколько косвенных доказательств этого предположения. Подтверждение этой гипотезе находят в том, что в верхнем левом углу почти всех дошедших до нас писем Колумба к его сыну Диего стоят еврейские буквы «бет» и «хей», представляющие собой аббревиатуру выражения «Бе-эзрат а-Шем» (С Божьей помощью). Любопытно, что то письмо, на котором пометки не оказалось, необходимо было показать королю Фердинанду. Версии испанского, португальского или немецкого происхождения Колумба скорее напоминают «хотелки» исследователей, притягивающих за уши великого человека к своей национальности. Впрочем, само понятие "национальность" тогда еще только формировалось.

Кстати! Известный историк и преподаватель американского Университета Дьюка Мануэл Роса утверждает, что Христофор Колумб был по происхождению славянином, точнее потомком выходцев из Польши. Согласно его исследованиям, Колумб в действительности является сыном польско-венгерского короля Владислава III. Традиционно считается, что этот монарх погиб в битве с турецким войском при Варне в ноябре 1444 года. Но так как тело короля никогда не было найдено, то уже в Средние века появились слухи о том, что Владислав остался жив. Мануэл Роса объявил, что обнаружил свидетельства того, что после поражения Владислав бежал на португальский остров Мадейра, где был известен под именем "Генрих немец". Он женился на местной аристократке и у них родился ребенок, названный Христофором. Роса, который считается одним из ведущих биографов Колумба, считает, что именно королевские связи помогли сыну монарха установить особые отношения с королем Испании и заручиться его поддержкой в организации экспедиции по открытию новых земель.

Официальное вероисповедание у Колумба было, несомненно, католическое. Иначе его бы просто не пустили на порог ни в Португалии, ни тем боле в Испании. Утверждение, что Христофор Колумб был маран (крещенный еврей) нисколько ему не мешало. Просто он очень хорошо замаскировался, чтобы не попасть под жернова католических мракобесов. Косвенным доказательством того, что Колумб был таки своим, служит факт поддержки его начинания крупными финансовыми воротилами Кастилии и Арагона, которые все были из этой же среды" tur-plus.ru.

Генуя того времени
Можно считать установленным, что Христофор Колумб (родители нарекли его так в честь святого Христофора, некогда перенесшего младенца Христа через бурный поток) родился осенью 1451 г. (многочисленные источники приводят даты в диапазоне между 26 августа и 31 октября 1451, кроме того существует спорная версия на счет 1446 года) в Италии в приморском городе Генуе или в его округе, в семье шерстяника, достояние которой было не слишком велико. По крайней мере до 1472 г. юноша жил в Генуе или ее окрестностях и состоял в цехе шерстяников. Впрочем, в этом пункте точно ясно лишь одно – Колумбы были не из дворян. И не из купцов. И не из банкиров. И даже не из мореплавателей. С равной степенью вероятности исследователи утверждают, что Колумб-старший - Доменико Колумб (итал. Domenico Colombo) - был бедным ткачом, чесальщиком шерсти, торговцем вином и сыром, охранником городских ворот, трактирщиком и т.п. Одним словом, из тех, кто зарабатывал на жизнь собственным трудом, т.е. был простолюдином. Мать - Сузанна Фонтанаросса (итал. Susanna Fontanarossa). Почти ничего не известно о ней до ее брака с Доменико Коломбо в 1445 году, за исключением того, что она родилась на склоне холма деревни Monticellu на острове Корсика. Согласно старой версии, в семье, помимо Христофора были и другие дети: Джованни (умер в детстве, в 1484 году), Бартоломео, Джакомо и дочь Бьянкелла (Bianchinetta, вышла замуж за Джакомо Баварелло).


Скорее всего, Христофор начал рано подрабатывать. Возможно, что юнгой или нижним чином на кораблях, и с морем познакомился с детства. Первое дальнее плавание Колумб совершил, очевидно, в 1473 или 1474 г.: участвовал в торговой экспедиции генуэзцев по Эгейскому морю. Без сомнения, позднее, в дни яркой славы, Колумб стыдился своего происхождения, ибо в Испании знатность рода и титулы имели большое значение. Эрнандо в биографии отца все же замечает: «Мне доставляет гораздо больше удовольствия считать, что отцовские титулы получены нами за его личные заслуги, нежели заниматься исследованиями, был ли отец купцом или дворянином, что позволило бы ему держать соколов или гончих собак».

Учился ли Колумб в школе или был самоучкой — неизвестно, по крайней мере он владел четырьмя языками (итальянским, испанским, португальским и латинским), к тому же немало читал. Есть свидетельства того, что он мог писать и на древнееврейском. Между прочим, знание латыни позволило ему ознакомиться с трудами современных и древних ученых. В одном из своих писем Колумб утверждал, что он знает морские науки, астрологию, геометрию, умеет чертить карты и наносить на них города, реки и горы; что он изучал космографию (астрономию), философию и историю и был связан с учеными людьми всех наций и религий. В другом же письме он отмечает что его познания весьма скудны. По крайней мере то, что Колумб обладал широким кругозором не вызывает сомнений.

В мае 1476 г. Колумб отправился в Лиссабон в качестве представителя одного генуэзского торгового дома. В те времена Португалия была самой деятельной морской державой в Европе, португальские мореходы достигли берегов Гвинеи, а столица превратилась в крупный центр мировой торговли. Не исключено, что Колумб, прожиший в Португалии около 9 лет: то в Лиссабоне, то на острове Мадейра, то на расположенном поблизости от него небольшом островке Порту-Санту; зарабатывал себе на жизнь ремеслом картографа: составлял и копировал карты вместе со своим братом Бартоломео.

За это время генуэзец не раз принимал участие в дальних плаваниях. По его собственным словам, он побывал в Англии и в Гвинее — на Золотом Берегу. Впоследствии Колумб писал в своем дневнике, что он плавает по морям уже 23 года и повидал весь Восток и весь Запад.

В Лиссабоне Колумб женился на португалке Фелипе Муньиш, бедной девушке знатного рода, за которой взял небольшое приданое. В 1480 г. у них родился сын Диего. Благодаря этому браку никому не известный чужестранец попал в круг влиятельных людей. Некоторое время он жил с семьей на острове Порту-Санту, где губернатором был дядя его жены. Здесь Колумб мог знакомиться со старыми картами и судовыми журналами, встречаться с бывалыми моряками, рассказывавшими разные, зачастую приукрашенные, морские истории, сводившиеся к тому, что в океане есть какие-то неизвестные земли, существовании которых почти никто не сомневался.

китайская карта, датируемая 1763 годом, но с надписью:
"Карту сию нарисовал Мо Йи Тонг, подданный династии Цин,
в правление императора Гун Ли в 1763 году по оригиналу карты 1418 года"
Колумб, наверняка, слышал и об легендах древних греков о таинственных странах посреди океана, на запад от Геркулесовых столбов (Гибралтарского пролива), нашедших свое отражение в «Одиссее» Гомера, в трудах историка Геродота и сочинениях философа Платона, оставившего потомкам чудесную легенду о богатой и могучей стране Атлантиде; а также о средневековых историях об островах св. Брандана, Антилии, Дьявольской Руки, Семи Городов, плавучем острове Бразил и других, которые даже обозначались на картах и глобусах.

А за океаном в неведомой дали, наверное, скрывался сказочный берег Азии. Ведь земля — шар, и если плыть через океан на запад, приставая по пути к упомянутым островам, можно достичь Азиатского материка. Требовались лишь упорство и отвага, чтобы преодолеть страх перед неведомым океаном. Но недаром же древнеримский философ Сенека предсказал когда-то, что придет время и Океан развяжет сковавшие людей узы и будет открыта громадная земля и Крайняя Фула перестанет быть границей мира.

Современная карта и версия карты Тосканелли.
Северная и Южная Америка изображены светло-голубым.
Мысль о существовании западного морского пути в Индию возникла еще у известного флорентийского астронома и космографа Паоло Тосканелли. Он написал португальскому королю большое послание, в котором, между прочим, указал, что в Индию есть гораздо более короткий путь, чем тот, который ищут вокруг Африки португальские моряки. К письму прилагалась карта. Тосканелли писал: «Я знаю, что существование такого пути может быть доказано на том основании, что земля — шар. Тем не менее, чтобы облегчить предприятие, отправляю его высочеству карту, сделанную мною собственноручно. На ней изображены ваши берега и острова, откуда вы должны плыть непрерывно к западу; и места, куда вы прибудете, и как далеко вы должны держаться от полюса и экватора; и какое расстояние вы должны пройти, чтобы достигнуть стран, где больше всего разных пряностей и драгоценных камней. Не удивляйтесь, что я называю Западом страны, где растут пряности, тогда как их обыкновенно называют Востоком, потому что люди, плывущие неуклонно на запад, достигнут восточных стран за океаном в другом полушарии. Но если вы отправитесь по суше через наше полушарие, то страны пряности будут на востоке...».

Затем Тосканелли рассказывал о богатствах страны великого хана — Катай, о ее могучих реках, о сотнях городов и мраморных мостов, о богатом городе Кинсее, или Квинсее (Небесный город), имеющем сто миль в охвате, и острове Чипанго, изобилующем золотом, жемчугом и драгоценными каменьями.

Колумб переписывался с Тосканелли, и тот прислал ему копию своего послания королю и карту. Очевидно, Колумб изложил Тосканелли и свой замысел, так как флорентиец ответил ему, что считает его проект плавания с востока на запад великим и благородным.

Особенно обрадовался Колумб утверждению Тосканелли, будто протяженность Европы и Азии вместе составляет едва ли не 2/3 земного шара, то есть 230° широты. Таким образом, на долю западного морского пути в Индию оставалось всего лишь 130°. «Часть моря, которую нужно проплыть по неизвестному пути, незначительна», — подчеркивал Тосканелли. Это было ошибкой, которая, однако, оказала большое влияние на решение Колумба, и не будь ее, кто знает, отважился ли бы он выйти в океан.

Peter d'Ailly и его «Картина мира»
Тоже утверждал канцлер Парижского университета, кардинал Пьер Д'Альи в своей книге «Imago Mundi» («Картина мира»), содержавшую все известные в то время сведения по космографии. Эта книга стала неразлучным спутником Колумба во время его экспедиций.

И у Колумба на основе всех этих фактов и легенд начал складываться план далекого морского путешествия в Индию, как в то время называли все страны Востока. Составляя этот план, Колумб допустил несколько серьезных ошибок. Не использовав данных Эратосфена о длине земной окружности и основываясь лишь на неправильных сведениях ученых более позднего времени, он в своих расчетах брал неверную длину земной окружности — примерно на четверть меньше, чем в действительности. Кроме того, Колумб сильно преувеличивал протяженность материка Евразии с запада на восток. Карта мира для него существовала без огромного Тихого океана. Атлантический же океан представлялся ему сравнительно узким морем. Ведь из библии было известно: 6/7 земли занимает суша и лишь 1/7 — океан.

глобус Бехайма 1492 г.
Колумб собирался отправиться в путь с Канарских островов. Оттуда до Сипанго, по его мнению, надо было пройти на запад не более 4500—5000 километров. Если бы его расчеты оказались правильными, сегодняшний Токио находился бы на одном меридиане с Кубой.

К тому же Колумб не собирался пересечь океан за один раз. Прежде чем достичь Индии, он надеялся найти среди водных просторов острова или страну, которые послужили бы ему опорной точкой. Ведь на картах мира были обозначены целые архипелаги — более семи тысяч островов, — и Марко Поло в своей книге рассказывал еще о тысячах островов в океане восточнее берегов Азии. Но именно эти серьезные ошибки и просчеты привели Колумба к его великому открытию. По остроумному замечанию Виктора Гюго, если бы Колумб лучше знал космографию, он никогда бы не открыл Америки.

Для реализации плана Колумбу нужны были морские суда, матросы, провиант, товары для меновой торговли, но у него не было ни денег, ни богатых друзей. Поэтому он решил предложить свои проект португальскому королю, чтобы в качестве командира экспедиции получить за свои труды достойную награду.

Впрочем, советники короля Альфонса V уже отвергли проект Тосканелли и сочли более разумным продолжать разведку берегов Африки, принесшую уже ощутимые результаты.


В 1481 г. Альфонс V умер, и на престол вступил его сын Жуан II, который активно продолжил начатые принцем Энрике поиски морских путей. Колумб представил молодому королю свой проект и просил его снарядить 3 каравеллы, снабдить их годичным запасом провианта и товарами для обмена, пустив в ход все свое красноречие и нарисовав заманчивые картины богатых заморских стран. Жуан выслушал его, но доводы генуэзца не убедили короля, и он передал проект в специальный «Совет математиков» («Математическую хунту») при Лиссабонской академии, который рассмотрел его лишь в 1484 г.

Колумб изложил членам совета свой план, и они легко обнаружили, что познания генуэзца в области математики и космографии очень скудны и заимствованы из книги Д'Альи. К тому же члены совета заметили, что генуэзец отбирает лишь те факты, которые говорят в пользу его проекта. Не вдохновили их и его красноречивые призывы обратить в христианство язычников и использовать золото Индии для борьбы с мусульманами. Совет посчитал Колумба болтливым хвастуном и предложил королю отклонить его проект, как в корне ошибочный и к тому же повторяющий старый, забытый план Тосканелли.

Все же Жуан II продолжал переговоры с Колумбом. А тот был настолько уверен в успехе своей будущей экспедиции, что потребовал в награду за свои труды титул дворянина, чин адмирала и вице-короля всех земель, которые он откроет, а также десятую долю ожидаемых доходов. Король был разгневан дерзкими притязаниями генуэзца и окончательно отклонил проект. Ведь он привык к тому, что капитаны португальских судов никогда не требовали за свои открытия никаких особых прав. К тому же африканские экспедиции не позволяли распылять силы и средства на другие начинания.

Потеряв всякую надежду на поддержку короля, Христофор Колумб после смерти жены в 1485 г. навсегда покинул Португалию. Вместе с пятилетним сыном Диего он тайно перебрался в Испанию, очевидно, спасаясь от кредиторов или судебного преследования. Об этом свидетельствует письмо португальского короля Колумбу в Севилью, посланное им в 1488 г., должно быть, в ответ на просьбу генуэзца о разрешении приехать в Португалию. Король заверял Колумба, что на португальской земле он не будет арестован и не подвергнется также ни обвинению, ни привлечению к допросу по какому-либо уголовному или гражданскому делу.

Отец с сыном высадились на берег Испании в небольшом андалузском порту Палосе у Кадисского залива и нашли пристанище в расположенном поблизости монастыре Рабида. Настоятель монастыря и другие духовные лица заинтересовались идеями Колумба и рекомендовали его богатым кастильским грандам, в том числе и герцогу Мединасели. Генуэзец просил у герцога снарядить 3-4 каравеллы, и герцог уже почти согласился выполнить эту просьбу, но вдруг вспомнил, что для отправки столь крупной экспедиции нужно испросить согласие королевы. Изабелла же вовсе не собиралась давать разрешение — крупные феодалы были заклятыми врагами королевской четы, а удачное заморское предприятие могло лишь усилить их влияние, богатство и славу. В то же время Изабелла и не запрещала этой экспедиции, а приказала передать вопрос на рассмотрение особой комиссии. Это отодвинуло снаряжение задуманной экспедиции еще на 6 лет. Теперь оставалось лишь уповать на милость монархов, но их занимали совсем иные заботы: война с маврами.

Колумб на приёме у королевы Изабеллы и короля Фердинанда
просит денег на экспедицию в Индию.
крепость Алькасар, г.Кордова, Андалусия, Испания
Колумб, оставив Диего в монастыре Рабида, поспешил в Кордову для встречи с их католическими величествами, но при дворе не обращали внимания на неприметного просителя. Лишь после 9 долгих месяцев ожидания Колумбу, наконец, удалось получить аудиенцию. Его выслушали внимательно и с интересом.

Изабеллу особенно воодушевила мысль об обращении язычников в христианство. Колумб выступил в роли слуги господня, который отправится в легендарную страну Офир и добудет для испанских монархов богатство, чтобы они успешно завершили войну с маврами и освободили в Палестине гроб господень. Он пересечет океан, возглашал генуэзец, спасет языческие народы Востока от вечных мук, и слава Испании и ее католических королей прогремит на весь христианский мир, а их благочестие будут превозносить на всех языках.

Фернандо же привлекла надежда опередить португальцев, добившихся в Африке таких блестящих успехов, и захватить богатства, так красочно описанные генуэзцем.

Но где взять средства для снаряжения экспедиции? Государственная казна была пуста: Испанию разорили бесконечные войны, а мавры еще не разбиты.

Король поручил своему исповеднику Эрнандо Талавере пригласить нескольких ученых мужей и обсудить с ними проект генуэзца. Это совещание, или хунта, состоялось зимой 1486-1487 г. в Саламанке.

Об этой хунте ходят разные легенды. Рассказывают, будто некоторые из ее членов оказались столь невежественны, что отрицали шарообразность Земли и существование антиподов — стран и людей на другой ее стороне. Ведь если бы такие страны существовали, говорили они, люди там ходили бы вверх ногами и вообще все было бы наоборот: дождь падал бы снизу вверх, а деревья росли бы сверху вниз. Нет, такой страны быть не может!

Другие члены хунты, хотя и не отрицали существования антиподов, все же считали невозможным добраться до них, так как в тропических морях будто бы бушуют горячие, как кипяток, волны. Обитаемым является одно лишь Северное полушарие, над которым простирается небо. С другой же стороны — хаос, бездна, бесконечная водная пустыня. Если бы и удалось достигнуть Индии морем, то как потом оттуда вернуться домой? С верхушки шара можно спуститься на его бок, но как снова взобраться на вершину?

Совет Талаверы представил королям свое заключение лишь в 1490 г.: проект генуэзца был отклонен, доводы его признаны несостоятельными. На плавание в Азию потребуется не менее трех лет, если суда вообще вернутся обратно, на что рассчитывать, по мнению комиссии, было трудно: океан гораздо шире, чем представляет себе Колумб, и местами недоступен для плавания; на другой стороне земного шара нет суши и из 5 зон Земли обитаемы только 3; к тому же немыслимо, чтобы спустя столько времени после сотворения мира могли бы быть найдены большие, доселе еще неведомые земли, Отказ, за исключением последнего пункта, был аргументирован и носил категорический характер.

6 лет, прошедшие между первой аудиенцией у королей и первой экспедицией, были самыми мрачными в жизни Колумба. Ему приходилось бороться с предрассудками, сносить тяжкие оскорбления и холодное равнодушие, насмешки и презрение, сталкиваться с вероломством, терпеть жестокую нужду. Гордый, легкоуязвимый генуэзец все же не терял веры в осуществление своих замыслов и переносил все невзгоды со стойкостью фанатика. Полный нетерпения, он следовал за двором из города в город, из одного военного лагеря в другой, писал бесчисленные просьбы и добивался, чтобы его выслушали влиятельные лица. Около 4х лет он пробыл в Кордове, какое-то время прожил в Севилье, влача жалкое существование: получал подачки от короля, грандов и духовных лиц, зарабатывал копированием карт.

Beatriz Enriquez de Arana.
Illustration by Conde Roselly de Lorgues,
translated into Spanish by
D Pelegrin Casabo y Pages (D James Seix, 1878)
В эти тяжкие годы в жизни генуэзца блеснул и светлый луч — Колумба полюбила Беатриса де Арана, очарованная его фантастическими рассказами. Юное, нежное существо помогло Колумбу снести горечь этих лет, заронило в его угрюмую душу искорки тепла и участия. Вскоре у них родился сын Эрнандо.

В конце своей жизни Колумб испытывал угрызения совести за то, что покинул мать своего ребенка, не сочетался с ней браком, забыл о ее любви и не возвратился к ней ни в дни своей славы, ни в годы опалы. Но разве брак с крестьянской девушкой мог прельстить честолюбивого человека, стремившегося к знатности, власти и славе!

В 1489 г. Колумб был зачислен на королевскую службу и время от времени получал из казны значительные суммы. Его проект был снова рассмотрен экспертами, но и на сей раз его признали недостаточно обоснованным.

Имеются сведения, что Колумб в это время посылал своего брата Бартоломео к английскому королю и предлагал последнему свой проект заморской экспедиции, но опять потерпел неудачу. Он обратился также с письмом к португальскому королю Жуану и даже посетил Лиссабон, но Жуан после успешной экспедиции Бартоломеу Диаша к мысу Доброй Надежды потерял к генуэзцу всякий интерес. Проектом западного морского пути заинтересовался было французский король, но и он не давал никаких обещаний.

Колумб был в отчаянии — его идеи нигде не получали поддержки. Но вдруг Изабелла захотела еще раз выслушать генуэзца. В декабре 1491 г. он прибыл в военный лагерь Санта-Фе, где в то время происходили драматические события — испанцы осаждали последнюю мавританскую крепость — Гранаду.

Победа над маврами увеличила шансы Колумба. Настал и его час: государи вспомнили о настойчивом просителе, открытия которого могли принести Испании столь же яркую славу, как и победа над неверными. Однако и на сей раз чрезмерные требования генуэзца стали причиной отказа.

Колумб перед королевой. Emanuel Gottlieb Leutze, 1843
Этот удивительный человек, невзирая на нищету и долгие годы ожидания, потребовал еще более высокой награды, чем раньше. У герцога Мединасели он просил лишь несколько каравелл и самые необходимые средства, не мечтая ни о чести, ни о богатстве. А Изабелле и Фернандо он не постеснялся предъявить свои условия, не довольствуясь обещанными ему судами и королевской милостью. Генуэзец потребовал дворянского титула, звания вице-короля и губернатора всех открытых или завоеванных им земель, чина адмирала моря-океана (великого адмирала), десятой доли доходов и драгоценностей, к тому же он хотел, чтобы все эти права, почести и титулы передавались по наследству его потомкам.

Колумб, получивший прозвище «человека больших посулов», захотел одним рывком обогнать всех знатных грандов, знаменитых полководцев и стать вторым лицом в государстве. Это были безрассудные требования.

Что он имел за душой помимо своей сомнительной идеи и фанатического упорства? У него не было ни денег, ни судов. Но генуэзец упорствовал: всемогущий бог избрал его своим орудием для распространения веры христовой, а за такие деяния никакая награда не может быть чрезмерно велика. Он не уступал ни на йоту, ни в одном пункте, и был отвергнут.

И именно тогда, когда все надежды, казалось, были потеряны и Колумб стал готовиться к отъезду во Францию к брату Бартоломео, чтобы там попытать счастья, оно неожиданно ему улыбнулось.

Проектом генуэзца заинтересовались не только влиятельные лица из высшего духовенства, но и богатейшие купцы Испании. Они мечтали не о крещении неверных и даже не об островах, богатых золотом и алмазами, а о торговле пряностями. Их манил морской путь в страны, где пряности добывались в изобилии.

Луис де Сантанхель
Королеву посетил Луис де Сантанхель, глава крупнейшего в Арагоне торгового дома, финансовый советник католических королей. Он убедил Изабеллу принять проект генуэзца и пообещал, что вместе с севильскими купцами ссудит государей средствами на снаряжение заморской экспедиции. Сантанхель подчеркнул при этом, что Колумб, по его мнению, именно тот человек, который может возглавить такую экспедицию, и в случае отказа сумеет найти государя, который примет его условия. И поскольку испанские купцы и церковная знать поддерживали план Колумба, мнение государей постепенно склонилось в его пользу.

В конце концов советчики убедили их принять условия генуэзца: Колумб вовсе не собирается покорять царство великого хана, а хочет лишь завязать с ним торговые сношения. Ведь у Катая миллионы солдат, тысячи боевых слонов, несметная конница. Если Колумб откроет какой-нибудь небольшой островок у берегов Азии, он станет его губернатором и создаст там торговую факторию.

И государи пришли, наконец, к заключению, что звучные титулы и впрямь ничего не стоят. Их можно присвоить. Но генуэзец требовал еще и денег, много денег и каравеллы. А государственная казна была пуста, долги выросли до необычайных размеров, и победа над маврами не принесла пока никаких результатов.

Легенда гласит, будто Изабелла, чтобы добыть средства для заморской экспедиции, заложила свои бриллианты. В действительности же экспедицию ссудил деньгами Сантанхель, выдав католическим королям очень значительную сумму — 1140000 мараведи, или 5300 дукатов (дукат — тогдашняя золотая монета стоимостью в 375 мараведи, мараведи — мелкая медная монета), не потребовав даже высоких процентов. Богатые купцы хорошо знали, какие выгоды сулит им торговля пряностями. Ради нее можно было и рискнуть.

Итак, томительные годы ожидания миновали, настойчивость и терпение генуэзца победили, мечта его жизни близилась к осуществлению, честь, слава и богатство стучались в дверь...

17 апреля 1492 г. король и королева торжественно подписали и скрепили печатью договор с Колумбом, приняв почти все его требования, которые еще недавно считали чрезмерными. Коварный Фернандо, очевидно, тогда уже считал, что договор можно будет легко расторгнуть, если того потребуют его личные или государственные интересы: он неоднократно поступал так в подобных случаях.

Важнейщими статьями договора были следующие:
«Ваши высочества, как сеньоры названных морей-океанов, жалуют отныне названного дона Христофора Колумба (в документах его по-испански называли Кристобалем Колоном) в свои адмиралы всех островов и материков, которые он лично и благодаря своему искусству откроет или приобретет в этих морях и океанах, после его смерти (жалуют) его наследникам и потомкам навечно этот титул со всеми привилегиями...
Ваши высочества назначают названного Христофора Колумба своим вице-королем и главным правителем на всех названных островах и материках, которые он... откроет или приобретет...
».

Так осуществилось одно из желаний Колумба: ему, сыну генуэзского ткача, присвоили титул дворянина и право пользоваться приставкой «дон». Он стал правителем вновь открытых земель с правом назначения других должностных лиц, а также великим адмиралом моря-океана. Подобного титула в Испании еще ни у кого не было. Но пока это были лишь громкие слова. Другие статьи договора сулили и материальные блага, давали надежду на превращение золотого миража в явь:
«Со всех и со Всяческих товаров, будь то жемчуг или драгоценные камни, золото или серебро, пряности и другие вещи и товары любого рода, вида и наименования, которые будут куплены, обменены, найдены или приобретены... да будет он иметь и да оставит он за собой десятую часть всего приобретенного, приняв в расчет все произведенные издержки таким образом, что из всего оставшегося чистым и свободным сможет он удержать названную десятую часть для самого себя и распорядиться ею по своему желанию, предоставив остальные 9 частей вашим высочествам».

Мог ли тогда кто-нибудь предположить, что Христофор Колумб откроет целый материк — Новый Свет? Если бы впоследствии этот договор не был нарушен, то десятая доля всех полученных в Америке доходов сделала бы Колумба и его потомков богатейшими людьми в мире.

Наделенный высокими титулами и широкими полномочиями, Колумб начал энергично готовиться к дальнему плаванию. Прежде всего он распрощался в Кордове с Беатрисой, сказав ей, что никогда не забудет мать своего ребенка, но с прошлым теперь покончено. Высокие стремления и цели заставляют его выбросить из головы легкомысленные радости, именуемые любовью. Господь бог призвал его нести святое слово людям, населяющим Азию, и он должен посвятить себя этой высокой цели.

Для подготовки экспедиции Колумб выбрал порт Палос. Во-первых, здесь проживали Пинсоны. Еще до заключения договора с королями Колумб познакомился и завязал дружеские связи с главою большого рода палосских мореходов Мартином Алонсо Пинсоном — богатым корабельщиком, владельцем верфей и искусным капитаном, не раз бороздившим Атлантический океан. Ознакомившись с планами Колумба, Пинсон, по свидетельству современников, решил принять участие в экспедиции, снарядив для ее нужд корабль и предоставив средства. За это Пинсон потребовал у Колумба доли в доходах, которые тот получит по договору с католическими королями. Пинсон раздобыл еще немалую сумму, ибо займа Сантанхеля не хватило для покрытия всех расходов.

Во-вторых, этот город в военное время отказался повиноваться королю и теперь в наказание должен был предоставить государству на 12 месяцев 2 корабля с полной оснасткой. Городу вменялось в обязанность снарядить их за 10 дней и передать в распоряжение Христофора Колумба. Этим же указом матросам предлагалось поступать на королевскую службу с уплатой жалованья за 4 месяца вперед.

Однако моряки Палоса и окрестных деревень, не считая нескольких выпущенных из тюрьмы заключенных, не хотели идти в плаванье с Колумбом: они испытывали непреодолимый страх и перед путешествием по неведомому океану и перед таинственным чужеземцем. Впрочем, участие в экспедиции потомственных мореходов и влиятельных корабельщиков Пинсонов, Ниньо и Кинтеро, а тем более то, что они вложили в это рискованное предприятие денежные средства, понемногу рассеяли всеобщее недоверие и страх. И удалось набрать команды для всех кораблей — около 90 опытных мореходов, связанных к тому же между собой кровным родством.

Город также отказался выполнять предписание короля, и двору пришлось издать еще более строгие указы и послать особых чиновников для их проведения в жизнь. Они реквизировали у горожан 2 корабля, третий же был снаряжен самим Колумбом... Но прошло еще 3 месяца, прежде чем каравеллы вышли в океан.

Надо сказать, что свои великие плавания Колумб совершал вовсе не на утлых суденышках, не на «ореховых скорлупках», как это иногда утверждают. В те времена моряки имели уже в своем распоряжении новый тип легких быстроходных судов с небольшой осадкой - каравеллы. Эти маневренные парусники были удобны для судоходства как по морским и океанским просторам, так и в устьях неглубоких рек, в прибрежных водах, на отмелях и среди рифов.

«Санта-Мария»
Флагманским кораблем Колумба была «Санта-Мария» водоизмещением около 100 тонн, которую моряки называли еще «Гальегой» — то есть «Галисийкой», так как она прибыла из Галисии — северной области Испании. Колумб впоследствии отзывался о своем корабле, очевидно, незаслуженно как о плохом, неумело оснащенном судне, непригодном для дальних экспедиций. Все же «Санта-Мария» заслужила бессмертную славу, преодолев Атлантический океан и доставив испанских мореплавателей в Новый Свет, хотя ей и было суждено погибнуть, разбившись о коралловые рифы у берегов Эспаньолы.


Вторая каравелла (около 60 тонн), под командой капитана Винсенте Яньеса Пинсона называлась «Нинья» (по-испански "Малышка") — ранее она принадлежала роду палосских моряков Ниньо, также участвовавших в этой экспедиции. Легкая, быстроходная «Нинья» стала любимицей Колумба. На ней он счастливо вернулся на родину. Каравелла участвовала и во второй экспедиции, а затем снова пересекла океан, направляясь к берегам Эспаньолы. В те времена столь дальние путешествия без аварий на небольшом деревянном судне были значительным достижением.


Третьим кораблем была «Пинта» (по-испански «кружка». Следует, однако, отметить, что имя прежнего владельца судна было Пинто; в 1492 г. хозяином этой каравеллы стал Кинтеро, тоже участвовавший в экспедиции). «Пинта» была несколько больше «Ниньи». Она шла под командой Мартина Алонсо Пинсона — старшего из братьев, а младший брат — Франсиско — был шкипером на этом же судне.

Все 3 каравеллы Колумба были легкими однопалубными судами с низким бортом, высокими кормовыми и носовыми надстройками. В средней части палубы не имелось надстроек, здесь размещались шлюпки, очаг, компас в особом деревянном ящике, насос для выкачивания воды из трюмов и брашпиль якорного каната. В качестве балласта использовались камни, погруженные в трюм. Паруса были расписаны большими крестами. Каждое судно было вооружено пушками небольшого калибра для защиты от пиратов и других непрошеных гостей. Однако каравеллы Колумба не являлись боевыми судами.

Цель экспедиции состояла главным образом в том, чтобы завязать торговые сношения с какой-нибудь языческой страной, а не завоевать ее или обратить в христианскую веру — для этого суда были слишком слабо вооружены, а экипажи их малочисленны. К тому же, среди моряков не было ни одного профессионального военного или священника. В составе экспедиции, кроме моряков, было несколько доверенных лиц короля и переводчик, который владел испанским, древнееврейским и арабским языками (последний был широко распространен в Азии), — для ведения переговоров в заморских странах.

Государи выдали Христофору Колумбу, как своему полномочному послу, 3 одинаковых верительных грамоты: одну для вручения великому хану повелителю Катая, а в двух других адмирал должен был сам проставить имена и титулы, когда в том появится необходимость.

Люди отправлялись в путь в надежде на барыши, богатство и королевское расположение. Но хотя необычность путешествия и манила их вдаль, они были охвачены суеверным страхом: ведь об экспедиции генуэзца ходили самые ужасные слухи, ее считали абсурдной и заранее обреченной на неудачу. Неведомый путь пугал этих морских волков, хорошо изучивших суровый океан, его соленые ветры и жестокие бури, коварные мели и скалистые берега. Страх, опасения и заботы сменялись в их душе надеждами и мечтами о золоте, славе и увлекательных приключениях.

Для самого же Колумба все было предельно просто: надо только взять правильный курс — не на север Атлантики, где господствуют свирепые западные ветры, а на юг, к Канарским островам. Там между архипелагом и тропиками дуют постоянные северовосточные ветры — пассаты. Пройдя с этими попутными ветрами около семисот лиг (лига — около шести километров), каравеллы достигнут острова Сипанго, а по дороге пристанут к Антилии или другому какому-нибудь острову: в том, что эти острова существуют, генуэзец не сомневался.

Наконец-то Христофор Колумб вступил на путь славы и богатства. Плечи его уже покрывала мантия адмирала моря-океана. Каравеллы уходили в океан.



Фридрих Шиллер. Колумб

- Рулевой, так держать! На насмешки не смей обижаться! -
Капитан у руля ненароком за руку возьмёт.
- Постоянно на запад, должны там огни показаться
Побережья, чей образ упрямо в сознаньи встаёт.
Провидению Божьему верь, следуй за океаном.
Если б не было их, рождены б они были волной.
Помогает природа сама удалым капитанам;
Что один обещает, обычно свершает другой.

Перевод с немецкого © Аркадий Равикович, 1.05.11.

На заре 3 августа 1492 г. флотилия Колумба подняла якоря. Подхваченные волною отлива, каравеллы заскользили со спущенными парусами по реке Рио-Тинто к океану. На берегу плакали жены и дети моряков, из ближайшего монастыря доносилось пение монахов, служивших мессу. Никто не верил, что отплывающие вернутся целыми и невредимыми — столь далеким, таинственным и опасным казался предстоящий путь.

Сохранилось лишь несколько документов, повествующих о первой экспедиции Колумба за океан. К сожалению, дневник, написанный рукой Колумба, и судовые журналы исчезли бесследно. Остались лишь короткие отрывки и изложение дневника, составленное в середине XVI века епископом Бартоломе Лас Касасом — видным испанским историком-гуманистом и писателем.

По свидетельству этих источников, каравеллы Колумба, дождавшись попутного ветра, подняли паруса и понеслись по хорошо знакомому, привычному и не столь далекому пути — к Канарским островам. Сильный попутный ветер благоприятствовал путешествию.

Но 6 августа невдалеке от Канарского архипелага «Пинта» подала сигнал бедствия. «Сломан руль», — доложил капитан Мартин Алонсо Пинсон. Адмирал заподозрил, что руль повредил владелец судна Кинтеро вместе со своим помощником. Они, мол, испугавшись опасностей дальнего пути, хотели покинуть экспедицию и от Канарских островов вернуться домой: они вообще не желали идти в это плавание и перед выходом, как сказано в дневнике, «эти люди строили козни и ковы».

Это краткое замечание выразительно иллюстрирует одну из черт характера адмирала — недоверчивость, подозрительность. Естественно, что такое отношение к спутникам не сулило добра и нечего было надеяться на взаимопонимание адмирала и команды. Мореходы вскоре обнаружили, что Колумб не слишком опытный командир, к тому же несправедлив, эгоистичен и вспыльчив. Он не сумел найти нужного дружеского подхода, подобрать ключ к сердцам простых, суровых моряков и в своих записях редко говорил о них доброе слово.

«Пинта» дала также течь, и трюмы начали наполняться водой. Пинсон, по определению адмирала, человек сильный духом и разумом, приказал закрепить сломанный руль канатами, и каравелла тихим ходом продолжала путь. На следующий день руль сломался снова, но флотилия успела уже добраться до главного города архипелага — порта Лас-Пальмас. Нанять другое судно взамен «Пинты» не удалось: местных судовладельцев не соблазняли никакие посулы. Наконец Колумб с трудом уговорил кузнецов приделать «Пинте» новый руль, а сам тем временем с двумя другими каравеллами отправился к западному острову архипелага Гомере и пополнил там запасы воды, дров и провианта: закупили хлеба, сыру, насолили и навялили мяса.

Ремонт «Пинты» продолжался целый месяц, и только 6 сентября флотилия снова вышла в океан.


В этот день Колумб отметил в дневнике, что ему стало известно о приближении трех португальских каравелл к Канарским островам с целью захватить его флотилию и таким образом расстроить задуманную экспедицию. Это, писал Колумб, объясняется, должно быть, завистью, которую испытывает король Португалии при мысли, что он упустил адмирала. И лишь темная безлунная ночь помогла флотилии Колумба избежать нежелательной встречи.

В течение трех дней на горизонте еще маячил последний клочок Старого Света — горы острова Ферро и дымящаяся вершина вулкана Тенериф. Затем исчезли и они. Вокруг судов расстилался теперь лишь один безбрежный океан.

Колумб приказал капитанам держать курс прямо на запад, не отклоняясь ни к северу, ни к югу, и равняться по флагману, чтобы каравеллы не потеряли друг друга из виду. Если все же случится беда и один из кораблей отстанет от флотилии, он должен по-прежнему идти на запад, а через семьсот лиг лечь в дрейф и ожидать остальные каравеллы: таково по карте Тосканелли было расстояние от Канарских островов до Сипанго.

Каравеллы подавали друг другу сигналы: днем — дымом, ночью — огнями и орудийными выстрелами, а приказы адмирала выслушивались на небольшом расстоянии.

старинная карта с морскими чудовищами
Моряки не надеялись больше увидеть сушу и вернуться на родину в Испанию. Колумб понимал, что, по мере продвижения вперед, тревога их будет возрастать. И чтобы люди не впали в отчаяние, он решил, как о том свидетельствует запись в его дневнике, отмечать в корабельном журнале и объявлять экипажу приуменьшенные данные о пройденных расстояниях, а действительные — заносить в свой личный журнал.

Этот маневр адмирала не сыграл большой роли: братья Пинсоны на своих кораблях также вычисляли пройденное расстояние и записывали данные в судовой журнал, да и на самой «Санта-Марии» было немало бывалых моряков.

К тому же познания Колумба в навигации были довольно посредственны, и он нередко так ошибался в расчетах, что его «приуменьшенные» данные были ближе к истине, чем «правильные». А нередко результаты его расчетов были просто смехотворными, особенно при определении географической широты.

В первые недели плавания дул устойчивый восточный пассат, и каравеллы, как огромные белокрылые птицы, без устали летели на запад. Идти было легко и привольно, погода стояла прекрасная.

О хорошей погоде свидетельствуют восторженные записи в дневнике Колумба. 16 сентября адмирал отметил, что в этот день удерживалась удивительно мягкая и приятная погода, точно «как в Андалусии в апреле». Прелесть утренних часов доставляла ему огромное наслаждение и, казалось, не хватает лишь соловьиного пения. Море было гладким, как река.

Паруса почти не приходилось переставлять, и матросы могли вволю отдохнуть и выспаться.

И все же в те времена дальние морские плавания отнюдь не были похожи на увеселительные прогулки. Мореходы долгие недели, а то и месяцы жили без элементарных удобств, спали одетые, в бури зачастую мокрые с головы до ног, в невероятной тесноте на ящиках и бочках в трюме и в палубных надстройках, подстилая под себя одежду. Подвесные койки, похожие на гамаки, появились на кораблях только в XVI веке, В экспедиции же Колумба постелью пользовались лишь капитаны, шкиперы, штурманы и сопровождавшие флотилию должностные лица.

Пищу готовили на примитивном очаге, сооруженном на палубе в деревянном ящике, наполненном песком и прикрытом от ветра. В шторм же, когда ветер задувал пламя, а через палубу перекатывались волны, о горячей пище нечего было и думать.

Еда была очень однообразной: сухари, вяленое мясо, растительное масло, бобы и горох. Моряки в дальних плаваниях из-за отсутствия витаминов часто болели цингой, или скорбутом.

Компас конца XV века (примерно такой был у Колумба)
13 сентября, находясь в двухстах лигах от Канарских островов, Колумб впервые обратил внимание на странное явление: игла компаса отклонилась от обычного направления. В этот день она стала показывать прямо на север, на Полярную звезду, то есть легла точно по географическому меридиану (до тех пор мореплавателям было известно лишь восточное склонение). В последующие дни северный конец иглы еще больше отклонился к западу. Колумб несколько дней скрывал это таинственное явление, чтобы не тревожить команду. Но рулевые заметили, что с компасом происходит неладное.

Вскоре весь экипаж узнал, что главный навигационный прибор перестал повиноваться законам природы. Начался ропот: говорили, что флотилия, потеряв возможность определять направление, заблудилась в океанских просторах. Но адмирал заверил возбужденных людей, что корабли вошли в новое пространство, где действуют иные законы природы, и сама Полярная звезда изменила своё положение.

"В Саргассовом море" Зеленский Ярослав Николаевич
Тревогу вызвало еще одно необычное явление: с 16 сентября моряки стали замечать в океане большие пучки зеленой травы. Судя по внешнему виду, она, казалось, совсем недавно была смыта со скалистых берегов и принесена сюда с запада. Все решили, что поблизости находится какой-то остров. Но при измерении глубины лот не достигал дна.

Это было огромное Саргассово море в субтропической полосе западной части Атлантического океана — единственное на свете море без берегов, площадью в несколько миллионов квадратных километров, сплошь покрытое плавучими водорослями.

В течение трех недель флотилия Колумба шла по этим «морским лугам» на запад, и моряков страшила мысль, что суда застрянут в зеленых путах и морские чудовища увлекут их на дно.

Иногда наступало затишье, паруса бессильно повисали на реях, и каравеллы едва скользили вперед. В мертвой тишине становилось слышно, как стебли водорослей трутся о борт корабля. Вскоре, однако, путешественники убедились, что водоросли не мешают ходу кораблей.

Мореходов утомило это однообразное плавание с попутным ветром, без каких-либо развлечений и перемен. Тупая апатия сменялась напряженным ожиданием. Страх охватывал их при взгляде на безбрежную водную пустыню, над которой лишь изредка пролетали буревестник или чайка.

Наконец сильный северовосточный пассат утих, и к великой радости команды подул переменный ветер. На море началось волнение, временами шел сильный дождь. Работа оживилась.

Колумб тоже был рад, так как знал, что экипажи не верят в возвращение на родину из-за отсутствия в этих широтах западных ветров.

Но Испания оставалась где-то далеко за горизонтом, в невообразимой дали. Теперь всех обуревала жажда увидеть землю — все равно какую — далекий материк или один из легендарных океанских островов — лишь бы только землю! Люди ждали, что берег вот-вот вынырнет из-за горизонта, и жадно искали признаки его приближения. И все, что говорило о близости земли, отмечалось в дневнике. То на севере показалось большое облако, то птицы пролетели на запад, то попался пучок зеленой травы, то краба поймали. Это были верные приметы, а земля все не появлялась. Не раз уже с мачты раздавался ликующий крик «земля!», но моряки опять и опять убеждались, что их ввели в заблуждение груды облаков.

Так, однажды вечером с «Пинты» вдруг донёсся крик: вдали показался берег! Матросы забрались на мачты и реи и действительно увидели в лучах заходящего солнца темную полоску. Колумб бросился на колени и возблагодарил господа бога, а затем приказал матросам петь славу святой деве Марии и только потом идти к острову. Но никакого острова не оказалось — это снова была груда облаков.

Людей охватили страх и отчаяние. Еще никогда они так долго не находились вдали от суши. Их угнетало однообразие жизни и полное безделие, если не считать вахт. Лишь изредка они ловили рыбу или спокойно купались в теплых водах океана. На кораблях давно уже не звенели песни, не ходила ходуном палуба под ногами плясунов. Тоска и безразличие перерастали в озлобление и ненависть друг к другу и к адмиралу — этому фанатику чужестранцу.

Ночи напролет подобно изваянию стоял он на носу каравеллы, устремив горящий взор на запад, прислушиваясь, не ревут ли впереди волны, разбиваясь о скалы. Он вглядывался во тьму, стараясь различить при свете звезд темную полоску берега...

Не случайно Колумб писал в дневнике, что он приучает себя обходиться ночью без сна. Команда боялась адмирала, который, подобно привидению, день и ночь бродил по кораблю.

Куда ведет их этот проклятый генуэзец? Что видит он вдали за горизонтом? Надо повернуть назад, на родину, пока еще не поздно, пока не съедены сухари и не выпита пресная вода.

О настроении команды в изложении дневника говорится: «Люди теперь уже не могли больше терпеть, жалуясь на долгое плавание, но адмирал ободрял их как нельзя лучше, вселив в них добрые надежды на большие выгоды в будущем». Колумб горячо убеждал усталых моряков, рисуя перед ними заманчивые картины дальних стран, почерпнутые им из книг Марко Поло. Стоит ли теперь жаловаться, когда мы уже почти у цели, и надо продолжать путь до тех пор, пока Индия, с помощью господа, не будет найдена.

Такие записи свидетельствуют о недовольстве команды, уставшей от дальнего пути. Но адмиралу обычно удавалось успокоить и убедить встревоженных людей.

Существует немало версий об угрозе бунта на кораблях Колумба. Лас Касас, относившийся к Колумбу с симпатией, сообщает, что мятежные матросы все чаще обсуждали план возвращения домой. Они говорили, что было бы безумием и даже самоубийством рисковать своей жизнью во имя осуществления сумасбродных замыслов какого-то чужеземца, готового принять смерть, лишь бы стать большим господином. Генуэзец обманул команду и потому его надо выбросить за борт, а дома объявить, что он сам свалился в море. И так, по словам Лас Касаса, они говорили день и ночь; к этому причастны были Пинсоны, капитаны и старейшины всех трех команд, ибо остальные моряки были уроженцами и жителями Палоса и Могера.

Лас Касас подчеркивает, что адмирал, угадав настроение команды, вел себя с большим мужеством и выдержкой и не отступился от своих замыслов.

Эрнандо — сын великого мореплавателя, не скупившийся в биографии своего отца на вымысел, рассказывает, что команда сговорилась ночью, когда адмирал захмелеет от света звезд, сбросить его в море.

Однако сам адмирал в своих заметках ни словом не обмолвился о бунте. Ведь если бы команда взбунтовалась, он не преминул бы описать свои заслуги в подавлении волнений, похвастаться своей решимостью и волей. Но в дневнике упоминаются лишь ропот и тревога, малодушие и подавленность, а отнюдь не беспорядки и не вооруженный бунт. К тому же «Санта-Мария» была не одна в океане, рядом шли две другие каравеллы с командами, преданными королю.

Имеются сведения, что в начале октября матросы и офицеры настойчиво требовали лечь на другой курс, так как Колумб не изменял своего приказа держать прямо на запад. Наконец и он стал сомневаться в своей правоте: семьсот лиг — расстояние до острова Сипанго — были давно пройдены, но земля так и не показывалась.

И вот 7 октября Колумб решил изменить курс и повернул на юго-запад: над кораблем с севера на юго-запад пролетало множество птиц и можно было полагать, что они ищут ночлега на суше или же бегут от суровой северной зимы. Это был добрый знак, вселявший надежду.

Пассат дул все сильнее, море под порывами ветра заволновалось, и каравеллы на всех парусах полетели навстречу неведомой земле. Теперь о ее появлении говорило уже множество примет: в лунные ночи флотилию обгоняли стаи перелетных птиц, мимо проплывали зеленый тростник, сучья деревьев, покрытые листьями и цветами, а однажды волны принесли ветку шиповника, усеянную плодами, и деревянную доску, обтесанную рукой человека. Все эти признаки воодушевляли и успокаивали людей.

В четверг 11 октября после захода солнца и вечерней молитвы адмирал обратился к экипажам всех трех кораблей с краткой речью. Он возблагодарил господа за милости, которые тот ниспослал им в путешествии: дал тихое море, добрые и приятные ветры, спокойную погоду и уберег от бурь и волнений. Адмирал просил людей этой ночью особенно зорко стоять на вахте, ибо земля может показаться в любую ми-нуту. И тот, кто первым увидит землю, помимо королевской награды, получит от него лично шелковый камзол. А католические короли Испании Фернандо и Изабелла обещали такому счастливцу ежегодную пожизненную пенсию в десять тысяч мараведи (26,5 золотого дуката).

Той ночью на кораблях никто не сомкнул глаз. Люди пристально всматривались в непроглядную тьму. Давно уже погасли отблески заката на горизонте, а луна еще не взошла на небосклон.

Около десяти часов вечера Колумб и один из матросов почти одновременно заметили далеко в море какой-то свет, но он был так слаб, что Колумб попросил королевского контролера и других офицеров пристально всмотреться в темную морскую даль. И, действительно, они увидели нечто похожее на огонек восковой свечи, то подымавшийся, то опускавшийся во мгле.

Был ли то мираж, вызванный разгоряченной фантазией и напряжением всех чувств, или свет, излучаемый микроскопическими обитателями тропических морей, а может быть просто отблеск фонаря идущей впереди «Пинты» — кто знает? Но только это не было землей. Колумб и сам заколебался и не велел подавать сигнал.


Прошло еще 4 часа. Корабли, перегоняя друг друга, все также неслись по бурному океану, освещенному взошедшей уже луной. И тут, наконец, испанцы увидели далекий берег. Раньше всех его заметили на быстроходной «Пинте», шедшей впереди всех.

Это произошло 12 октября 1492 г. в 2 часа пополуночи. Матрос Родриго де Триана, увидев белевший в свете луны песчаный мыс, закричал; «Земля! Земля!». Это были острова Сан-Сальвадор в Багамском архипелаге.


Ныне этот день празднуется как День Колумба. В Испании 12 октября является праздничным днём и называется «День Испанидад». Хотя в большинстве других американских стран День Колумба отмечается так же 12 октября, в Соединенных Штатах он отмечается во второй понедельник октября и совпадает с остальными раз в 6 лет. В этот день население США празднуют годовщину открытия своей страны, посещая праздничные церковные службы и другие мероприятия. В некоторых городах проходят специальные службы, парады и большие торжественные церемонии. Большинство празднований сосредоточено вокруг итало-американских сообществ. Особого упоминания заслуживают праздничные мероприятия, проводимые в Нью-Йорке и Сан-Франциско. День Колумба является общественным выходным во многих частях США, но в некоторых штатах, например, в Калифорнии, Неваде, Гавайи, день не отмечается. Государственные учреждения и школы, как правило, закрыты, но коммерческие организации могут работать. Над правительственными зданиями поднимают государственный флаг США.

Капитан Мартин Пинсон приказал выстрелить из пушки и замедлил ход. Подоспевший на «Санта-Марии» Колумб крикнул Пинсону, что ему за это открытие полагается 5000 мараведи.

Впоследствии Родриго де Триана потребовал обещанного вознаграждения, но так никогда и не получил его — не досталось ему ни шелкового камзола, ни пенсии. Колумб утверждал, что он сам еще с вечера заметил свет на берегу, хотя в то время каравеллы находились на расстоянии пятидесяти-шестидесяти миль от песчаного мыса. Адмирал выторговал королевскую пенсию себе, владельцы севильских боен аккуратно выплачивали ее до самой его смерти.

Адмирал моря-океана Колумб
на корабле (по старинной гравюре)
Адмирал не хотел делить славу ни с кем из своих подчиненных. Он всюду хотел быть первым и первым увидеть свет на берегу.

Этот постыдный эпизод свидетельствует о необузданном честолюбии первооткрывателя Америки, о его жадности и отсутствии великодушия.

Ведь Колумб той же ночью стал вице-королем вновь открытой земли и должен был получать огромные доходы. Для нищего же матроса эта пенсия составила бы целое состояние. Братья Пинсоны тоже были оскорблены такой несправедливостью. А обиженный матрос впоследствии покинул родину, переселился в Африку и даже принял мусульманство.

После сигнала с «Пинты» флотилия убрала паруса и легла в дрейф до утра; ночью можно было сесть у берега на мель или наткнуться на коралловые рифы. Матросы, радостные, взволнованные, стали приводить себя в порядок — брили бороды, чистили одежду. Наконец-то, после 35 дней пути адмирал привел их к земле великого хана!

Колумб объявляет открытую землю собственностью испанского короля

Что же ожидает их здесь, на чужом берегу? Все надеялись увидеть на рассвете, как в первых лучах утреннего солнца заиграют золотые крыши пагод, как проступят силуэты деревьев, благоухающих корицей и перцем, как из мрака вынырнут величественные мраморные дворцы, порт и груженые дорогими товарами суда, стоящие на якорях с золотыми и серебряными цепями. Они надеялись увидеть побережье, по которому медленно ступают слоны, покрытые шелковыми, шитыми золотом попонами с золотыми башенками на спине. Золота здесь хватит для всех, все смогут разбогатеть...

Людям казалось, что они уже ощущают аромат пряностей, смешанный с соленым морским ветром. На сей раз это был не мираж, впереди действительно лежала земля, но то была не Индия, не Катай, не Сипанго, а лишь один из многочисленных островков Багамского архипелага...

Карта Пири Реиса (1513) на официальной банкноте Турции
номиналом в 10 новых лир (2005—2009 гг.)

В 1929 году в старинном императорском дворце в Константинополе была обнаружена карта, которая была нарисована на шкуре газели и датирована 919 годом по мусульманскому календарю, что соответствовало 1513 году по христианскому летоисчислению, и на которой стояла подпись Пири ибн Хаджи Мамеда, адмирала (то есть "реис") турецкого флота, ныне известного как Пири Реис. Удивительным было то, что на карте были изображены не только острова Вест-Индии, открытые к тому времени Колумбом, но и та часть побережья Южной Америки, которая в 1513 году европейцам была неизвестна. Многочисленные экспертизы, в том числе и по почерку Пири Реиса, исключили вариант подделки. Однако хотя в подлинности карты не оставалось никаких сомнений, ученые отвергли ее как "аналог карты Колумба", и спустя некоторое время интерес к ней угас.

Пири Реис среди прочих источников своей работы отмечал, что его карта основана на некой карте Христофора Колумба (по всей видимости, имеется в виду карта, доступная Христофору Колумбу), из-за чего многие географы уже несколько веков безуспешно ищут «потерянную карту Колумба». Это было сделано, по его записям, когда Христофор был в Вест-Индии. После прочтения новости об открытии карты в газете The Illustrated London News государственный секретарь США Генри Л. Стимсон связался с послом США в Турции (в то время — Чарльзом Шериллом) и попросил провести поиск оригинала карты Колумба, которая, по его мнению, возможно, была в Турции. В свою очередь, правительство Турции выполнило просьбу Стимсона, но поиск не увенчался успехом, никакого источника карты Пири Реиса найдено не было.


То, что жена Колумба была дочерью Великого магистра сменившего уже к тому времени своё название Ордена тамплиеров, располагавшего значительными архивами древних книг и карт, указывает на возможный путь приобретения загадочной книги (на сегодняшний день уже много написано о флоте тамплиеров и большой вероятности их регулярных плаваний в Америку). Есть множество фактов, косвенно подтверждающих, что Колумб владел одной из карт, послуживших источником для карты Пири Рейса. Например, Колумб не останавливал корабли ночью, как это было принято из-за опасения налететь на рифы в неизвестных водах, а шёл под всеми парусами, словно точно зная, что преград не будет. Когда на кораблях начался бунт из-за того, что обещанная земля всё не показывалась, он сумел убедить моряков потерпеть еще 1000 миль и не ошибся – ровно через 1000 миль показался долгожданный берег. Колумб вёз с собой запас стеклянных украшений, рассчитывая обменять их на золото у индейцев, как рекомендовалось в его книге. Наконец, на каждом корабле имелся запечатанный пакет с инструкциями, что делать в том случае, если во время шторма корабли потеряют друг друга из виду. Одним словом, первооткрыватель Америки хорошо знал, что он не первый.



Помните песню из замечательного советского мультика «Остров сокровищ», в которой пели о вреде курения? Там были строчки о том, что Колумб открыл, кроме Америки, еще и табак. Это действительно так – на острове Сан-Сальвадор туземцы подарили Колумбу сушеные листья, свойства которых он позднее описал в своих дневниках. И, разумеется, привез с собой в Европу. Кроме того, мореплаватель привез в Европу картофель, кукурузу и помидоры. После экспедиции Колумба индейцы впервые увидели коров, лошадей и виноград. Еще несколько последующих веков между Америкой и Европой велась сельскохозяйственная торговля, которая была известна под названием «Колумбов обмен». Между тем классики марксизма-ленинизма писали: "Разбой и грабеж - единственная цель испанских искателей приключений в Америке, как это показывают также донесения Колумба испанскому двору. Донесения Колумба характеризуют его самого как пирата" (Архив Маркса и Энгельса, т. VII, стр. 100, 1940 г.). Впрочем это и не диво, ведь до того, как стать известным адмиралом и губернатором Нового Света, Колумб, говорят, был пиратом и нападал на мавританские торговые суда.


Но мало кто знает, что там же, на острове, они впервые увидели гениальное изобретение местных жителей – гамак. Сейчас гамак – это непременный атрибут пляжного отдыха, их вешают на дачах, а некоторые умельцы умудряются пристроить подвесную койку даже на лоджии. А Колумб был первым человеком, который оборудовал такими койками свои корабли.

Так же, в качестве "культурного" обмена, Колумб и его экипаж привезли сифилис в Старый Свет, в качестве одной из первых глобальных болезней, которая опустошила Европу, о чем свидетельствуют скелетные данные. В свою очередь, Колумб и испанцы привезди индейцам смертоносный "груз" дизентерии, туберкулеза и гриппа. Поселенцы писали домой о нестерпимой вони гниющих тел, что заполнила воздух.


Так же он был первым, кто возродил рабство. До открытия новых земель, в Европе царило крепостничество и феодализм. Рабство как таковое считалось пережитком прошлого и презиралось. Но на колонизируемых территориях первооткрыватели сталкивались с вполне очевидными причинами для его возникновения. Масштабное сельское хозяйство требовало большого количества работников. Свободные переселенцы не собирались трудиться на плантациях, даже подняли вооружённый мятеж, а местное население не имело никакого желания работать на «посланников своих Богов». И тогда для местного населения в ход пошли другие аргументы. Технологический уровень коренных жителей не давал возможности сопротивляться европейцам, имевшим технику и огнестрельное оружие. Поэтому Испанская корона получала неограниченную возможность легко обзавестись необходимым количеством работников, захватывая и обращая в рабство жителей материка.


Вторая экспедиция Колумба. 25 сентября 1493 - 11 июня 1496
Вторая флотилия Колумба состояла уже из 17 судов. По разным данным в ней приняли участие от 1500 до 2500 человек, среди которых были не только искатели приключений, но и намеренные колонисты, решившие искать свое счастье на новых землях. Кроме людей на корабли был загружен скот, семена, инвентарь и все необходимое для организации постоянного поселения. В ноябре 1493 удалось открыть острова Доминика (3 ноября), Гваделупа (4 ноября, на Гваделупе европейцы впервые увидели ананасы), Монтсеррат (11 ноября), Пуэрто-Рико (19 ноября). В марте 1494 в поисках золота Колумб совершил военный поход вглубь острова Гаити, а в апреле-мае открыл юго-восточный и южный берега Кубы, острова Хувентуд и Ямайку (5 мая 1494). Вместо погибшего Навидада на Гаити было основано новое поселение, названное в честь королевы Испании Изабеллы Кастильской "Ла-Исабела". Управление Колумб поручил брату Бартоломео, который в 1496 основал на южном берегу колонию "Нуэва Исабела" ("Новая Изабелла"), ныне город Санто-Доминго. Однако из колоний поступало незначительное количество золота, меди и других товаров. Королевский доход от Эспаньолы был значительно меньше расходов на экспедиции. Престиж Колумба в Испании упал, и в 1495 году был издан указ, разрешающий всем желающим переселяться на новые земли, если они будут вносить в королевскую казну две трети добытого золота. Также дозволялось любому предпринимателю снаряжать корабли на запад для открытия новых земель и добычи золота. Чтобы защитить свои права весной 1496 Колумб отплыл обратно и при королевском дворе Испании предоставил документ, согласно которому он действительно достиг Азиатского материка (Колумб оставался при мнении, что им таки открыта западная Индия, хотя на самом деле это был остров Куба), а так же заявил, что в центре Эспаньолы он открыл чудесную страну Офир, где когда-то добывалось золото для библейского царя Соломона. Кроме того, Колумб предложил направлять в новые земли не вольных поселенцев, а уголовных преступников, сокращая им наполовину срок наказания. Последнее предложение не могло не найти отклика у правящей элиты, поскольку, с одной стороны, избавляло Испанию от нежелательных элементов, снижая расходы на их содержание в тюрьмах, а с другой стороны, — обеспечивало освоение снова открытых земель «человеческим материалом» достаточно отчаянного характера.


Третья экспедиция Колумба. 30 мая 1498 – 1499
Королевский двор, прослышав, что король Португалии снаряжает новую экспедицию в Индию, дали согласие Колумбу на третью экспедицию. Целью ее стали доставка продовольствия и товаров в Эспаньолу и поиски материковой Индии южнее Эспаньолы, где Колумб надеялся обнаружить драгоценные камни, золото и давно искомые пряности. Только шесть кораблей и 300 человек команды отправились на запад. В результате был открыт остров Тринидад (с испанского Троица, так как отправление произошло на неделе праздника Св. Троицы). Затем корабли Колумба вошли в залив Пария, обнаружив устье западного рукава дельты Ориноко и полуостров Пария, положив начало открытию Южной Америки. 31 августа Колумб прибыл на Гаити. Испанская королевская казна между тем почти не получала доходов от своей новой колонии, а в это время португалец Васко де Гама открыл морской путь в настоящую Индию (1498) и вернулся с грузом пряностей, доказав таким образом, что земли, открытые Колумбом, — совсем не Индия, а сам он — обманщик. В 1499 монопольное право Колумба на открытие новых земель было отменено. В 1500 году королевская чета направила на Эспаньолу с неограниченными полномочиями своего представителя Франсиско Бовадилью. Тот взял в свои руки всю власть на острове, арестовал Христофора Колумба вместе с братьями, заковал их в кандалы и отправил в Испанию. Корабль "Ла-Горду" доставил узников в гавань Кадис. Однако, местные финансисты смогли убедить королевскую чету снять обвинения с Колумба. Только через 6 недель король и королева распорядились снять оковы с Колумба и вызвали ко двору. По другой версии, положение спасла сама королева Изабелла – приказала снять с Колумба кандалы, переодеть его в дорогую одежду и даже снабдила мореплавателя частью собственной личной охраны в качестве почетного караула. Как бы там ни было, но Колумб не забыл нанесенного оскорбления до своих последних дней. Если верить сыну мореплавателя, Фердинанду, цепи, в которые заковывали Колумба, постоянно находились на его письменном столе, и адмирал завещал похоронить их вместе с ним.

Индейцы просят Колумба вернуть им луну
Четвертая экспедиция Колумба. 9 мая 1502 - октябрь 1504
Христофор Колумб всё же хотел найти новый путь от открытых им земель в Южную Азию, к источнику пряностей. Он был уверен, что такой путь существует, так как наблюдал у берегов Кубы сильное морское течение, идущее на запад через Карибское море. Король в конце концов дал Колумбу разрешение на новую экспедицию. В четвёртую экспедицию Колумб взял с собой брата Бартоломе и 13-летнего сына Эрнандо. Отправляясь в новое (четвертое) плавание, Колумб намеревался найти западный проход из Атлантического океана в "Южное море". Он подобрал четыре каравеллы - "Ла-Калитана" водоизмещением в 70 тонн, "Ла-Гальега" (4-мачтовая, которой командовал Педро де Терререс, совершивший с Колумбом все 4 плавания), "Сант-Яго де Палое" ("Бермуда") и "Вискаина" водоизмещением в 50 тонн. Экипаж флотилии состоял из 150 человек, в числе которых было много юнг в возрасте 12-18 лет. Вместе с Колумбом плавали его брат Варфоломей и сын Эрнандо. 9 мая 1502 года флотилия вышла из Кадиса и в конце июня достигла Карибского моря. 15 июня 1502 Колумб достиг острова Мартиника; в июле — сентябре открыл земли, населенные индейцами майя (Гондурас), "Москитовый берег" (Никарагуа) и "Золотой берег" (Коста-Рика). В декабре 1502 корабли пришли в бухту, которая через 400 лет станет северным входом в Панамский канал. В апреле 1503 Колумб продолжил поиски пролива и, дойдя до пролива Ураба у современной Колумбии, повернул назад на Гаити. По пути 10 мая экспедиция обнаружила Каймановы острова, названные Колумбом "черепашьими"; а 25 июня 1503 произошло крушение у берегов Ямайки. Колумб попал в чрезвычайно сложную ситуацию – у него сломались корабли, закончилась еда, а местные жители были враждебно настроены по отношению к европейцам. И Колумб решил пойти на хитрость – bз астрономических таблиц он знал, что 29 февраля 1504 года произойдет лунное затмение, которое можно было использовать для внушения уважения индейцам. Мореплаватель рассказал местным вождям, что в наказание за их враждебность бог белых людей решил наложить страшную кару на индейцев – отнять луну. Вскоре началось затмение, и луна стала накрываться черной тенью. Коренные американцы были испуганы и согласились на мир, предоставив Колумбу и его команде необходимую провизию и материалы. Скорее всего это легенда, но как бы там ни было, помощь из Санто-Доминго пришла только через год. Колумб продолжил упорно искать пролив в Южное море (Тихий океан), но так и не нашел. Не солоно хлебавши 7 ноября 1504 Христофор Колумб возвратился в Кастилию уже больным человеком и практически нищим – все деньги он истратил на помощь товарищам и снаряжение спасательной экспедиции. А ведь всю свою жизнь он поклонялся золоту. Именно ему принадлежат слова: «Золото — удивительная вещь. Кто обладает им, тот господин всего, чего он хочет. Золото может даже открыть душам дорогу в рай». Кстати, в конце своей жизни Колумб начал писать причудливую книгу под названием Книга Пророчеств. В этой книге, он настаивал на том, что все его вояжи ничто иное, как божественные миссии, направленные Богом. Он считал, что мир подходит к концу, и что он, Колумб, спаситель мира...

Герб вице-короля Индии и адмирала моря-океана Колумба
Можно еще долго и много рассказывать о Колумбе, но пора закругляться. Хочу только привести напоследок еще одну легенду, впервые описанную в книге «История Нового Света» итальянского путешественника Джироламо Бенцони. Когда Колумб во время обеда у кардинала Мендосы рассказывал о том, как он открывал Америку, один из придворных сказал: «Что может быть проще, чем открыть новую землю? Если бы господь бог не избрал своим орудием Колумба, то в Испании — стране закаленных мореходов, нашелся бы и другой человек, способный совершить этот подвиг.» В ответ на это Колумб предложил знатным грандам простую задачу: как поставить яйцо на стол вертикально, не прибегая к помощи соли, хлеба или каких-нибудь других предметов? Яйцо переходило из рук в руки, но никому не удавалось заставить его стоять на гладком столе. Тогда Колумб легонько стукнул яйцом о стол и отвел руку — яйцо стояло! Увидев это, все запротестовали, сказав, что так смогли бы и они. На что Колумб ответил: «Разница в том, господа, что вы могли бы это сделать, я же сделал это». Впрочем сей трюк стар так же как и яйцо.

Как и многие великие люди, Христофор Колумб не был оценен современниками по достоинству. Смерть его прошла совершенно незамеченной. Все свои права и привилегии он потерял, накопления истратил на товарищей по путешествиям. Так гласит официальная версия.

Могила Колумба в Севильском кафедральном соборе
Умер Христофор Колумб 20 мая 1506 года в небольшом городке Вальядолид, в его старом квартале, неподалеку от церкви Санта-Мария-де-Антигуа. Но на этом странствия Адмирала не кончаются. Похоронили Христофора Колумба в Вальядолиде во францисканском монастыре. Вскоре прах Адмирала перевозят в Севилью, в монастырь Санта-Мария-де-лас Куэвас, где и погребли в часовне Святой Анны. Затем император Карл V решил исполнить его предсмертное желание и похоронить его на земле Вест-Индии. Останки Колумба в 1540 году отвезли на остров Эспаньола (так называли в то время Гаити) и похоронили в кафедральном соборе Санто-Доминго. Когда в 1795 году часть Эспаньолы перешла от испанцев к французам (и стала называться Гаити), прах Колумба был перевезён на Кубу в кафедральный собор Гаваны. После изгнания с этого острова испанцев в 1898 году, в январе 1899 года Адмирал Море-Океана совершает свое последнее плавание — «из Индий» сначала в Санто-Доминго, а затем — в кафедральном соборе Севильи. Однако в конце XIX века во время реставрации кафедрального собора Санто-Доминго, старейшего в Новом свете, был обнаружен ящичек с костями, на котором было написано, что они принадлежат Колумбу. После этого между Севильей и Санто-Доминго возник спор за право считаться местом, где покоится великий мореплаватель. В 2003 году исследованием этого вопроса занялась группа генетиков и антропологов во главе с профессором судебной медицины Гранадского университета и Академии ФБР в Квантико Хосе Антонио Лоренте. Анализ предполагаемых останков Колумба, эксгумированных в Севилье, показал, однако, что они принадлежат довольно хрупкому 45-летнему мужчине, тогда как Христофор Колумб, напротив, был весьма крепкого сложения, а скончался в возрасте от 55 до 60 лет. Теперь очередь за исследованием других останков, которые были эксгумированы в октябре 2003 года у основания маяка-памятника Колумбу в Санто-Доминго. При этом нельзя исключить, что останки Христофора Колумба вообще были утеряны в ходе многочисленных переездов. Где сейчас находится прах великого путешественника достоверно не знает никто.

ск. З. Церетели. в городе Аречибо на северном побережье Пуэрто-Рико
И лишь Зураб Церетели изваял Колумба в размерах, достойных его свершений. Судьба статуи, как и судьба останков мореплавателя неизвестны. В июле 2010 года стало известно, что на северном побережье Пуэрто-Рико, возле города Аресибо будет установлена статуя Христофора Колумба работы Зураба Церетели. Статуя, разделенная на 2750 частей, пролежала на складах два года. По данным правительства Пуэрто-Рико, чтобы её собрать заново, нужно 20 миллионов долларов. Статуя, если будет установлена, станет самым высоким сооружением на подконтрольных США территориях в Карибском бассейне.


В то же время великий индейский реформатор Уго Чавес сносил (2004-2009) по всей Венесуэле статуи «первооткрывателя», в связи с тем, что более 5 веков назад Христофор Колумб положил начало геноциду индейского населения Америки.

Историческое значение открытий Колумба

Колумб

Тебе, Колумб, тебе венец!
Чертеж земной ты выполнивший смело
И довершивший наконец
Миросоздания неконченное дело,
Ты завесу расторг божественной рукой —
И новый мир, неведомый, нежданный,
Из беспредельности туманной
На Божий свет ты вынес за собой.

Так связан и сроднен от века
Союзом кровного родства
Разумный гений человека
С живою силой естества...
Скажи заветное он слово —
И миром новым естество
Всегда откликнуться готово
На голос родственный его.


Федор Иванович Тютчев

Известный французский писатель Виктор Гюго как-то заметил: «Есть несчастные люди: Христофор Колумб не может написать своего имени на своем открытии». Сам Колумб всю жизнь считал, что он открыл лишь новый морской путь в Индию. А Эспаньола — это, очевидно, страна Сипанго, или Япония; Куба — часть Азиатского материка и южные владения Великого Хана… Но после третьего плавания, когда Адмирал достиг берегов Парии, или Южной Америки, Колумб упоминает о «другом, ином свете»… И все-таки речь шла об «Индиях».


В 1503 году, когда Колумб ожидал на Ямайке вестей с Эспаньолы, некий Америго, или Америке Веспуччи написал письмо своему покровителю — знатному флорентийцу из рода Медичи. Вскоре это письмо получило известность и было напечатано в виде книги под названием «Новый Свет». Потом появилось еще одно письмо, ставшее таким же популярным. Эти письма-книги переводили на разные языки, опубликовали во многих европейских странах. В своих письмах Америго Веспуччи рассказывал о плаваниях к неведомым землям, об экспедициях Христофора Колумба.

А в 1507 году в Лотарингии, в городе Сен-Дье, молодой ученый Мартин Вальдземюллер выпустил в свет трактат «Введение в космографию». К трактату прилагались переводы двух писем Веспуччи. Вальдземюллер предложил назвать новую, «четвертую часть света… страной Америго, или Америкой».

Некоторое время на географических картах Америкой называли лишь южную часть открытых земель. Но в 1538 году, уже после смерти Америго Веспуччи, знаменитый фламандский картограф Ге рард Меркатор обозначил земли Нового Света как «Южная часть Америки» и «Северная часть Америки».

С тех пор эти названия стали употребляться во всех странах. Кроме Испании! Там до конца XVIII века Америка именовалась Новым Светом, Индиями или Западными Индиями. И сейчас все острова Атлантического океана, лежащие между Северной и Южной Америками, называют Вест-Индией. Иными словами — Западной Индией.

Вот так Америка, открытая всему миру Христофором Колумбом, получила свое название. И хотя, по выражению знаменитого путешественника и географа Александра Гумбольдта, это «памятник человеческой несправедливости», имя Христофора Колумба знает весь мир.

Насколько огромно значение открытий Колумба для Испании и для всего мира оценили лишь через полвека, когда из колонизированных испанцами Мексики и Перу пошли галеоны с золотом и серебром. Достаточно сказать, что королевская казна в пересчете на золото истратила на подготовку первой экспедиции Колумба всего-навсего десять килограммов драгоценного желтого металла. А по самым скромным подсчетам, за 300 лет своего владычества в Новом Свете, Испания там добыла и вывезла оттуда золота, серебра и других ценностей на сумму, эквивалентную 3 миллионам килограммов чистого золота! Хотя впрок Испании это не пошло. Шальное золото не стимулировало развитие промышленности, прогресс и экономику страны. Испания стала колониальной империей, паразитирующей на грабеже новых земель, она безнадежно отстала от ведущих европейских держав по всем параметрам и это отставание не преодолено до сих пор.


Кино о Колумбе
  • «Христофор Колумб» (Великобритания - 1949) Режиссёр Дэвид МакДональд. Один из самых первых фильмов в мировом кинематографе, который был посвящён этой выдающейся личности.
  • «Христофор Колумб» (Италия/США/Франция/ФРГ – 1984) Режиссёр Альберто Латтуада. Мини-сериал, в основу которого легли всем известные события про первооткрывателя из Генуи Христофора Колумба, который в 1492 году отправился в путешествие в Индию.
  • «Христофор Колумб - Сериал» (Италия - 1984) Режиссёр Альберто Латтуада. Сериал - это более подробное представление событий, где многие факты представляются отдельными яркими сценами. По этой причине, а также по причине отличной оценки зрительских симпатий - IMDb: 6.90, нужно обязательно ознакомиться и с этим произведением, но уже глазами Итальянцев. Всего 316 минут зрелища.
  • «Христофор Колумб: История открытий» (Великобритания/США/Испания – 1992) Режиссёр Джон Глен. После нескольких лет «обивания» порогов королевского дворца, Христофор наконец-то получает добро на путешествие всей своей жизни.
  • «1492: Завоевание рая» (Великобритания/Франция/Испания - 1992) Режиссёр Ридли Скотт. Одержимый одной целью – поиском кротчайшего пути в Индию, молодой мореплаватель совершает путешествие всей его жизни, итог которого нам всем известен.
  • «Христофор Колумб - Загадка» (Португалия - 2007) Режиссёр Мануэл ди Оливейра. Данная работа направлена на то, чтобы выяснить какой национальности был выдающийся мореплаватель - Итальянец, родом из Генуи, либо Португалец. Для разнообразия взглядов и мнений историков - очень полезно посмотреть.

Комментариев нет :

Отправить комментарий