пятница, 14 октября 2016 г.

Винни-Пух и все-все-все. 90 лет со дня выхода первой книги о знаменитом медвежонке


Сегодня, 14 октября 2016 года, исполняется ровно 90 лет со дня публикации первой книги о приключениях плюшевого мишки по имени Винни-Пух.


Впрочем, трудно прийти к единому мнению относительно того, когда именно появился на свет знаменитый медведь. Например, если первое отдельное издание вышло 14 октября 1926 года в лондонском издательстве Methuen & Co, то первый рассказ под названием "Неправильные пчелы" был опубликован газетой "London Evening News" ("Вечерние новости") в канун Рождества 1925-го и передан по радио БиБиСи в день рождества Дональдом Калфропом, а шестая - в августовском номере "Royal Magazine" за 1926 год.

Алан Милн, Кристофер Робин и Винни-Пух, 1926.
Фотография из Британской национальной портретной галереи
Как и многие другие персонажи книги Милна, медвежонок Винни получил имя от одной из реальных игрушек Кристофера Робина (1920—1996), сына писателя. В свою очередь, плюшевый мишка Винни-Пух был назван по имени медведицы по кличке Виннипег (Винни), содержавшейся в 1920-х в Лондонском зоопарке.
Лейтенант Коулборн с Винни. 1914
Медведица Виннипег (американский чёрный медведь), получившая имя по месту рождения – озеру Виннипег, попала в Великобританию как живой талисман (маскот) Второй пехотной бригады Канадского армейского ветеринарного корпуса (естественно, из Канады, а именно из окрестностей города Вайт-Ривер). Она оказалась в кавалерийском полку «Форт Гарри Хорс» 24 августа 1914 года, ещё будучи медвежонком (её купил во время остановки поезда на небольшой станции в Онтарио у канадского охотника-траппера, который застрелил мать медвежонка, а что делать с малолеткой, не знал, за 20 канадских долларов 27-летний полковой ветеринар при конном батальоне, лейтенант Гарри Колборн, заботившийся о ней и в дальнейшем). Уже в октябре того же года медвежонок был привезён вместе с войсками в Британию, а так как полк должен был быть в ходе Первой мировой войны переправлен во Францию, то в декабре было принято решение оставить зверя до конца войны в Лондонском зоопарке. Медведица полюбилась лондонцам, и Коулборн, навестивший Винни после войны, увидел, что живется ей хорошо, не стал возражать против того, чтобы оставить её в зоопарке. До конца дней (она умерла 12 мая 1934 года) медведица, обожаемая персоналом и посетителями, находилась на довольствии ветеринарного корпуса, о чём в 1919 году на её клетке сделали соответствующую надпись.

Алан Милн
Несмотря на свои пацифистские взгляды, будущий автор Винни Пуха Милн так же был призван в ряды Королевской армии. Он служил во Фран­ции в составе полка королевских фузилеров — пехотинцев. Во время службы он написал несколько первых своих пьес, а после серьезного ранения в 1919 г. был демобилизован и вернулся в Англию. Затем хлопотами друзей по литературному цеху был переведен в Ми-7 – подразделение английской тайной полиции, занимающееся пропагандой, цензурой и слежкой за иностранцами. Чем он там занимался, не вполне ясно. Вероятно, дело ограничилось написанием антигерманских агиток (Милн входил в редакцию британского «Крокодила» - журнала «Панч»). В серии подобных заметок, например, доказывалось, что немцы варят мыло из людей – правда, тогда ещё не евреев, а своих же солдат, павших на поле боя. Что делать - военная пропаганда. Подобная служба давала Милну офицерский чин и, одновременно, «бронь» от передовой...

Кристофер Робин и Винни
в Лондонском зоопарке, 1924 г.
В 1924 году Алан Милн впервые пришёл в зоопарк с четырёхлетним сыном Кристофером Робином (двойное имя дали потому, что родители не смогли договориться, при этом отец-эгоист считал, что его имя главнее, а мать-эгоистка полагала, что дело обстоит как раз наоборот, поэтому между собой ребёнка называли «Билли», но только дома, чтобы в школе не подумали, что кто-то кого-то переспорил; имя это, кстати, для английского слуха дикое, звучащее так же как для русских имена «Евлампий» или «Сысой»), который по-настоящему сдружился с Винни. За три года до этого Милн купил в универмаге Harrods и подарил сыну на его первый день рождения, 21 августа 1921, плюшевого медведя фирмы «Альфа Фарнелл». Игрушечный медведь был приблизительно в два фута высотой, имел светлую окраску, и у него часто выпадали глаза. Кстати, это был, пожалуй, самый большой знак внимания со стороны родителей, страстно желавших дочку Розмари (как они хотели ее назвать), и даже к рождению подготовивших целый гардероб из кружевных платьиц. Отец проводил мало времени с мальчиком, он был слишком занят своей писательской деятельностью, главным образом работой над книгой про Винни-Пуха. А мать и вовсе свалила воспитание сына на няню Оливию Ренд-Брокуэлл.


Медведя назвали самым популярным на то время именем - Эдуард (Edward) - уменьшительным от которого (наряду с Теодор) является традиционное английское название плюшевых мишек — Тедди. Так что, Эдвард – это такое имя, которое может быть у кого угодно, а хорошо бы было назвать любимца так, чтобы это было совсем особое, нигде больше не встречающееся имя, потому что это был не просто медведь, но особый, "такой медвежонок". После знакомства хозяина с Винни этот медведь получил второе имя в её честь. Имя Winnie на английский слух воспринимается как характерно женское, уменьшительное от женского имени Уинифрид (Winifred); «А я-то думал, что это девочка», — говорит в прологе отец Кристоферу Робину. В английской традиции плюшевые мишки могут восприниматься и как «мальчики», и как «девочки», в зависимости от выбора хозяина. Милн чаще называет Пуха местоимением мужского рода (he), но иногда и оставляет его пол неопределённым (it).

Так выглядел Лондонский зоопарк при жизни Винни.
Правда, на снимке не она, а медвежонок гризли
Относительно того, что Кристофер Робин действительно встречался с Винни, вопросов не возникает. Однако по поводу того, как именно произошла историческая встреча, существуют две совершенно противоположные версии.

Версия первая (более похожая на правду)
Сэр Бэзил Бартлетт, актер и сценарист, который в 50-х годах возглавлял сценарный отдел Би-би-си, так описал встречу Кристофера Робина и Винни: "Во время званого ужина, на котором присутствовал сам Бартлетт, Алан Милн и внук легендарного британского актера Генри Ирвинга – Лоуренс Ирвинг, последний обмолвился о том, что собирается сводить своих детей в зоопарк. Милн попросил его взять с собой и Кристофера. Все шло самым прекрасным образом до того момента, как компания подошла к вольеру с белыми медведями. Увидев "большого белого монстра", Кристофер разразился слезами и потребовал, чтобы его немедленно увели. Взрослые, в сопровождении трех рыдающих детей, один из которых мечтал как можно скорее покинуть зоопарк, а двое других никак не хотели уходить, направились к выходу". В более поздней версии событий Ирвинг утверждал, что мальчик сначала испугался белого медведя, но потом проникся любовью к большой и дружелюбной бурой медведице.


Версия вторая (маловероятная)
Английская детская писательница Энид Блайтон, автор серии книг "Великолепная пятерка", вспоминала, что Алан Милн рассказал ей, что "медведица обняла Кристофера Робина, после чего они играли и катались по вольеру". Трудно поверить, что маленький мальчик "весело играл" с большой и потенциально очень опасной медведицей, но так или иначе, знакомы они действительно были. Сохранилась фотография, на которой Кристофер в вольере кормит Винни чем-то вкусным, причем оба явно довольны жизнью. На заднем плане угадывается лицо папы Милна, который сам к медведице почему-то не пошел, возможно, просто боялся.


В любом случае, Винни-Пух мог бы остаться невоплощенной идеей автора, если бы тот жил в наше время и соблюдал все правила безопасности, наложенные нашим, гораздо более осторожным, обществом.

Лебеди в лондонских парках водятся до сих пор,
но вот зовут ли хотя бы одного из них Пухом, неизвестно...
На фото - наводнение 2015 года.
Если с Винни все более или менее понятно, то откуда взялся "Пух" можно только предполагать. По одной из версий, Пухом (Pooh, междометие вроде «ух!» или «фу!», связано со звуком, когда дуют) звали лебедя, который жил у знакомых Милнов (он фигурирует в сборнике «Когда мы были совсем маленькими»). Так же считают, что в Кенсингтонском саду в Лондоне жил лебедь, которого вроде бы действительно звали "Пух". Опять же все оригинальные истории о Винни-Пухе Алан Милн писал от руки ручкой производства компании Swan Pen ("Лебединая ручка"). Может быть, его воображение трансформировало название фирмы, сделавшей ручку, в историю о лебеде, который не реагировал на свое имя? Ведь вредного лебедя требовалось назвать так, чтобы казалось, что вы или выстрелили из ружья, или подули себе на нос, чтобы не слишком смущаться, когда на ваш зов никто не приплывает. В английском языке «h» в имени Pooh не произносится, это имя рифмуется постоянно с who или do. По-английски между именем Винни и прозвищем Пух идёт артикль the (Winnie-the-Pooh), как это обычно с прозвищами и эпитетами (ср. имена монархов Alfred the Great — Альфред Великий, Charles the Bald — Карл Лысый, или литературно-исторических персонажей John the Baptist — Иоанн Креститель, Tevye the Milkman — Тевье-молочник). Комизм имени Winnie-the-Pooh в целом заключается не только в изменении гендера, но и в несоответствии эпической формы содержанию.

Кстати, в раннем сборнике стихов Алана Милна "Когда мы были очень молоды" есть стихотворение "Лебедь":
На сонный пруд в тиши лесной роняет солнце летний зной,
Едва колышется трава, и утомленная листва
Прихода ночи молча ждет; там лебедь медленно плывет
По глади вод, всегда один, лишь с отражением своим.
Он ищет ветра и волны средь безмятежной тишины.

Кстати
"Пу" в толковом словаре китайского языка переводится как "естественный, простой, простодушный". Это комбинация из двух иероглифов - 朴实 - первый обозначает дерево, второй - густые заросли, чащу. Так образуется термин "необработанный кусок дерева", подразумевающий понятие "первозданной целостности". Этот основополагающий принцип даосизма вполне применим и к животным. А медведь Винни-Пух - это, можно сказать, живое олицетворение "необработанного куска дерева".
Ведь каким бы он ни выглядел в глазах окружающих, он выполняет задуманное именно благодаря простодушию, которое совсем не то же самое, что глупость. Не случайно даосизм считает невозмутимый, пассивно отражающий действительность ум "необработанного куска дерева" идеальным умом.
Как сказал Пятачок, "у Пуха нет настоящих Мозгов, но он делает все как надо, поступает вроде как неразумно, а оказывается, что это было правильно". Дао не вмешивается в естественный ход событий, дает им возможность развиваться, и результаты достигаются сами собой, естественным путем.
Из книги "Дао Винни-Пуха", Б. Хофф, 1982

Обложка двуязычного издания (2001) —
оригинал и перевод Виктора Вебера.
В оформлении использована иллюстрация Шепарда
«Кристофер Робин посвящает Пуха в рыцари»
В качестве же «фамилии» Пуха всегда используется Bear (Медведь), после посвящения его Кристофером Робином в рыцари Пух получает титул Sir Pooh de Bear (сэр Пух де Медведь); сочетание норманского старофранцузского предлога de с исконно английским словом производит комический эффект.


В дальнейшем медведь был «неразлучным спутником» Кристофера: «у каждого ребёнка есть любимая игрушка, и особенно она нужна каждому ребёнку, который один в семье». Кстати, в последней главе «Дома на пуховой опушке» Кристофер Робин говорит, что, когда ему будет сто лет, Пуху будет девяносто девять. Принято считать, что у Винни-Пуха три даты рождения:
  1. Фактическое рождение прототипа Винни-пуха - 21 августа 1921, то есть день, когда родители подарили Кристоферу Робину плюшевого медвежонка в его первый день рождения.
  2. Фактическое литературное рождение - 24 декабря 1925 года, то есть день, когда впервые была опубликована первая глава («в которой мы знакомимся с Винни-Пухом и несколькими пчёлами») в газете «London Evening News».
  3. 14 октября 1926 - когда впервые вышло отдельное издание «Winnie-the-Pooh», состоящее из десяти глав.
Впрочем, поклонники знаменитого медвежонка считают "днем Винни-Пуха" день рождения автора книг, Алана Александра Милна - 18 января.


В 1925 году пятилетний Кристофер Робин Милн вместе с папой и мамой переехал из Лондона в большой дом на ферме Кочфорд на неподалеку от маленького городка Хартфилд в Восточном Сассексе. Дом стоял рядом с 500-акровым Эшдаунским лесом (англ. Ashdown Forest), который стал любимым местом прогулок всей семьи. В том же самом лесу, представленном в книге как Стоакровый лес (The Hundred Acre Wood, в переводе Заходера — Чудесный лес), на тех же холмах, мостиках и долинах, которые были прекрасно известны всем членам семьи Милнов разворачивались и приключения Винни Пуха.

Детская Кристофера Робина в доме рядом с Эшдаунским лесом
Действие «Винни-Пуха» разворачивается одновременно в трёх планах — это мир игрушек в детской, мир зверей «на своей территории» в Стоакровом лесу и мир персонажей в рассказах отца сыну (это наиболее чётко показано в самом начале). В дальнейшем рассказчик исчезает из повествования (небольшие диалоги отца с сыном появляются еще в конце шестой и десятой глав), и сказочный мир начинает собственное существование, разрастаясь от главы к главе. Отмечалось сходство пространства и мира персонажей «Винни-Пуха» с классическим античным и средневековым эпосом. Многообещающие эпические начинания персонажей (путешествия, подвиги, охоты, игры) оказываются комически малозначительными, в то время как настоящие события происходят во внутреннем мире героев (помощь в беде, гостеприимство, дружба).


Места, описанные Милном, являются вполне реалистичным изображением Эшдаунского леса. Эшдаунский лес почти не изменился с того времени.

Вот где-то на этой пустоши жил Иа
Зачарованное место, которое у Милна носит название "Galleons lap" ("Капитанский мостик"), на картах обозначено как "Gills lap" и является самой высокой точкой леса, с которой видны все "пуховые" места. С одной стороны склона расположен песчаный карьер, в котором играл Крошка Ру перед тем, как его похитил Кролик. С другой – открывается вид на поросшую вереском долину, которая была местом жизни ослика Иа.

Карта Стоакрового леса. Эрнест Шепард
Реальными являются также Шесть сосен и ручеёк, у которого был найден Северный Полюс, а также упоминаемая в тексте растительность, в том числе колючий утёсник (gorse-bush, чертополох у Заходера), в который падает Пух. Маленький Кристофер Робин любил забираться в дупла деревьев и играть там с Пухом, поэтому многие персонажи книг живут в дуплах, и значительная часть действия происходит в таких жилищах или на ветвях деревьев.

А на этом мосту шла игра в "пустяки"
А углубившись в лес к северу от "Капитанского мостика", можно минут через 40 прийти к Посингтонскому мосту, на котором Пух с друзьями играли в "пустяки", бросая палочки в реку и наблюдая, какая первой пересечет финишную черту. Этот мост был построен в деревушке Хартфилд-Фарм в графстве Суссекс (Юго-Восточная Англия) в 1907 году и предназначался изначально для перевозки древесины. После выхода книги он стал магнитом для туристов, жаждущих приобщиться к миру любимых героев. Наплыв любопытствующих привел к тому, что в 1970 году мост был на грани полного обрушения в реку. Этот вопрос показался достаточно важным, чтобы попасть в сводку новостей Би-би-си, на ремонт были собраны средства, и сегодня он, как и несколько десятилетий назад, привлекает тысячи туристов. В 1979 году мост был восстановлен Кристофером Милном, а в 1999 году полностью перестроен. В 1984 году местным жителям настолько надоело постоянно объяснять приезжим, как добраться до "моста Пуха", что они потребовали от местного совета снять указатели на парковку с ближайшей дороги. Найти мост стало несколько сложнее, но туристов от этого меньше не стало, тем более, что на нем установлена табличка: "Самый важный мост в мире". Кстати, как сообщает Би-би-си, оригинал рисунка художника Эрнеста Говарда Шепарда из знаменитой книги Алана Милна "Винни-Пух", на котором изображена игра в "пустяки" (Кристофер Робин действительно играл в эту игру), был продан почти за полмиллиона долларов ($490 тыс.) на аукционе Sotheby`s. Предполагалось, что рисунок Шепарда уйдет с молотка максимум за $159 тыс. В 2013 году карандашный набросок той же сцены был продан на Sotheby`s более чем за $90 тыс. Впервые эта иллюстрация была опубликована в 1928 году. Начиная с 20-х годов, рисунок Шепарда побывал во многих частных коллекциях и на аукционных торгах Sotheby`s: впервые в 1971 году, а затем в 1975 году.


Что касается "пустяков", то игра в Пустяки (Poohsticks) со страниц книг Милна шагнула в действительность, и теперь в Оксфордшире каждый год проводятся всемирные чемпионаты по Пустякам...


В 1928 году вышла еще одна книга про медвежонка - "The House at Pooh Corner" (Дом на Пуховой опушке). Обе прозаические книги посвящены «Ей» — жене Милна и матери Кристофера Робина — Дороти Дафне де Селенкур, которую друзья называли Дафной или просто Даф, крестнице редактора «Панча» Оуэна Симэна (который, как утверждают, стал прототипом Иа); эти посвящения написаны в стихах. Кроме того, в двух сборниках детских стихов Милна, When We Were Very Young (Когда мы были совсем маленькими) и Now We Are Six (Теперь нам шесть лет) есть несколько стихотворений о Винни-Пухе, хотя в первой из них он ещё не носит этого имени. Первую из этих книг, вышедшую раньше прозаической книги Winnie-the-Pooh, Милн в предисловии к ней называет «другой книгой о Кристофере Робине». Все четыре книги иллюстрированы Э. Х. Шепардом, карикатуристом журнала «Панч».

Подлинные игрушки Кристофера Робина:
Тигра, Пятачок, Кенга, Пух и Иа-Иа.
Нью-Йоркская публичная библиотека
Книги Милна выросли из устных рассказов и игр с Кристофером Робином; устное происхождение характерно и для многих других знаменитых литературных сказок. «Я, собственно, ничего не придумывал, мне оставалось только описывать», как говорил впоследствии Милн. Реальными игрушками Кристофера Робина были также Пятачок (подарок соседей), Иа-Иа без хвоста (ранний подарок родителей), Кенга с Крошкой Ру в сумке и Тигра (куплены родителями впоследствии специально для развития сюжета вечерних рассказов сыну). В рассказах они появляются именно в таком порядке. Сову (в оригинале мужского пола; этот образ ассоциируется у англоязычного читателя с мудростью и сообразительностью) и Кролика Милн придумал сам; на иллюстрациях Шепарда они выглядят не как игрушки, а как настоящие животные, Кролик говорит Сове: «Только у меня и тебя есть мозги. У остальных — опилки». В процессе игры все эти персонажи получили индивидуальные повадки, привычки и манеру разговора. В книге есть так же «виртуальные» персонажи - Бука (Woozle) и Слонопотам (Heffalump), - которые упоминаются в тексте, но не участвуют в сюжете как действующие лица. На созданный Милном мир животных повлияла повесть Кеннета Грэма «Ветер в ивах», которой он восхищался и которую ранее иллюстрировал Шепард, возможна также скрытая полемика с «Книгой джунглей» Киплинга. Близким другом детства Кристофера была Анна Дарлингтон, которая была на восемь месяцев его старше. Анна с Кристофером стали героями нескольких стихотворений в сборнике «Теперь нам шесть» (англ. Now We Are Six). Как и у Кристофера, у которого был медведь Эдвард, у Анны также была любимая игрушка — обезьянка Джамбо. Осталось неизвестным, собирался ли Алан ввести Джамбо в качестве персонажа в книги о Винни-Пухе.

Игрушки Кристофера Робина, ставшие прототипами героев книги (кроме Крошки Ру, который не сохранился), с 1947 находятся в США (отданы туда Милном-отцом на выставку, а после его смерти приобретены издательством «Даттон»), до 1969 хранились в издательстве, а в настоящее время выставлены в Нью-Йоркской публичной библиотеке. Многие британцы считают, что эта важнейшая часть культурного наследия страны должна вернуться на родину. Вопрос о реституции игрушек поднимался даже в британском Парламенте (1998). Впрочем, повзрослевший Кристофер Робин их не любил и по ним не скучал...

В «Винни-Пухе» отражён семейный быт британского среднего класса 1920-х годов, впоследствии воскрешённый Кристофером Робином в своих воспоминаниях для понимания контекста, в котором возникла сказка.


Алан Милн считал Эрнеста Хауэрда Шепарда таким же равноправным автором "Винни-Пуха", как и себя самого. Хотя начало их отношений не предвещало большой дружбы. Начнем с того, что идея пригласить Шепарда принадлежала не самому Милну, а его коллеге по журналу "Панч" , журналисту Эдварду Лукасу. Сам Милн считал, что стиль Шепарда, который весьма успешно занимался политической карикатурой, совершенно не подходит к тому, чтобы запечатлеть лесной мир и его обитателей. Шепард, однако, решил не отступать, и по собственной инициативе отправился в Эшдаунский лес, рядом с которым жил Милн, и сделал несколько набросков, после чего явился в дом к писателю без приглашения и предварительной договоренности. Милн, будучи человеком вежливым и вообще джентльменом, не рискнул выставить за дверь коллегу и такого же бывшего солдата, как и он сам, который к тому же получил Военный крест за храбрость в бою, и согласился наброски посмотреть. Они ему настолько понравились, что он решил нанять Шепарда для иллюстрирования книг о Винни-Пухе. Правда, эти отношения лучше всего характеризуются знаменитой формулой "шаг вперед, два шага назад". Шепарду, по его собственным словам, "каждый раз приходилось начинать с Милном с самого начала", и каждый раз заново завоевывать его доверие.

Марка с иллюстрацией Шепарда к Винни-Пуху, выпущенная в 2012 г.
Графические иллюстрации Шепарда тесно связаны с внутренней логикой повествования и во многом дополняют текст, в котором, к примеру, не сообщается, что Слонопотам (Heffalump) похож на слона; Шепарда нередко называют «соавтором» Милна. Иногда иллюстрации Шепарда соответствуют значимому расположению текста на странице. Мальчик был срисован непосредственно с Кристофера Робина, и образ мальчика, созданный художником, — в свободной блузе поверх коротких штанишек, как Кристофер и одевался в действительности, — вошёл в моду. Образцом же для Пуха Шепарду послужил не настоящий Винни-Пух Кристофера Робина, а плюшевый мишка «Growler» (Ворчун) его собственного сына (в отличие от Винни, Ворчун не сохранился — его уничтожила собака Шепарда). В 1969 году, при жизни Шепарда, в музее Виктории и Альберта была устроена выставка 300 эскизов его иллюстраций к «Пуху».


Шепард писал Пуха и маслом; этот единственный портрет был продан за 285 тысяч долларов в 2000 г. и ныне выставлен в Виннипеге (Канада).

Под конец Милн настолько проникся любовью и уважением к своему соавтору-художнику, что посвятил Шепарду стихи, написав их на титульном листе одной из книг:

Хочу, чтобы на моей могиле Эрнест
Изобразил не ангела, не крест,
А Пуха с Пятачком, идущих рядом.
И Петр у небесных врат
Мне будет рад,
И даст мне насладиться райским садом,
Решив, что раз я их создал,
Впустить меня под свой портал.

мемориальная доска в Эшдаунском лесу
Получилось так, что рисовать Пуха с Пятачком Шепарду было просто негде: у Алана Александра Милна могилы нет. Всего три года назад одна из поклонниц Винни-Пуха Ширли Харрисон, проведя тщательное расследование и пересмотрев огромное число архивных записей, установила, что после смерти создатель Винни-Пуха был кремирован, а его пепел развеян в мемориальном саду в Брайтоне.

Могила Шепарда в Лодворсе (Lodsworth)
с иллюстрацией к книге Кеннета Грэма «Ветер в ивах»
Эрнест Шепард надолго пережил своего коллегу и друга: он скончался в почтенном возрасте 96 лет, в 1976 году. Под конец жизни он считал иллюстрирование Винни-Пуха своей главной ошибкой. Иллюстрации к произведениям Милна полностью затмили его политические карикатуры, которые, по мнению специалистов, были гораздо интереснее. Друзья художника утверждают, что в последние годы жизни он называл Винни-Пуха не иначе как "этот глупый старый медведь".

Цикл о Винни-Пухе затмил всё достаточно разнообразное и популярное в своё время взрослое творчество Милна: «обратный путь во „взрослую“ литературу он себе отрезал. Все его попытки вырваться из лап игрушечного медведя оказались безуспешными» [Урнов Д. М. Мир плюшевого медведя]. Сам Милн тяжело переживал такое стечение обстоятельств, не считал себя детским писателем и утверждал, что для детей пишет с такой же ответственностью, как и для взрослых. Милн, кстати, писал замечательные пьесы, но до "Винни-Пуха" они лиричные, веселые, добрые, в героях тут и там проглядывает "пуховский" характер. А вот те пьесы, что написаны после, - в них такой трагизм, жесткость... Видно, написав про Винни, Милн выплеснул всю свою доброту.

Кристофер Робин со своей невестой Лесли (1948).
Кристоферу Робину Милну так же не нравилась идея навеки оставаться маленьким мальчиком из книг своего папы. В детстве Кристоферу нравилось помогать отцу в создании книг. Помимо Винни-Пуха он также стал прототипом нескольких героев стихотворений в сборниках «Когда мы были совсем маленькими» (англ. When We Were Very Young) и «Теперь нам шесть», который написал Алан. Один раз Кристофер организовал для своих родителей небольшую игру, в которой воспроизвёл несколько историй с его героем и его друзьями. Вплоть до того, как он пошёл в школу, Кристоферу, по его собственным словам, «вполне нравилось быть Кристофером Робином и быть известным», однако, в независимой лондонской школе Гиббса, в которую он поступил в 1929, над ним начали издеваться одноклассники, которые дразнили его цитатами из книги и особенно из стихотворения «Vespers», где была такая строчка «Hush! Hush! Whisper who dares! Christopher Robin is saying his prayers» (рус. Тихо! Тихо! Кто смеет шептаться! Кристофер Робин молится). Вполне вероятно, что здесь злую шутку сыграло религиозное воспитание Оливии. В результате Кристофер вырос чуть ли не с ненавистью к той славе, которую он приобрёл благодаря творчеству отца. В 9 лет Кристофер перешёл в другую независимую школу для мальчиков Стоуи в Бакингемшире, где начал заниматься боксом, чтобы давать отпор на колкости одноклассников. В 1939 он выиграл стипендию на изучение английского языка в Тринити-колледже в Кембридже. Когда началась Вторая мировая война, мальчик прекратил свои занятия и попытался вступить в ряды английской армии, но не прошёл медицинскую комиссию. Тогда его отец, используя своё влияние, добился, чтобы Кристофера зачислили инженером во второй учебный батальон Корпуса Королевской Инженерии. В июле 1942 года Кристофер, получив звание офицера, был сначала отправлен на Средний Восток, а потом — в Италию. Но даже служа за границей, Кристофер привлекал к себе внимание как сын Милна и поэтому ещё больше возненавидел творчество отца, так как считал это эксплуатацией своего детства. Во время службы он вдруг оценил весь ущерб, который якобы нанес ему собственный отец. Он думал, что отец стал известным благодаря ему, что он постоянно эксплуатировал его, что книги принесли отцу неслыханную славу, а он - по-прежнему никто. После службы он стал писателем, пойдя по стопам отца, и написал три автобиографические произведения: "Зачарованные места", "После Винни-Пуха" и "Яма на холме". В одном из них говорится следующее: "Иногда мне кажется, что мой отец достиг вершин известности, взобравшись на мои детские плечи, что он стащил мое доброе имя, не оставив мне ничего, кроме пустой славы". В своих автобиографических книгах К. Милн признавался в негативном отношении к популярности «Винни-Пуха» и главного героя: «Были две вещи, которые омрачили мою жизнь и от которых я должен был спасаться: слава моего отца и „Кристофер Робин“…». «Кристофера Милна всю жизнь преследовало творение его отца, и его принимали за Кристофера Робина в основном потому, что публика страстно желала поверить, что „зачарованное место“ существует». Высказывались различные мнения о соотношении персонажа и его прототипа: так, согласно одной теории Кристофер послужил прототипом одновременно Кристофера Робина и Пятачка, который выражал его истинную суть — невротичного ребёнка, которого воспитывали, как девочку. Вот уж действительно: конфликт отцов и детей! Интересно, что его жена также ненавидела «Винни Пуха» и в книжном магазине, который они вдвоём содержали, эта книга не продавалась. Хотя пользовалась большим спросом и из-за естественной рекламы могла бы принести семье большую прибыль. В 2002 году по инициативе вдовы Кристофера, Лесли Милн, был учреждён благотворительный «Фонд Клэр Милн» для помощи таким же больным детям, как их дочь Клэр (ДЦП), в Девоншире и Корнуолле: в него идёт значительная часть гонораров за использование образа Винни-Пуха, на которые имеет права Клэр Милн.

П.Г. Вудхаус
Некоторым современникам то, как Милн описывал своего сына в стихах и книгах, казалось неискренним и спекулятивным. Так, английский писатель Пелам Гренвилл Вудхаус, который хорошо знал Милнов, высмеял стихи о Кристофере Робине в рассказе «Лирический приступ» (англ. Rodney Has a Relapse).
— Значит, Родни пишет стихи…— продолжал я. — Что ж, это можно было предвидеть. Эльфы, маргаритки…
Энестейзия всхлипнула, Уильям хрюкнул.
— Эльфы! — вскричал он после этого. — Хорошо бы только эльфы! Я бы не пикнул. Эльфы, ха-ха! Знаете, где он сейчас? В детской, у Тимоти. Смотрит и вдохновляется, чтобы написать, как этот тип обнимает мишку и видит во сне ангелов. Ужас какой… Знаете, как он его называет? Тимоти-Пимоти Боббин. А?
Человек я стойкий, но все же содрогнулся.
— Тимоти-Пимоти Боббин?
— Тимоти, так его так, Пимоти Б. Ни больше, ни меньше. Собственно, чему удивляться? Вирус поэзии всегда ищет слабое место. Родни — любящий отец. С сыном он сюсюкал давно, однако — в прозе. Следовало ожидать, что, когда зараза оживет, жертвой станет несчастный мальчик.
— Какое позорное будущее он ему готовит! — сокрушался Уильям. — Через много лет, когда мой племянник будет играть в чемпионате, газеты напомнят, что это — Тимоти П. Боббин из знаменитых стихов…

Говорят, Милн по-своему отомстил Вудхаусу, который был интернирован немцами в 1940 году после оккупации Франции, где проживал. Вудхауса направили в лагерь для перемещённых лиц, где он сделал серию радиопередач о местной жизни – в тональности настолько скептически настроенной к нацистам, насколько это было возможно по цензурным условиям. Немцы дозволили эти передачи, чтобы показать, насколько нацистский режим мягок и терпим по сравнению с режимом английской монархии. План нацистов вполне удался. Передачи вызвали бурю ненависти в правящих кругах Великобритании, и наёмным борзописцам было приказано изображать Вудхауса предателем, вруном и «геббельсовской марионеткой». Возглавил компанию травли капитан английской разведки Алан Милн. Вудхаус вскоре был отпущен немцами и уехал во Францию, откуда после войны перебрался в США. Английские власти постепенно отказались от своих обвинений, а затем фактически извинились перед незаслуженно оскорблённым литератором. В 1975 году 93-летнего Вудхауса наградили орденом Британской Империи...


Впрочем, это нисколько не сказалось на популярности Винни Пуха. К 1930-м годам популярность Пуха выросла до неимоверных пределов. На волне ошеломляющего успеха книг о Пухе появилась целая библиотечка книг — «Истории про Кристофера Робина», «Книга для чтения о Кристофере Робине», «Истории ко дню рождения о Кристофере Робине», «Букварь Кристофера Робина» и ряд книжек-картинок, однако новых текстов эти сборники не содержали, а включали только перепечатку из предыдущих, а так же несколько пластинок-спектаклей по книгам Милна, очень популярных в США.

«Винни-Пух и Тигра». Обложка детской грампластинки, ок. 1940.
Изображения близки к классическим иллюстрациям Шепарда
Винни-Пух и Пятачок на рисунке Шепарда (слева)
и на обложке детской игры Слезингера (справа)
На медвежьи права позарился американский продюссер-бизнесмен Стивен Слезингер, который купил лицензию на торговлю игрушками, сувенирами и прочей атрибутикой. Согласно договору между Слезингером и автором книг о Винни-Пухе Александром Милном, начиная с 1930 года Милн получал 3 % от объёма продаж и от 15 до 50 % других отчислений от коммерциализации образа Винни-Пуха. Слезингер при этом получал эксклюзивные права на образ персонажа и воспроизводство его имени в связи с товарами и услугами, а также всеми СМИ (телевидение, радио и любые другие будущие устройства, воспроизводящие звук и изображения). Наряду с правами на образ Винни-Пуха, договор включал эксклюзивные права и на других персонажей книг Милна, таких как Кристофер Робин, Иа-Иа, Тигра и Сова. Вскоре доход от такого рода бизнеса вырос до 50 млн. долларов годовых.

Shirley Slesinger Lasswell
В 1961 году права на персонаж были куплены у вдовы Слезингера, Ширли Лассуэлл, студией Диснея. Компания Диснея приобрела авторские права и на рисунки Шепарда: соответствующий образ именуется «классический Пух». В 1991 году Ширли Лассуэлл подала иск против Диснея, утверждая, что за тридцать лет до того при продаже Диснею авторских прав она была обманута. Хотя г-жа Ласуэлл к тому времени уже заработала на Пухе 66 миллионов долларов, она требовала сверх того 200 миллионов. Дело закончилось только через 13 лет, в марте 2004 года, победой Диснея. В ходе этой борьбы Дисней предпринял ответный шаг, объединившись (на финансовой почве) с наследниками Милна, несмотря на их неприятие диснеевских мультфильмов. В 1998 году, после принятия американского закона об истечении авторских прав, Клара Милн, дочь Кристофера Робина, предприняла попытку вообще прекратить авторские права компании Слезингера на создания своего деда, подав об этом совместный иск с компанией Диснея. Но на сей раз суд поддержал Слезингера, это решение подтвердил Апелляционный суд США девятого округа. В понедельник 26 июня 2006 года Верховный суд США отказался рассматривать это дело, тем самым поддержав решение Апелляционного суда. В странах, где сроки авторского права не превосходят требуемые Бернской конвенцией, всякое авторское право на тексты Милна прекратилось в конце 2006 года, то есть по прошествии полувекового срока (50-летие смерти Милна — 31 января 2006) плюс время до окончания календарного года. (Авторские права на иллюстрации Шепарда сохранятся дольше на 20 лет, так как он умер в 1976 году). На данный момент компания Диснея зарабатывает на продаже всевозможной продукции, связанной с Винни-Пухом столько же, сколько на всех своих собственных персонажах вместе взятых (Микки и Минни Маус, Дональд Дак, Гуфи, Плуто...).


По сюжету некоторых глав первой книги студия выпустила короткометражные мультфильмы. Заметим, что в диснеевских фильмах и изданиях имя персонажа, в отличие от книг Милна, пишется без дефисов (Winnie the Pooh), что может отражать американскую пунктуацию в отличие от британской. Начиная с 1970-х годов студия Диснея выпускает мультфильмы на вновь придуманные сюжеты, уже не связанные с книгами Милна. Резко отрицательно о продукции Диснея отзывалась семья Милна (в частности, Кристофер Робин Милн). Многие любители произведений Милна считают, что сюжеты и стиль диснеевских фильмов имеют мало общего с духом книг о Винни. Американская исследовательница творчества Милна Паола Конноли утверждает: «„Раскрученные“, пародируемые и видоизменённые в коммерческой продукции, персонажи сказки стали культурным мифом, но мифом, очень далёким от автора. Особенно этот процесс отчуждения усилился после смерти Милна». Внешность персонажей мультфильмов, в общем, восходит к иллюстрациям Шепарда, но рисунок упрощён, а некоторые запоминающиеся черты преувеличены. Винни-Пух Шепарда носит короткую красную кофточку только зимой (поиски Буки), в то время как диснеевский ходит в ней круглый год.

Gopher
Самой яркой чертой американизации сюжета стало появление в полнометражном фильме The Many Adventures of Winnie The Pooh («Множество приключений Винни-Пуха») (1977; включает наряду с новыми сценами три ранее вышедших коротких мультфильма) нового персонажа по имени Gopher (в русских переводах мультфильмов Диснея он называется Суслик). Дело в том, что зверёк гофер водится только в Северной Америке. Появление Суслика стало программным — он восклицает: «Конечно, меня нет в книге!» В 1988 году Суслик появляется в мультсериале «Новые приключения Винни-Пуха» (The New Adventures of Winnie the Pooh), насчитывающем четыре сезона (1988—1991). Мультсериал снискал огромную популярность как в мире, так и на территории бывшего СССР.


11 апреля 2006 на Аллее славы в Голливуде
была открыта звезда Винни-Пуха
В 2007 году вышел новый диснеевский мультсериал о Пухе «Мои друзья Тигра и Пух». В нём основную сюжетную роль играет новый придуманный персонаж — 6-летняя рыжая девочка Дарби, однако, вопреки первоначальным сообщениям, она не заменила Кристофера Робина, который также фигурирует в сериале. Трансляция сериала продолжается по сей день.


В 2009 году по его мотивам вышли три полнометражных диснеевских фильма о Пухе, включая «Мои друзья Тигра и Винни: Мюзикл волшебного леса» (Tigger and Pooh and a Musical Too).


В 2011 году вышел новый полнометражный фильм про Пуха и компанию: «Медвежонок Винни и его друзья».
Кроме того, обитатели стоакрового леса появляются в специальных выпусках, транслировавшихся только каналом ABC; впоследствии выпущенных на DVD:
  • Винни-Пух и Рождество тоже! (вышел 14 декабря 1991 года)
  • Буу! Тебе тоже! Винни-Пух (вышел 25 октября 1996 года; транслировался только по каналу CBS)
  • Винни-Пух и День Благодарения (вышел 26 ноября 1998 года)
  • Винни-Пух, тебе валентинка (вышел 13 февраля 1999 года)
а также в мультфильмах «Мышиный дом» и «Волшебное Рождество у Микки. Занесённые снегами в Мышином Доме».


По утверждению Ж. С. Куйота, «Пух стал самым знаменитым и любимым медведем в литературе». По словам другого критика, «это высказывание часто повторяли, но никто ещё его не опроверг». Один из самых знаменитых переводов книг о Пухе на иностранные языки — перевод венгерского врача, писателя, поэта, переводчика, художника, музыканта и педагога Александра Ленарда на латинский язык под названием Winnie ille Pu. Первое издание вышло в 1958 году, а в 1960 латинский Пух стал первой книгой не на английском языке, вошедшей в список бестселлеров «Нью-Йорк Таймс». На обложке ряда изданий Винни изображён в одеянии римского центуриона с коротким мечом в левой лапке. Выход этого издания совпал с кризисом классического образования в США и спровоцировал рост интереса к латинскому языку.


В 2009 году в Великобритании вышло продолжение книг о Винни-Пухе «Возвращение в зачарованный лес», одобренное организацией Pooh Properties Trust. Автором книги стал Дэвид Бенедиктус, стремящийся близко подражать стилистике и композиции милновской прозы. «Некоторым людям действительно противна сама мысль о том, что к этой истории можно написать продолжение, но ведь оригиналу ничего не сделается, он всегда будет с нами», — приводит газета Guardian слова Бенедиктуса.


В новой повести в жизни Винни-Пуха возникает ещё один друг — выдра Лотти (Lottie the Otter), обладающая вздорным характером, но при этом являющаяся ярой защитницей норм этикета и любительницей игры в крикет. Иллюстрации к книге, сделанные художником Марком Бёрджессом, также ориентированы на сохранение стиля Шепарда. «Возвращение в зачарованный лес» переведено на несколько языков.


Весной 2016 года стало известно о выходе еще одного продолжения: в Великобритании был опубликован рассказ "Винни-Пух и королевский день рождения", в котором медвежонок отправляется в в Букингемский дворец, чтобы прочитать королеве стихотворение, написанное по случаю ее 90-летия. Автором текста является Джейн Риордан, а художником-иллюстратором — Марк Бергесс.


К нынешнему юбилею персонажа приурочил выпуск своего авторского сиквела английский писатель Брайан Сиблей. В сборник под названием «Лучший медвежонок во всем мире» войдут четыре сезонных рассказа, а также впервые появится новый персонаж пингвин. «Мысль о том, что Пух встречает пингвина, не более дикая, чем его встречи с Кенгой и Тигрой. Так что я начал думать о том, что могло бы произойти, если бы одним снежным днём пингвин забрёл на Пухову опушку», – сказал Сибли. Автор придумал нового героя, увидев снимок, на котором Алан Милн с сыном Кристофером играют с плюшевыми пингвином и медведем.


В подавляющем большинстве переводов «женская» семантика имени Winnie никак не передаётся. В переводе Моники Адамчик-Гарбовской на польский язык (1986) главный персонаж носит женское имя Fredzia Phi-Phi (при этом он всё же мужского рода). Но этот перевод не завоевал всеобщего признания; в Польше считается классическим довоенный перевод Ирены Тувим (сестры поэта Юлиана Тувима), где имя медведя Kubuś Puchatek однозначно мужское — Kubuś является уменьшительным от Jakub. В русском переводе Руднева и Михайловой Winnie используется в оригинальном написании; по замыслу переводчиков, это должно намекать на гендерную неоднозначность этого имени.

Так же, как английское имя (с артиклем посередине), устроены, например, нидерл. Winnie de Poeh, эспер. Winnie la Pu и идиш ‏װיני-דער-פּו‏‎ (Вини-дэр-Пу), почти так же — лат. Winnie ille Pu (где ille — местоимение «он», «тот», от которого произошёл артикль в романских языках). На многих языках персонажа зовут каким-то одним из этих двух имён: «Медведем Пухом» (нем. Pu der Bär, чеш. Medvídek Pú, болг. Мечо Пух, ивр. ‏פו הדוב‎‏‎‎ (Пу а-Дов)) или «Медвежонком Винни» (фр. Winnie l’ourson); к этой же категории относится упомянутое польское название Kubuś Puchatek. Встречаются также имена, где нет ни Винни, ни Пуха, например, венг. Micimackó, дат. Peter Plys, норв. Ole Brumm или Мишка-Плюх в первоначальной редакции перевода Заходера (1958).

На немецком, чешском, латыни и эсперанто имя Pooh передаётся как Pu, в соответствии с английским произношением. Тем не менее, благодаря Заходеру в русскую (а затем и украинскую, укр. Вінні-Пух) традицию весьма удачно вошло естественно звучащее имя Пух (обыгрывание славянских слов пух, пухлый очевидно и в польском названии Puchatek). В белорусском переводе Виталя Воронова — белор. Віня-Пых, вторая часть имени переведена как «Пых», что созвучно с белорусскими словами пыха (высокомерие и гордость) и запыхацца.

В переводе Заходера и в титрах советских мультфильмов имя Пуха пишется, как и в оригинале Милна, через дефис: Винни-Пух. В 1990-е годы, возможно, под влиянием диснеевских мультфильмов, где Winnie the Pooh без дефиса, распространение получил орфографический вариант Винни Пух (так, например, в работах Руднева и Михайловой; в одних изданиях перевода Вебера дефис есть, в других — нет). В Русском орфографическом словаре РАН под редакцией В. В. Лопатина имя пишется через дефис. В Грамматическом словаре русского языка А. А. Зализняка, издание 2003 г., также дано Винни-Пух.


Впрочем, у советского Винни-Пуха своя история. Для большинства из нас Винни - это, конечно, прежде всего стихи Бориса Заходера, голос Евгения Леонова, рисунки Владимира Зуйкова, музыка Моисея Вайнберга. Но в становлении медвежонка на обе лапы на нашей почве кроме авторов любимого фильма участвовали и другие переводчики, художники, музыканты, философы размышляли над феноменом мишки, который гуляет сам по себе.

Впервые советские читатели познакомились еще до Великой Отечественной. В журнале «Мурзилка» за 1939 год были опубликованы две первые главы сказки Милна — «О медведе Винни-Пу и пчёлах» (№ 1) и «О том, как Винни-Пу пошёл в гости и попал в беду» (№ 9) в переводе А. Колтыниной и О. Галаниной. Имя автора указано не было, стоял подзаголовок «Английская сказка». В этом переводе используются имена Винни-Пу, Пиглет и Христофор Робин.

На могиле Бориса Заходера скульптор Андрей Налич изваял земное полушарие, разрезанное в виде двух книжных страниц. На одной странице — факсимиле подписи Заходера, на другой — известный рисунок Э. Шепарда, которым заканчивалось первое издание книги Александра Милна: Винни-Пух и Пятачок, уходящие по дороге вдаль навстречу заходящему солнцу.
В 1958 году 20-летний литовский писатель Виргилиюс Чепайтис опубликовал свой вариант перевода о Mikė Pūkuotukas, основанный на польском переводе Ирены Тувим. Впоследствии Чепайтис, познакомившись с английским оригиналом, существенно переработал свой перевод, переиздававшийся в Литве неоднократно.

В том же 1958 году с Винни-Пухом познакомился Борис Заходер, которому предстояло создать каноническую русскую версию похождений Винни-Пуха. Знакомство началось с энциклопедической статьи. Вот как рассказывал он сам об этом: "Наша встреча произошла в библиотеке, где я просматривал английскую детскую энциклопедию. Это была любовь с первого взгляда: я увидел изображение симпатичного медвежонка, прочитал несколько стихотворных цитат — и бросился искать книжку. Так наступил один из счастливейших моментов моей жизни: дни работы над «Пухом»". В № 8 журнала «Мурзилка» за 1958 год появилась публикация одной из глав в пересказе Заходера: «Как Мишка-Плюх пошёл в гости и попал в безвыходное положение». В этом тексте главного героя ещё звали Мишка-Плюх (в заголовке с дефисом, в тексте без дефиса). Интересно, что к книге отнеслись с подозрением: от нее отказалось главное детской издательство СССР – «Детгиз» (курьёзным образом её сочли «американской»), а опубликовать перевод Заходера рискнуло только что созданное издательство «Детский мир».

В 1960 году (подписано к печати 13 июля) её удалось издать в только что учреждённом издательстве Минкультуры РСФСР «Детский мир» тиражом в 215 тысяч экземпляров с иллюстрациями Алисы Ивановны Порет. Первое издание вышло под названием «Винни-Пух и все остальные», впоследствии утвердилось название «Винни-Пух и Все-все-все». В 1965 году уже ставшая очень популярной книга вышла и в Детгизе. В выходных данных первых нескольких изданий автором книги был ошибочно указан «Артур Милн» (хотя одна книга Алана Александра Милна до «Винни-Пуха» по-русски уже выходила — это пьеса «Мистер Пим проходит мимо», вышедшая в издательстве «Искусство» спустя всего год после смерти автора, в 1957 году, — а кроме того, при жизни автора печатались его детские стихи в переводе С. Я. Маршака).


Неоднозначно воспринял стиль заходеровского «Пуха» Корней Чуковский: «Его перевод Винни Пуха будет иметь успех, хотя стиль перевода расшатанный (в английской сказке батюшки, пятачок и т. д.)» (в редакции 1965 года Заходер заменил слово «батюшки» на слово «караул»). «Зачем вам нужен этот английский spleen?» – недоумевал Чуковский. От spleen`а писатель действительно отказался, но идею перевода не оставил, благодаря чему российский читатель имеет своего собственного, наивного и обаятельного, забавного и доброго медвежонка Пуха.

Сам Заходер, который книгу сократил, убрав нелепости и длинноты, а также введя ряд удачных шуток и каламбуров, всегда (начиная с первой журнальной публикации 1958 г.) подчёркивал, что адаптация книги Алана Милна для русского читателя требовала не просто перевода, а пересказа – несомненно, куда более сложного художественного вмешательства, сотворчества и «пересоздания» Милна по-русски, и настаивал на своих (со)авторских правах на неё.

И действительно, Заходер вносит в книгу несколько деталей, изменяющих национальный колорит сказки. Ряд находок, отсутствующих у Милна (например, в оригинале Винни-Пух не является настолько творческой личностью, как у Заходера — Шумелки, Кричалки, Вопилки, Сопелки, Пыхтелки, придуманы советским писателем — или знаменитый вопрос Пятачка: «Любит ли Слонопотам поросят? И КАК он их любит?»), удачно вписывается в контекст произведения. Не имеет полной параллели у Милна и широкое употребление прописных букв (Неизвестно Кто, Родные и Знакомые Кролика), частое олицетворение неодушевлённых предметов (Пух подходит к «знакомой луже»), большее количество «сказочной» лексики, не говоря уже о немногочисленных скрытых отсылках к советской действительности: на страницах русского Винни-Пуха на месте буков и папоротника-орляка вырастают русские берёзки и ольшаник, шнурок от звонка в доме пятачка превращается в кнопку, Кенга кормит Пятачка рыбьим жиром, Иа-Иа поёт песню «В лесу родилась ёлочка». Кроме этого, Заходер использует постоянные эпитеты русского фольклора Дремучий Лес, орешки калёные; обращается к русским национальным играм и забавам – хороводу, игре «Сиди, сиди, Яша». Безусловно, это упрощает восприятие книги русским читателем, делает её более доступной для ребенка и для взрослого, избавленного Заходером от необходимости отвечать на вопросы «Что это?», «Как это?» каждый раз, как в тексте встретится непонятная деталь. Кроме того, огромное количество использованных в тексте перевода более мелких, но не менее важных деталей: звукоподражаний («Пухх! Пуххх!», «жжжжжж»), авторских неологизмов, созданных теми способами, какими создают новые слова дети, постигающие язык: спаслание, слонопотамить, приманочней, правильнописание; языковую игру, связанную с осмыслением речи бессмыслицей (« – Это как раз подходящее место для засад. – Какой сад?», «обычная процедура <…> Бычья Цедура») и омонимией («Тронулись! – сказал кролик <…> – Вот именно, – сказал Иа. – Все тронулись. Но я тут ни при чем»). Западный читатель видит над домом Пятачка большую табличку: «Trespassers W». Полностью — «Trespassers Will be prosecuted» — «Вторгнувшийся на эту территорию будет преследоваться в судебном порядке». Законность и право налицо. Русский там же видит табличку: «Посторонним В». И, несмотря на уверения Пятачка, что это имя его дедушки — Вильям Посторонним, — домысливает наше родное: «Посторонним вход запрещён». Гораздо мягче, к тому же на эти таблички русскому, в общем, наплевать. Заходер, акцентируя внимание на неповторимости и замкнутости сказочного пространства, ловко обращает имена нарицательные в имена собственные, неодушевленные предметы в одушевленные, абстрактные понятия в осязаемые явления действительности, эпизодических персонажей во второстепенных. Благодаря этому начинает обрисовываться география Дремучего Леса: Дерево, в котором живёт Пятачок, Дом Совы, Шесть Сосен, Земная Ось.

Так первый «Винни-Пух» на русском языке стал самостоятельной авторской работой. «Я действительно писал “Винни-Пуха” по-русски. И стремился все написать так, как, по моим представлениям, написал бы автор, если бы русский язык был его родным языком», – комментирует Заходер свой метод. В то же время ряд исследователей, включая Е. Г. Эткинда, относят это произведение всё же к переводам. Текст Заходера также сохраняет языковую игру и юмор оригинала, «интонацию и дух подлинника» и «с ювелирной точностью» передаёт многие важные детали. К достоинствам перевода относится также отсутствие излишней русификации мира сказки, соблюдение парадоксальной английской ментальности. Книга в пересказе Заходера с 1960—1970-х годов была исключительно популярна не только как детское чтение, но и среди взрослых, в том числе научной интеллигенции. В постсоветский период продолжается традиция присутствия заходеровского «Винни-Пуха» в устойчивом кругу семейного чтения.

Композиция и состав оригинала в тексте Заходера соблюдены не полностью. В редакции, появившейся в 1960 году, имеется только 18 глав; две из оригинальных глав Милна — десятая из первой книги и третья из второй — пропущены (точнее, десятая глава сокращена до нескольких абзацев, «пристёгнутых» в конце девятой). Отсутствуют предисловия и посвящения к обеим книгам, как и само авторское разделение на две книги; фрагменты предисловия к первой части использованы в тексте первой главы, а фраза из пропущенной третьей главы второй книги (о том, что «Пятачок решил навсегда уйти из дома и стать моряком») перенесена в пятую главу первой книги, также посвящённую поискам Слонопотама. В 1990 году, к 30-летию русского Винни-Пуха, Заходер перевёл обе пропущенные главы. Третья глава второй книги публиковалась отдельно в журнале «Трамвай», в февральском выпуске 1990 года. Обе главы вошли в окончательную редакцию заходеровского перевода в составе сборника «Винни-Пух и многое другое», вышедшего в том же 1990 году и в дальнейшем переиздававшегося неоднократно. В этой редакции, как и в первой, отсутствуют предисловия и посвящения, хотя деление на две книги («Винни-Пух» и «Дом на Пуховой Опушке») восстановлено, а сквозная нумерация глав заменена на отдельную для каждой книги. Фрагмент в конце девятой главы о празднике в честь Винни-Пуха, теперь фактически дублирующий текст десятой главы, в полном тексте сохранён.

Эюб Мамедов для азербайджанского издания
сказки про Винни-Пуха, 1987 г, издат. "Гянджлик"
С первой, сокращённой редакции пересказа Заходера, а не с английского оригинала, выполнены некоторые переводы «Винни-Пуха» на языки народов СССР: грузинский (1988), армянский (1981), одна из украинских версий (А. Костецкого). Да что там СССР! Уже в 1967 году в американском издательстве «Даттон-Пресс», где выпускалось большинство книг о Пухе и в здании которого в то время хранились игрушки Кристофера Робина, был издан русский Винни-Пух (опубликован фотопринт детгизовского издания пересказа Заходера «Винни-Пух и все-все-все»), снабженный рекламной аннотацией: «“Winni-the-Pooh” стал русским медведем. Теперь у него новое имя — Винни-Пух — и он разговаривает по-русски, как будто провёл всю жизнь на берегах Волги».

Галина Заходер, жена писателя, в своих мемуарах «Заходер и все-все-все» не без гордости пишет: «Это тот счастливый случай для Милна, когда его соавтор со-равен ему, а может быть, местами даже превзошел самого автора. Существует мнение, и я не собираюсь о нем умалчивать, что русский Винни-Пух сильнее и интереснее английского. И не удачей ли судьбы объясняется мировая известность Винни, говорящего по-русски».

Образ Винни-Пуха, созданный
художником Э. Назаровым и мультипликатором Ф. Хитруком

Но народным любимцем «Винни Пух» стал после серии короткометражных мультфильмов, выпущенных Фёдором Хитруком. Работа над советской мультипликационной экранизацией Винни-Пуха началась в конце 1960-х годов. Сценаристом мультфильмов стал Борис Заходер, а постановщиком – прославленный Федор Хитрук, который создал законченный образ русского Винни Пуха, который намного лучше и интересней как английской, так и американской версии. Хитрук выбросил из книги нелепого Кристофера Робина и прочую заумь, и на протяжении 40 минут сделал за Милна то, что тот пытался написать на 400 страницах, да так и не написал: серию смешных, ироничных и одновременно не таких уж простых историй, рассчитанных и на детей, и на взрослых. Юмор Милна, несомненно, в книге присутствующий, был Хитруком сохранён и усилен, а характеры чётко прорисованы. Некоторые эпизоды, фразы и песни (прежде всего знаменитая «Куда идём мы с Пятачком…») отсутствуют в книге и сочинены специально для мультфильмов; впоследствии эти песни Заходер в несколько иной редакции публиковал отдельным изданием (книжка-картонка для малышей «Песенки Винни-Пуха», К., «Веселка», 1987) и включал как приложение в сборник «Винни-Пух и многое другое». За этот цикл в числе прочих работ Хитрук получил в 1976 году Государственную премию СССР.



Всего вышло три мультфильма, хотя изначально предполагалось снять фильмы по всем главам книги:
  1. Винни-Пух (1969) — основан на первой главе книги
  2. Винни-Пух идёт в гости (1971) — основан на второй главе книги
  3. Винни-Пух и день забот (1972) — основан на четвёртой (о потерянном хвосте) и шестой (о дне рождения) главах книги.
Хитрук Фёдор Савельевич
Владимир Зуйков, художник-постановщик мультфильмов о Винни-Пухе 1969-1972 гг.:
"Всю сценографию фильма я делал, не глядя ни на какие иные образцы, имея в голове лишь сказку. Нам с Федором Хитруком, который прочел ее и по-английски, она очень понравилась, в том числе и все заходеровские адаптации для русского варианта.
Была одна трудность: ни Милн, ни Заходер нигде не объясняют, кто их герои - настоящие они звери или это все игрушки. То, что Пух говорил "в голове моей опилки", вроде как означало, что все они куклы, но мы с Хитруком решили на этом не заостряться, у нас они просто, ну... существа! Чтоб зритель не задумывался на эту тему вообще, Федор Савельич убрал и Кристофера Робина. Мы делали сказку вроде как по детским рисункам, и мне хотелось соблюсти отношение сценографии к образу, оттого в фильме эта стилизация цветочков, деревьев, неба под то, как их изображают дети.
А что касается мнения, что образ медвежонка был якобы навеян Евгением Леоновым, увиденным мной на пробах для озвучки - то все проще. Наш Винни - это мой толстый потрепанный довоенный мишка, с головой, пришитой к туловищу, потому у нас в фильме он и поворачивается к собеседнику всем телом - и с примятым ухом. Хитрук всем говорил, что Винни просто спал на этом боку
".


Художник Владимир Зуйков рисовал медведя, сначала он у него получился слишком лохматым, с торчащими ушами, сморщенным носом. Мультипликаторы даже прозвали получившегося героя «взбесившимся одуванчиком».  Над образом Винни пришлось основательно поработать всем: и художникам, и режиссеру, и постановщикам. Актеры тоже принимали активное участие: Евгений Леонов, который озвучивал медведя, предложил избавить Пуха от «повышенной» лохматости, подправить ему нос и уши. Медвежонка избавили от лохматости, мордочку тоже привели в порядок. Но одно ухо все же решили оставить слегка «пожеванным». Режиссер Федор Хитрук объяснял это так: у Винни-Пуха помятое ухо, потому что он на нем спит. А некоторые свои «фирменные» черты, например неуклюжую походку, когда верхняя лапа идет туда же, куда и нижняя, Винни-Пух приобрел случайно, из-за некоторых технических ошибок аниматоров. С Пятачком художникам тоже пришлось повозиться. Все Пятачки, которых долгое время рисовали мультипликаторы Эдуард Назаров и Владимир Зуйков, напоминали вертикальные толстые колбаски. Но однажды Зуйков взял и подрисовал одной из этих сарделек тоненькую шейку — и сразу стало понятно – вот он — Пятачок.


К сожалению, сам довольно вольно обошедшийся с оригиналом, Заходер был недоволен многими вольностями Фёдора Хитрука, у каждого из этих необычайно талантливых людей оказалось свое видение, каким должен быть Винни-Пух, и договориться между собой им не удалось. Заходер считал большой ошибкой исключение из сценария Кристофера Робина, ему принципиально не нравилось, что плотно набитый опилками и вечно задумчивый тугодум-медвежонок превратился у Хитрука в мягкого плюшевого дурачка-гедониста. Галина Заходер вспоминала: «Борису не нравилось, что мультяшный медведь похож на картошку, и эта картошка скачет и прыгает. Он считал, что поэт не должен так прыгать, он должен быть задумчивым и мечтательным». Сам же Хитрук так описывал его характер: «Винни Пух постоянно наполнен какими-то грандиозными планами, слишком сложными и громоздкими для тех пустяковых дел, которые он собирается предпринимать, поэтому планы рушатся при соприкосновении с действительностью. Он постоянно попадает впросак, но не по глупости, а потому, что его мир не совпадает с реальностью. В этом я вижу комизм его характера и действия. Конечно, он любит пожрать, но не это главное». В результате съёмки мультика прекратились после третьей серии. Несмотря на это, Заходер всегда признавал, что советский Пух всё равно вышел намного удачнее и адекватнее диснеевского. Да что там Заходеру! По словам Хитрука, его версия понравилась диснеевскому режиссёру Вольфгангу Райтерману (Wolfgang Reitherman).

Коллаж Андрея Дорофеева
Хотя первоначально когда на Западе узнали, что в Советском Союзе взялись за перевод, а после и экранизацию Винни-Пуха, некоторые деятели культуры и искусства подумали невесть что. Например, писательница Памела Трэверс (автор книги о Мэри Поппинс), сказала так: «Одному Богу известно, во что превратили Винни-Пуха эти русские. Но я точно знаю: они нарядили его комиссаром, нацепили на него патронташ и сунули его в ботфорты». Сказано было без тени шутки. Этого оказалось достаточно, чтобы американский издатель Эллиот Макрей, держатель прав на книги о Винни-Пухе, подверг наше издание специальной экспертизе. «Я хотел быть абсолютно уверенным в том, что русский текст не несёт в себе скрытой коммунистической пропаганды», — заявил он в интервью «Нью-Йорк Таймс» в 1967 г.


Швейцарский аниматор Освальд Айтен (Oswald Iten) писал в своей сравнительной характеристике Пуха Райтермана и Пуха Хитрука: "Воспитанный на диснеевских короткометражках о Пухе, я был немного разочарован, когда впервые посмотрел Винни-Пуха Хитрука  - вовсе не из-за его простоты и очаровательной стилизации, а потому что он был построен вокруг другого заглавного персонажа и прежде всего потому что в этой версии отсутствовало все, что мне нравилось в Винни-Пухе, в частности сама книга и беседы с рассказчиком.
Только посмотрев все три короткометражки Хитрука во второй раз, я начал понимать, почему все жители Восточной Европы так любят Пуха. Постепенно быстрый темп и песни Пуха превратились в ценную альтернативу неторопливому стилю песен братьев Шерман, которые в моем сознании ассоциировались с Винни-Пухом.
Несмотря на то, что обе версии очень близки к книге вплоть до диалогов героев (по крайней мере, судя по субтитрам), замена Кристофера Робина Пятачком в мультфильме Хитрука кажется довольно серьезным изменением, однако при этом она делает повествование менее беспристрастным, чем в диснеевской версии. Взаимоотношения Пуха и Пятачка вводят в эту историю дополнительную линию, которой нет в «Винни-Пухе и пчелином дереве», поскольку здесь отсутствует Кристофер Робин, на которого Пух смотрит снизу вверх, а вместо этого есть Пятачок, на которого он смотрит сверху вниз.
В конце концов – и это относится к обеим экранизациям – разве не забавно видеть главного героя, который заботится только о себе и никогда не думает о чувствах своих друзей? На самом деле, эксцентричный русский Пух - значительно более интересный персонаж, просто потому что он не всегда счастлив. Мне кажется, довольно любопытно наблюдать за тем, как из одной истории могут появиться два совершенно разных персонажа
".



А вот как считают интернет-пользователи:

Характеры персонажей зарубежного и советского мультфильмов совершенно разные.
  • Иностранный Медвежонок - настоящий обжора, забывающий обо всем, когда видит свой обожаемый мед. И, что странно, этот самый мед ему подносят чуть ли не на блюдечке практически три раза в день. Наш же Пух – самозабвенный поэт, твердо знающий: «не потопаешь – не полопаешь», поэтому каждый раз с медвежьей неуклюжестью пытается добыть себе обед самостоятельно. А не получится – не беда, ведь все знают: «Мед если есть, то его сразу нет».
  • Зарубежный Поросенок – слишком трусливое создание, которое при каждом удобном случае прячет голову в песок, предоставляя друзьям возможность разбираться с проблемами самостоятельно. Наш же Пятачок – героически сопровождает Винни на охоту на пчел, следует за другом «и в огонь и в воду» и никогда не бросает товарищей в беде, протягивая руку помощи.
  • Американский Кролик – злобный дед-огородник, советский же Кролик - хозяйственен и экономен, но его нельзя заподозрить в жадности.
  • Их ослик Ушастик – уставший от жизни мизантроп, наш Иа – сумрачный, пессимистически настроенный философ.
  • Их Филин – идиот в маске ученого, наша Сова – сообразительная хитрюга.
  • Да что там говорить: их Винни и друзья представлены всего лишь, как плюшевые игрушки, а наши персонажи выглядят совершенно, как живые.
В то же время то, что советские мультфильмы были созданы без учёта принадлежащих студии Диснея исключительных прав на экранизацию, сделало невозможным их показ за рубежом и участие в международных кинофестивалях.

Трамвай «Винни-Пух» в парке «Сокольники» в Москве
Тем не менее, мультфильмы обрели невероятную популярность. Не в последнюю очередь это было связано с актерами, которые были приглашены на озвучание персонажей. Винни-Пуха доверили Евгению Леонову, который после этого мультфильма стал для советских граждан «заслуженным Винни-Пухом СССР», Пятачка – неподражаемой Ие Саввиной, а ослика Иа озвучил патриарх отечественного кино Эраст Гарин. В мультипликационный фильм о веселом медвежонке и его друзьях создатели пригласили только самых опытных и популярных актеров:
  • Евгений Павлович Леонов – добрый, обаятельный увалень Винни-Пух. Кто озвучивал медведя, не так сложно догадаться, ведь этот актер в советские времена был всенародным любимцем, и его голос отлично знали. В творческой копилке Леонова не один десяток фильмов, также он играл в театре. Был удостоен звания Народный артист СССР и ряда государственных премий.
  • Ия Сергеевна Саввина – маленький, но очень храбрый Пятачок. Российская и советская актриса театра и кино, в 1983 году стала лауреатом Государственной премии СССР, а в 1990 – Народной артисткой СССР.
  • Эраст Павлович Гарин – депрессивно-пессимистический ослик Иа-Иа. Советский режиссер кино и театра, актер, сценарист. В 1941 году был удостоен Сталинской премии второй степени, а в 1977 году стал Народным артистом СССР.
  • Зинаида Михайловна Нарышкина – мудрая, но местами Сова. Советская и российская актриса театра и кино, представительница старинного дворянского рода, состоявшего в родстве с Романовыми.
  • Анатолий Михайлович Щукин –  хозяйственный и умный Кролик. Заслуженный артист РСФСР.
  • Владимир Иванович Осенев – рассказчик мультфильма «Винни-Пух». Кто озвучивал бы более профессионально, спокойно и с расстановкой, нежели этот артист? Создателям мультика очень повезло с Осеневым, опытным советским актером, Заслуженным и Народным артистом РСФСР.

Как вспоминал режиссёр картины Фёдор Хитрук, при подборе актёров для озвучивания главных героев мультфильмов о Винни-Пухе возникли сложности. Перепробовали множество актёров, но никто не подходил. Попробовали Евгения Леонова, но его голос также оказался слишком низким и не устроил создателя мультфильма. Тогда звукооператор Георгий Мартынюк неожиданно предложил немного ускорить голос быстрой перемоткой плёнки — результат оказался замечательным. Голос попал точно в персонажа. Тот же приём использовали для других героев мультфильма. Как признавалась сама Ия Саввина, когда она создавала образ Пятачка, она немного пародировала Беллу Ахмадуллину в её роли в фильме «Живёт такой парень» (1964). После выхода мультфильма на экраны между актрисой и поэтессой состоялся телефонный разговор, в котором Белла Ахмадулина в ироничной и шутливой форме поблагодарила Ию Саввину за то, что та подложила ей «свинью». Для Эраста Гарина, который в свое время блистательно сыграл Короля в «Золушке», ослик Иа стал одной из последних и одной из самых запоминающихся работ в карьере. Подсчитано, что в разговорную речь россиян вошло более 20 фраз из советской экранизации Винни-Пуха:
  1. «В голове моей опилки - не беда»,
  2. «Кажется, дождь собирается»,
  3. «Это неправильные пчёлы! И они, наверное, делают неправильный мёд!»,
  4. «А не пойти ли нам в гости?»,
  5. «Пух, тебе что намазать, мёду или сгущённого молока? И того, и другого!.. И можно без хлеба!»,
  6. «Это "ж-ж-ж" — неспроста!…»,
  7. «Что значит "я"? "Я" бывают разные!»,
  8. «Безд-возд-мезд-но! То есть даром!»,
  9. «А что подумал Кролик, никто не узнал. Потому что он был очень воспитанный.»,
  10. «Поздравляю с днём рожденья, желаю счастья в личной жизни, Пух!»,
  11. «И я, и я, и я того же мнения!»,
  12. «До пятницы, я совершенно свободен»,
  13. «Душераздирающее зрелище!»,
  14. «Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро! Известно всем, тарам-парам — на то оно и утро!»,
  15.  «И выходит, и входит. Замечательно выходит!»,
  16. «Нужно делать так, как нужно. А как не нужно, делать не нужно!»,
  17.  «… А подходящая компания — это такая компания, где нас могут чем-нибудь угостить»,
  18. «Не такое это простое дело — ходить в гости!»,
  19.  «Поздравляю с днём рожденья, желаю счастья в личной жизни, Пух!»,
  20. «Сова! Открывай! Медведь пришел!»,
  21. «Никто не может грустить, когда у него есть воздушный шарик!»,…
а сами персонажи мультфильмов стали героями анекдотов наравне со Штирлицем и Василием Ивановичем.




Поздравляем! Вы – Винни-Пух!
С вами не соскучишься! Вы всегда найдёте, чем заняться, ваша жизнь состоит из приключений, радостей, сладостей и бесконечных открытий!
Хотите узнать, на кого из персонажей этой сказки вы больше всего похожи? Пройдите наш тест и получите ответ.


В 1983 году под редакцией и с примечаниями филолога-англиста Александра Ивановича Полторацкого в Москве в издательстве «Радуга» были изданы в одном томе все четыре прозаические и стихотворные книги о Пухе и, в приложении к ним, шесть эссе Милна; так советский читатель, владеющий английским языком, смог познакомиться и с оригинальным текстом. Предисловие к книге написал советский литературовед Д. М. Урнов: эта работа содержала один из первых «взрослых» разборов текста милновского цикла в России. Интерес Полторацкого (инициатора издания) к Винни-Пуху пробудили студенты Отделения структурной и прикладной лингвистики (ОСиПЛ) филологического факультета МГУ, предложившие разбирать английский текст «Винни-Пуха» во время занятий на спецкурсе.


Хорошо живёт на свете Винни-Пух,
Потому от пьянства он давно опух.
И неважно чем он занят
Пить медведь не перестанет
Даже если по утру отпустит дух.

Трам парам парару рару трам пам пам
Похмеляется он часто по утрам,
Днём по новой начинает,
Вечерами продолжает
И весёлый вечно бродит по лесам.

Если кончилась вся водка - не беда,
Потребляет наркоту он иногда,
А также дурилки, смешилки,
Чумилки, крошилки, опилки
Колит, нюхает, глотает без труда.

Пузырь пустой - предмет простой,
Он никуда не денется,
И потому этот отстой
Гораздо меньше ценится.

Его как тару можно сдать
Парам парару рару рам,
Эх, было б водки в нём ноль пять
Или хотя бы триста грамм.

Но водки нет - пузырь распит
И об асфальт уже разбит.


Алексей Радченко

1990-е годы стали временем создания новых русских переводов «Винни-Пуха». Пересказ Заходера перестал быть единственным.


В 1994 году В.П.Руднев в составе труда «Винни Пух и философия обыденного языка» публикует «первый полный перевод», который носит, скорее, экспериментальный характер и направлен на реализацию концепции аналитического перевода. Перевод Вадима Руднева и Татьяны Михайловой («Winnie Пух. Дом в Медвежьем Углу») , издававшийся первоначально в составе работы Руднева «Винни Пух и философия обыденного языка», выдержал несколько отдельных изданий. Хронологически это второй перевод после заходеровского. В.П.Руднёв, между тем, не умаляет значения работы Заходера, отдаёт должное его творческим находкам и охотно соглашается с некоторыми из них, поясняя: «Мы стали исходить прежде всего из интересов автора, Алана Александра Милна. И там, где эти интересы были, как нам казалось, соблюдены, мы не ломились в открытую дверь, удовлетворяясь тем, что есть, там же, где, как нам казалось, перевод перебарщивал в ту или иную сторону, мы проявляли соответствующую активность». Переводчики ставили целью создать «взрослого», «интеллектуального» Пуха, ассоциирующегося прежде всего с литературой и философией 1920-х годов. К этой цели они шли через сознательную эклектику, во многом отдаляясь от оригинала. Названия глав и отчасти текст, по установке Руднева и Михайловой, стилизованы под Фолкнера (что мотивируется сходством художественного пространства «Пуха» и йокнапатофской саги Фолкнера), стилистика стихотворений и отчасти диалогов — под русскую и советскую массовую поэзию, ряд имён собственных (например, Winnie или Heffalump — о своеобразной трактовке этого образа см. Слонопотам) и нарицательных оставлен без перевода для соответствующего восприятия и проч. У Руднева и Михайловой Пятачок — Поросёнок, Сова — Сыч (мужского рода, как в оригинале), Кенга — Канга, Иа-Иа — И-Ё (в соответствии с произношением Eeyore; по автокомментарию, такая русская запись придаёт ему черты «китайского мудреца»). С точки зрения А. Борисенко, «перевод оставляет впечатление некой литературной мистификации, где один текст выдаётся за другой… не является ни точным, ни научным, ни просветительским. Строго говоря, он вообще не является переводом. Это своеобразная игра с господствующей традицией, деконструкция, произвольное выделение одной (воображаемой!) части целого с нарушением всех пропорций». Согласно М. Елифёровой, Руднев «насыщает текст непристойностями, отсутствующими в оригинале».

В 1996 году в издательстве «Моимпекс» вышел с параллельным английским текстом, «для удобства изучения языков», перевод Т. Ворогушина и Л. Лисицкой, который, по мнению А. Борисенко, «вполне отвечает» задаче подстрочника, но, по оценке М. Елифёровой, «полон немотивированных отступлений от оригинала, а также таких погрешностей против русской стилистики, которые не оправдываются ссылкой на задачи подстрочника». Имена сохранены те же, что у Заходера, однако Сова в соответствии с оригиналом сделана персонажем мужского пола, что с таким именем в русском языке выглядит как ошибка.

У Вебера Пятачок — Хрюка,
Слонопотам — Хоботун,
а Тиггра — Тигер.
Гораздо более любопытна амбициозная попытка переводчика В.Вебера представить публике настоящего «Винни-Пуха», не переиначенного и не сокращенного: в 1999 году на прилавках книжных магазинов появляется его перевод – вызов Заходеру. Перевод Виктора Вебера несколько раз выходил в издательстве «ЭКСМО»; кроме того, он был напечатан параллельно оригиналу в двуязычном комментированном издании, вышедшем в 2001 году в издательстве «Радуга». В.Вебер, старающийся выглядеть горячим борцом за права книги и её автора – Алана Милна, сам себя назначил спасителем русскоязычного читателя от «неправильного» «Винни-Пуха». В версии Вебера сохранены разделение на две части, а также предисловия и стихотворные посвящения в каждой из них, полностью переведены все 20 глав. На вопрос о переводимых им зарубежных писателях Вебер отвечает: «Самый любимый – Алан Милн. Очень рекомендую прочитать его "Винни-Пуха" (не того пионерского "Винни-Пуха", каким сделал его Заходер, а милновского)». Но характеристика «пионерский» в адрес заходеровского перевода, полученная от В.Вебера, – это еще комплимент. В попытках убедить читателей в том, что долгие годы Заходер водил их за нос, он выкладывает один из своих самых сильных аргументов: перевод, знакомый нам с детства «кастрированный: в нем отсутствуют главы, стихотворения, предисловия». Вот, что называется, удивил. Тем не менее, по мнению ряда критиков (А. Борисенко, Л. Бруни), этот перевод не столь ценен с художественной точки зрения, как заходеровский, а также в ряде мест излишне буквалистично передаёт оригинал, пренебрегая языковой игрой; переводчик последовательно стремится избегать решений Заходера, даже там, где они бесспорны. Вебер порой настолько увлекается сверкой своего перевода с заходеровским, что «переводит» даже то, чего не было в оригинале: Винни-Пух, остановившийся как вкопанный, у Вебера застывает, как памятник, когда ему достаточно было просто остановиться. Мало того, что отсутствующее в оригинале сравнение заимствовано у Заходера, так еще и переделано не лучшим способом. Вебер утверждает: «Перевод – работа творческая, механического там ничего нет», и тут же противоречит собственным словам: «Мне представляется, что перевод – это призвание. Сказать, что для этого нужно особое состояние души, не могу. Но вот чувствовать автора, войти в его мир необходимо». Мир автора – не дверь, всегда открытая нараспашку, войти в него без «особого состояния души» не так-то просто, и переводчик тут либо лукавит, либо плохо представляет себе, что такое «творческая работа». Во всяком случае, в том, чтобы просто «перенести произведение с одного языкового поля на другое» механического как раз больше, чем творческого. Критиковались и переводы стихов (выполненные не Вебером, а Натальей Рейн).

Наконец, нужно упомянуть о трансформации имён героев в переводах диснеевских мультфильмов, хотя к переводу текста Милна это и не имеет отношения. Так как имена Пятачок, Тигра, Иа-Иа придуманы Заходером, то в последнее время эти имена в диснеевской продукции были изменены на другие (Хрюня, Тигруля, Ушастик — не путать с Кроликом! — и др.).


В советское время получили известность несколько серий иллюстраций к «Винни-Пуху». Иллюстратором первой публикации в «Мурзилке» в 1939 году (№ 1) был известный график Алексей Лаптев, выступавший как иллюстратор «Незнайки» и других книг; главу в № 9 за 1939 год иллюстрировал Михаил Храпковский. В № 8 за 1958 год главу о пчёлах иллюстрировали А. Елисеева и М. Скобелева.


Алиса Порет, ленинградская художница, ученица Петрова-Водкина и Филонова, иллюстрировала самое первое отдельное издание пересказа Заходера (1960) и ряд последующих (издательство «Малыш», М., 1970). Наряду с небольшими чёрно-белыми картинками, Порет создала и цветные многофигурные композиции («Спасение Крошки Ру», «Савешник» др.), а также первую карту Стоакрового леса на русском языке.

Карта "Земли Винни-Пуха", Эдуард Назаров

Эдуард Васильевич Назаров — один из художников-аниматоров, участвовавших в создании мультфильмов Хитрука. Ему принадлежат графические черно-белые иллюстрации, очень близкие к образам мультфильма и также получившие большую популярность (1985). На некоторых из них фигурируют Тигра, Крошка Ру, родственники и знакомые Кролика, которых нет в мультфильмах.


Еще один известный иллюстратор отечественного Винни художник Виктор Чижиков, который является «папой» другого медведя – талисмана Олимпиады-1980 в Москве. Книга с рисунками В. Чижикова вышла в 1986 году. Герои мультфильма настолько въелись в массовое сознание, что Виктор Чижиков вспоминал:
"Однажды встречался я с юными читателями в детской библиотеке. Тут встаёт маленький мальчик и спрашивает:
— А почему у вас Винни-Пух не похож?
— На кого не похож?
— На Винни-Пуха! Он ведь в мультике не такой.
Сам того не подозревая, мальчишка затронул сложнейший вопрос. Я постарался объяснить, что каждый художник придумывает своего героя книги, что, во-первых, неинтересно копировать чужие образы, а во-вторых, просто нельзя этого делать по этическим и юридическим соображениям
".


Более 200 цветных иллюстраций, заставок и рисованных заголовков к «Винни-Пуху» принадлежит Борису Аркадьевичу Диодорову. Б. Диодоров и Г. Калиновский являются авторами чёрно-белых иллюстраций и цветных вкладок в издании «Детской литературы» 1969 г. Трудно понять, как совместно творили эти два самобытных художника. По воспоминаниям Диодорова, он делал макет, а Калиновский занимался уже рисунком. "- А обезьянчики любят бананчики, - так хитро говорил я, трехлетний, когда видел на столе бананы. И получал их! Это была хитринка, такая же простая, как у Винни. Когда в 63-м меня пригласили в "Детгиз" и дали почитать Милна, я сразу понял, что Пух - это я, и сразу вспомнил детство. Места, по которым медвежонок в книжке бродит, - это окрестности нашего довоенного Григорчикова, так что никакой вам тут Англии. Бревенчатый забор, на котором сидят Винни с Пятачком, - он весь в мягком подмосковном снегу, дома - наши поселковые дома. Долго, помню, выискивал в памяти со сплетенными ветками деревья, мимо которых Винни шел, выискивая кроличью нору, - нашел. Такие были в окрестном лесу, вихрящиеся у самых верхушек. Картины Чудесного леса старался, памятуя занятия в театрально-декорационной мастерской Суриковского, строить, как сценическое пространство, в несколько планов. Образы героев я тоже собирал по округе. Сова в бигудях - это тетушки-соседки, все они по утрам ходили курчавыми. А ослика помните, ушки книзу? - рисуя его, вспоминал друга актера Володю Заманского. Тигр в тельняшке - тогда по Москве так шпана ходила".


Цикл цветных диодоровских иллюстраций создан в 1986—1989 г. и появлялся в нескольких изданиях. Б. Диодоров: «Когда работал над „Винни-Пухом“, то делал это для внучки, ей было четыре года. По этой книге она и читать потом научилась. А рисовал я в „Винне-Пухе“ свое детство: Григорчиково, шалаши, лес, игры наши…»





Украинский перевод Леонида Солонько (первое издание — Вінні-Пух та його друзі, К.: Дитвидав УРСР, 1963) иллюстрировал Валентин Чернуха. Пятачка в переводе называют Паць.


Обложка издания 2003 с иллюстрацией Олега Петренко-Заневского


В 1990-е — 2000-е годы в России продолжают появляться новые серии иллюстраций: Евгения Антоненкова; Борис Диодоров продолжил свой цикл иллюстраций для расширенного издания перевода Заходера.


Лидия Шульгина (Москва, "Астрель" и "АСТ", 2003 г.)

Детский Спектакль "Винни Пухов"
Театр современной драмы "Тихий омут", Москва
На сюжет книг Милна написана опера Ольги Петровой «Винни-Пух» (1982; параллельное либретто на русском и английском языках О.Цехновицер и М.Карп, клавир опубликован: Ленинград, «Советский композитор», 1990). Партии Винни-Пуха, Пятачка и Кролика в опере Петровой написаны для женских голосов, Иа-Иа и Совы — для мужских. Опера с успехом шла в шести музыкальных театрах. В рецензии на оперу отмечалось: «В неё тактично введены элементы современной эстрадной музыки… Композитор пользуется чисто комедийными приёмами, иногда с юмором напоминая взрослым слушателям хорошо известные оперные мотивы».


Валерий Скородед, лидер группы "Монгол Шуудан" и автор хита "Винни-Пух": "Помню, за пару месяцев до того, как мы сели в студию писать альбом "Вечная Мерзлота", я смотрел с друзьями наш мультик про медвежонка, и мне показалось вдруг, что все неприятности, все обломы Винни происходят из-за Пятачка, по крайней мере - при его прямом участии. То он Пуху в задницу из ружья попадет, то он шарик не донес и поставил мишку в неудобное положение перед Осликом, у Кролика Пух объелся и застрял в двери оттого, что Пятачок ничего не ел... И я подумал, что раз уж я панк, то изменю-ка немного ход событий, заставлю Пуха рассердиться и в полном соответствии с нравами Москвы-90-х "замочить" Пятачка! Наши дети с удовольствием слушают эту песню, и кровожадных мыслей у них при этом не возникает, они знают - я пошутил. Такой вот у нас, панков, черный юмор".


В 2005 году в подмосковном городе Раменское неподалеку от Площади Победы, на улице Красноармейской, установлен памятник Винни-Пуху и его другу Пятачку (скульптор Олег Ершов).

Характеристика героя

Винни-Пух, он же Д. П. (Друг Пятачка), П. К. (Приятель Кролика), О. П. (Открыватель Полюса), У. И.-И. (Утешитель Иа-Иа) и Н. Х. (Находитель Хвоста) — это наивный, добродушный и скромный «Медведь с Маленькими Мозгами» (англ. Bear of Very Little Brain); в переводе Заходера Винни неоднократно говорит о том, что в его голове опилки, хотя в оригинале лишь один раз говорится о мякине (pulp). Любимые занятия Пуха — сочинять стихи и есть мёд.


Каждый, кто хотя бы раз в жизни читал "Винни-Пуха" в пересказе Бориса Заходера или смотрел советский мультфильм, должен помнить знаменитую "кричалку" Винни про мед:

Мишка очень любит мед!
Почему? Кто поймет…
В самом деле, почему
Мед так нравится ему?


Череп медведицы Винни
Видно, что под конец жизни
у сладкоежки выпали все зубы
Но проживавшая в Лондонском зоопарке Винни хоть и была сладкоежкой (о чем свидетельствует ее абсолютно беззубый череп, хранящийся в Королевской коллегии хирургов Англии) мед как раз… не любила. Кристофер Робин позднее вспоминал, что маленьким мальчиком часто угощал медведицу сгущённым молоком.

А теперь представьте, что Алан Милн решил бы придерживаться суровой правды, не привлекая к делу авторскую фантазию. Вот что из этого могло бы получиться:

Бурый медведь обожает сгущенку
Это известно любому ребенку
Только не знает никто почему
Эта сгущенка приятна ему!


Допустим, что "кричалка" могла бы звучать и так. Но… стал бы Винни-Пух в этом случае лезть на дуб к пчелам? Может быть, он бы попытался проникнуть на воздушном шаре на молокоперерабатывающий завод? Или попробовал бы пробраться к кому-нибудь в погреб? Например, к Кролику, у которого, как известно, имелись в запасе и сгущённое молоко, и мед.
Нет уж, никакого молока, пусть мед остается медом!

Пуха «пугают длинные слова», он забывчив, но нередко в его голову приходят блестящие идеи. Характер Пуха, страдающего от «отсутствия разума», но в то же время «великого наивного мудреца», ряд исследователей относит к архетипам мировой литературы, так, Борис Заходер сближает его с образами Дон-Кихота, Гамлета и Швейка. Л. З. Лунгина считает, что Пух напоминает диккенсовского мистера Пиквика (любовь к еде, интерес к погоде, зонтик, «бескорыстная страсть к путешествиям»). Она же видит в нём «ребёнка, который ничего не знает, но хочет знать всё». В англоязычной детской литературе к нему близок Страшила Мудрый в повести «Волшебник из страны Оз» Л. Ф. Баума.

В Пухе совмещено сразу несколько образов — плюшевый мишка, живой медвежонок и грозный Медведь, которым он хочет казаться. Характер Пуха самостоятелен и в то же время зависит от характера Кристофера Робина, Пух таков, каким его хочет видеть маленький хозяин.

Образ Пуха находится в центре всех двадцати рассказов. В ряде начальных историй, таких, как история с норой, поиски Буки, поимка Слонопотама, Пух попадает в то или иное «Безвыходное положение» и часто выходит из него лишь с помощью Кристофера Робина. В дальнейшем комические черты в образе Пуха отступают на второй план перед «героическими». Очень часто сюжетный поворот в рассказе — это то или иное неожиданное решение Пуха. Кульминация образа Пуха-героя приходится на 9 главу первой книги, когда Пух, предложив использовать зонтик Кристофера Робина как транспортное средство («Мы поплывём на твоём зонтике»), спасает от неминуемой гибели Пятачка; великому пиру в честь Пуха посвящена вся десятая глава. Во второй книге подвигу Пуха композиционно соответствует Великий Подвиг Пятачка, который спасает героев, запертых в обвалившемся дереве, где жила Сова.

Кроме того, Пух — творец, главный поэт Стоакрового (Чудесного) леса, он постоянно слагает стихи из шума, звучащего у него в голове. О своём вдохновении он говорит: «Ведь Поэзия, Кричалки — это не такие вещи, которые вы находите, когда хотите, это вещи, которые находят вас». Благодаря образу Пуха в сказку входит ещё одно действующее лицо — Поэзия, и текст приобретает новое измерение.

Подобно «Алисе в стране чудес» Льюиса Кэрролла, «Винни-Пух» на протяжении XX века стал предметом для различных философских, психоаналитических и сатирических вариаций.


Бенджамин Хофф в своих книгах (ныне изданных и по-русски) The Tao of Pooh («Дао Пуха») и The Te of Piglet («Дэ Пятачка») при помощи героев Милна популярно объясняет философию даосизма. Текст Милна при этом видоизменён. Поскольку даосизм интересуется скорее интуитивной мудростью, чем рациональным знанием, Винни-Пух оказался как нельзя к месту. Да и цитата из Хуэй Нань-цзы: «Те, кто следует естественному порядку вещей, движутся в общем потоке Дао», — вполне подходит к обитателям прекрасного милновского Леса.


Дж. Т. Уильямс использовал образ медведя для сатиры на философию (Pooh and the Philosophers, «Пух и философы»), а Фредерик Крюс — на литературоведение (The Pooh Perplex, «Пухова путаница» и Postmodern Pooh, «Постмодернистский Пух»). В «Пуховой путанице» произведён шуточный анализ «Винни-Пуха» с точки зрения фрейдизма, формализма и т. п. Это было шуткой, показывающей, что на сказочного лесного толстяка можно навесить какой угодно ярлык.


Все эти англоязычные работы повлияли на книгу семиотика и философа В. П. Руднева «Винни Пух и философия обыденного языка» (1996). Текст Милна препарирован в этой книге при помощи структурализма, идей Бахтина, философии Людвига Витгенштейна и ряда других идей 1920-х, в том числе психоанализа. По мысли Руднева, «эстетические и философские идеи всегда носятся в воздухе… ВП появился в период самого мощного расцвета прозы XX века, что не могло не повлиять на структуру этого произведения, не могло, так сказать, не отбросить на него своих лучей». Руднев так же пишет о сексуальных наклонностях и проблемах персонажей сказки: «Персонажи ВП живут, на первый взгляд, крайне безобидной инфантильной жизнью в лесу: пьют чай, обедают, ходят в гости, лазят на деревья, собирают шишки и желуди, сажают цветы, пишут стихи, посылают друг другу послания, охотятся за воображаемыми лютыми животными и при этом постоянно разговаривают. Между тем и благодаря этому подобно внешне безобидному и безоблачному детству, которое проникнуто, как показал психоанализ, напряженной сексуальной жизнью... Отношения между Винни-Пухом и Иа латентно сексуальные, они все время падают друг на друга... Индикатором сексуальности Пуха выступает мед, при упоминании о котором Пух впадает в состояние, близкое к сексуальной ажитации, и говорит следующее: «И я пошел бы за ним», — говорит Пух взволнованно, «только очень осторожно, чтобы не спугнуть, и я настиг бы Банку Меду и прежде всего облизнул бы по краешку, притворяясь, как будто там ничего нет, знаешь ли, а потом я бы еще погулял и вернулся и стал бы лизать-лизать до самой середины банки»... Такие вот секреты, оказывается, спрятал Алан Милн в своем незабвенном творении! Эта книга содержит также полный перевод обеих книг Милна о Пухе.

Недавно сказали свое слово и канадские психиатры. Доктор Сара Ши на «Винни-Пухе» анализировала психические расстройства героев. Как оказалось, ни одного нормального зверя в Лесу обнаружено не было. Диагноз Винни-Пуха: гиперактивность, расстройство внимания и навязчивые идеи типа неуемной жажды меда. Таким больным обычно прописывают транквилизаторы. Пятачку и Иа из-за навязчивых страхов и хронических неврозов нужны антидепрессанты. Кристофера Робина вообще надо поместить в психушку, так как он беседует с игрушками.

Вонни сбстнй прсной
Скорее всего, именно на этой волнев марте 2012-го в интернете (точнее на 2ch.so) появились мемы Вонни и Потачок, прообразом которых, как считается, был Долан - герой комиксов Aku Ankka (адова мозгоразрывная калька типа «Селезень Степан»), пародирующих приключения Дональда Дака, в которых главные роли играли грубо нарисованные персонажи диснеевских мультфильмов, и появившихся на финской имиджборде Kuvalauta в 2010 году. Интересно, что Aku Ankka сам был пародией на Spurdo Spärde, еще один финский мем про медведя, так что это еще и история превращения одного медведя в другого. Однажды дядюшка Долан попал на всем известный Сосач [2ch.so], но там он в своём первозданном виде долго не продержался.


Прорыв произошел 9 апреля 2012 года, когда пользователь социальной сети «ВКонтакте» Kira Frolova решила создать пародию на Долана, чтобы «иронично показать деградацию на примере старых мультгероев». Элементы предшествующего комикса — оружие, таблетки и алкоголь — были отброшены. Российские реалии, связанные с наркотиком «крокодил», оказались гораздо живописнее. По настоящему известным Вонни стал благодаря симбиозу с другим мемом, построенном на фразе «У нас здесь своя атмосфера», оригинал которого затерялся в недрах Сети, но вариации выглядят примерно так:


Комиксы про Вонни отличаются в первую очередь уникальной и непередаваемой атмосферой российской действительности. В чёрно-белых деревенских, индустриально-мусорных, а порой даже постапокалиптических местах искажённые герои мультфильмов про Винни-Пуха и всех-всех-всех влачат своё полное боли существование. Российские реалии смешиваются с тяжелыми веществами, что имеет несколько иной эффект, нежели превращение мира в звёздную радугу. Позже к Вонни и его друзьям подтянулись другие известные персонажи советских мультфильмов, а также Смешарики и даже пони (последние, правда, особой популярности в сеттинге Вонни не снискали; у них свой ад есть). Сотрудник книжного магазина интеллектуальной литературы «Фаланстер» Иван Аксенов считает, что тематической рамкой комиксов про Вонни стала «деградация социальной сферы, спровоцированная экспериментами неолиберальных экономистов в начале 90-х: уничтожение производства, инфраструктуры, всеобщего образования и медицины, маргинализация большей части населения России в угоду призрачным законам рынка, тотальная деполитизация населения». «Пресловутая ″свяо атмсфреа″ изображается на контрасте с советским прошлым, в котором Пятачок еще был Пятачком, а Винни — Винни, однако никакой ностальгии по великому советскому прошлому, на котором любят спекулировать консерваторы, в этих комиксах нет, есть только точный диагноз, вынесенный неолиберальному настоящему, в котором государство способствует увеличению наркотрафика, а единственным эффективным борцом с ним оказывается частный предприниматель, приковывающий сограждан наручниками к батареям», — уверен Иван. Юмор бывает разный, но в большинстве случаев мерзотен и черен, как душа битарда, создавая то самое ощущение безысходности и отчаяния.

  • Вонни — главный герой, медведь-наркоман. Обладает нездоровым похуизмом, не любит яркого света, громких звуков и резких движений. В особо упоротых комиксах стремится выебать кого-то из друзей, хотя не получает от этого никакого удовольствия.
  • Потачок — свинья-наркоман, друг Вонни. Страдает паранойей, впадает в истерику по любому поводу, но обычно — если Вонни Н ПРНС. Больше других склонен к самоубийству. Держит дома ружьё.
  • Аи — ишак-наркоман. Страдает меланхолией и жопоголизмом (впрочем, небезосновательно). Иногда изображается как сексуальный объект Вонни.
  • Корлик — кролик-наркоман, небыдло. Предпочитает галлюциногенные вещества, под которыми начинает гнать шизу. Часто наёбывает друзей.
  • Своа — сова-наркоман, также небыдло и уважает галлюциногены, под действием которых устраивает кровавые игры с распиливаниями, кровопусканиями, отрыванием выступающих частей тела и художественной резкой по плоти.
  • Болк — волк-наркоман, постоянно курит, носит дурно пахнущую одежду.

Грои кмкисов ощбюатся спифецсчким яыкзом с прпщными и потрсо прпутаеннмыи бкмваи. Причём пропущены они могут быть в совсем произвольном порядке. В отличие от просто ненормального Долана, в данном случае так имитируется необузданный поток сознания в виде заплетающейся, тормозящей и спотыкающейся речи любителя наркотиков опиатной группы — а также, до кучи, особо дебильного завсегдатая социальных сетей в этих ваших интернетах. Главное, что нужно помнить при создании комикса о Вонни — это то, что, несмотря на осбеннстои рчи героев, текст должен быть читабельным. Мало кому хочется расшифровывать почти что произвольный набор букв.

20 октября 2012 г. оффициальный™ паблик «Вонни и Долан», набравший к тому времени около 60К подписчиков, закрылся, под конец скатившись в смехуечки и полностью проебав всю атмосферу, из-за которой Вонни когда-то стал так популярен.
Взято из ЛуркЪ

Улица Винни-Пуха (Kubusia Puchatka) в Варшаве
Популярность Винни-Пуха в мире не знает границ: в Польше как минимум в трех городах улицы названы его именем, в Варшаве, Ольштыне, Познани. Первой из них это название получила в 1954 короткая улица в центре Варшавы, возникшая в ходе новой застройки на месте разрушенных после Варшавского восстания 1944 г. кварталов; название было выбрано по итогам опроса варшавских детей.


Образ плюшевого медвежонка запечатлен на марках как минимум 28 стран мира. Отдельного упоминания заслуживает также канадская серия из четырёх марок, где на одной марке изображён лейтенант Гарри Колборн с медвежонком Виннипег, на другой — маленький Кристофер Робин с плюшевым медведем, на третьей — герои иллюстраций Шепарда, на четвёртой — диснеевский Пух на фоне Walt Disney World во Флориде.

Так что не дивно, что Винни Пух стал героем многочисленных анекдотов.

Винни-Шрек и его друзья
Пух на Тытанике
Терминатор-Пух 2
Индиана-Пух
Коселёк, коселёк. Какой коселёк? Этот что ли?
I will back
Винни-Воробей поправился от меда
По мотивам фильма Пила
Девушка, а девушка?
Мёдогонщики
Винни и три мухобоя
Чужие. Сцена в улее
Стреляй Пух Егорович! Уйдут!
Кто ел из тарелки доцента?
Супер-Пух спасает себя от голода
Винни-Иваныч и Пятачок, он же Петька
Винни зе балрог против Пятачка зе грея
Винни-Конг на небоскребе.
Нео-Пух
Чубака и Все Все Все.
Ну и рожа у тебя, пятачок!
А впереди командир на боевом осле!
Брось, овощ!
Ку
Пилите, Хрюня! Пилите!
Пятачок, скажите, как художник, художнику.
ЦеМедовоз
Винни-матрица
Винни-Штирлиц

Винни-Пух и Пятачок стали персонажами цикла советских и постсоветских анекдотов, обычно относимых к «детским анекдотам». Этот цикл является также и свидетельством популярности мультфильмов среди взрослых, так как анекдоты выходят далеко за пределы «детского юмора», а многие и подчёркнуто «недетские». «Популярность Винни-Пуха и компании поддерживалась ещё и их функционированием в книжной среде, хотя, конечно, основную роль в образовании анекдотов сыграли всё-таки мультфильмы: во-первых, в анекдотах пародируются фразы и сюжеты из мультфильмов, а во-вторых, многие дети, рассказывающие анекдоты, данных книг ещё не читали (или им не читали), зато смотрели мультфильмы».

Заходит как-то Пятачок к Винни-Пуху, а дверь открывает какая-то медведица.
— Здрасьте, а Винни-Пух дома?
— Во-первых, не Винни-Пух, а медведь Вениамин Пульхериевич, а во-вторых, его нету дома!
Пятачок, обидевшись:
— Ага, тогда передайте, что Кабан Полтинник заходил!


В них на первый план выходит очевидная уже в фильме Хитрука некоторая брутальность и прямолинейность образа Пуха. Как отмечает исследователь, «Ф. Хитруку пришлось сделать самого Винни-Пуха более взрослым и агрессивным, перевалив бремя инфантилизма целиком на Пятачка». В анекдотах медведю также приписываются «взрослые» черты — помимо «любителя пожрать», Пух становится любителем выпить и отпустить остроту с сексуальным подтекстом. Объектом пародии предстаёт дружба Пуха и Пятачка, превращающаяся в соперничество: «большой и сильный» Пух проявляет агрессию к беззащитному и несамостоятельному Пятачку. Нередко в анекдотах в духе «детской жестокости» и чёрного юмора обыгрываются «гастрономические» качества Пятачка. Комический эффект часто возникает из-за несоответствия коммуникативной ситуации Пуха («взрослой» и циничной) и Пятачка (инфантильной и наивной). Наконец, анекдоты о Пухе и Пятачке, как и цикл о Штирлице, содержат элементы языковой игры (в частности, каламбура).

Анекдоты продолжают создаваться и в постсоветское время: так, в одном из вариантов приведённого выше текста с Пятачком разговаривает секретарь Пуха — «нового русского» (вообще для образа Пуха в анекдотах характерна целеустремлённая и конструктивная деятельность, обычно он обладает собственностью), а в другом анекдоте Пятачок подаёт донос «Хорошо живёт на свете Винни-Пух» в налоговую инспекцию.

Винни-Пух вызвал к жизни большой пласт сетевого юмора. Это не только анекдоты, но и повести разных авторов. Наиболее популярная тема — Винни-Пух как хакер и сисоп.

И детских загадок

Мишка решил стать похожим на тучку:
С шариком мишки, ну, очень летучи.
Мёда отведать толстяк захотел,
Только он пчёл обмануть не сумел.
Как его звали? Считаю до двух…
Это весёлый медведь

(Вини-Пух)

Он и весел, и незлобен,
Этот милый чудачок.
С ним хозяин – мальчик Робин
И приятель – Пятачок.
Для него прогулка – праздник.
И на мёд особый нюх.
Этот плюшевый проказник –
Медвежонок …

(Винни-Пух)

Этот мишка любит мёд,
В гости сам к друзьям идёт.
Всем поможет от души,
Вот к ИА опять спешит.
Любит сочинять он вслух,
Кто же это?

(Винни-Пух)


А так же героем компьютерных игр, например:

  • Winnie the Pooh: Adventures in the Hundred Acre Wood (Game Boy Color)
  • Винни Пух (ZX Spectrum)
  • Супер Винни-Пух 1995 год, автор Михаил Витальевич Братусь
  • Многочисленные онлайн-игры
  • Винни Пух и Винни Пух HD для iOS

Существует даже орден Винни-Пуха, который вручается «добрым людям». Галина Заходер: "Борис Владимирович когда-то придумал орден Винни-Пуха, которым награждал разных симпатичных людей. Среди лауреатов оказался и знаменитый математик, академик Колмогоров. "Вы награждаетесь орденом самой первой степени за то, что у Вас настоящие мозги,"- пошалил Заходер." Его лауреатами были также балерина Екатерина Максимова и поэт Валентин Берестов.

Если Орден Винни-Пуха существует только в виде грамоты, то на островах Кука в 2011 году выпустили монеты Винни-Пуха, причем с изображением Винни-Пуха из СССР!


Впрочем, не все любят Винни-Пуха... Коллаж с изображением диснеевских Винни Пуха и его друга Тигры, появившийся в 2013 г. в китайских блогах, был удален по требованию цензоров из-за того, что блогер указал на схожесть двух сказочных персонажей с председателем КНР Си Цзинь Пином, избранным на этот пост не задолго до этого, 14 марта 2013 года (до этого на этой должности находился Хуй Цзинь Тао), и президентом США Бараком Обамой во время их прогулки на двустороннем саммите в Калифорнии, явившемся первой встречой этих лидеров. Их позы и выражения лиц действительно удивительно похожи. Некоторые предполагают, что китайским интернет-регуляторам не понравилось сравнение лидера КНР с пухлым медвежонком из британской сказки. В то же время Обама нинак не прокомментировал сравнение его с непоседливым и веселым Тигрой из сказки.

Пчёлки и Винни Пух. Школьный детский театр "KREDO" (Оренбург), отчетный концерт, 31.01.15
В 2015 году разгорелся скандал вокруг танца в ДК г. Оренбурга (ролик выше). Уполномоченный при президенте по правам ребенка Павел Астахов посчитал пошлостью танец оренбургских школьниц. Об этом омбудсмен написал в Twitter: "Правовую оценку такому "художеству" дать сложно, но нравственную необходимо - это пошло и оскорбительно".
Cледственный комитет России (СКР) по Оренбургской области так же заинтересовался этим танцем: "В данном видео усматриваются признаки статьи «Совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста». Данная статья предусматривает наказание от 3 до 10 лет. По итогам проверки будет принято процессуальное решение".
Модный афроамериканский танец в оренбургской студии «Кредо» исполняют с 2008 г. Но скандал разгорелся только сейчас. Говорят, все из-за того, что кто-то из местных чиновников перепутал костюмы пчел с георгиевской ленточкой.
Кстати, родители тоже совсем не против странных танцев своих детей. Наталья Черноусова, мать участницы коллектива: "Я горжусь своей дочерью, я горжусь всеми ее достижениями, которые она там достигла. И я очень рада тем, что она занимается тем, что ей нравится, что она сама выбрала".
Местный уполномоченный по правам ребенка Диана Давывова такого не ожидала, и если родители не понимают, в чем проблема, значит, пора воспитывать и родителей: "Уже предпринят ряд мер по ограничению и защите детей от информации, наносящей вред. Понятно, что это еще не все шаги".
Танцор Евгений Папунаишвили: "Для меня это было бы понятно и приемлемо, когда бы это танцевали взрослые девушки в ночном клубе, а не подростки в доме культуры, школьницы. Для меня это очень странно".


Что касается медведицы Виннипег, то в сентябре 1981 года 61-летний Кристофер Робин Милн открыл памятник медведице Винни (в натуральную величину) в Лондонском зоопарке (скульптор Лорн Маккин).

Скульптура медвежонка Винни
в парке Асинибойн (Виннипег).
В 1999 году канадские кавалеристы из «Форт Гарри Хорс» открыли там же второй памятник (скульптор Билли Эпп), изображающий лейтенанта Гарри Колборна с медвежонком. Копия последнего памятника воздвигнута также в парке Асинибойн канадского города Виннипег.

в городе Уайт-Ривер, провинция Онтарио, Канада
Поздравление Винни Пуху на 90-летие

О наш любимый Винни Пух!
Вот наши поздравления!
Пришли мы все и дед,и внук,
Чтоб выразить почтение!
И пусть опилки в голове,
Ты - самый умный мишка!
Поэт ты в сказочной стране,
Сластёна,шалунишка...
Мы помним все твои стишки
И хоть сейчас готовы
Читать их вместе или врозь,
В цитатах,целиком,всерьёз,
А если хочешь,хором!
И в каждом поколеньи след
Твоей остался лапы!
Будь счастлив,маленький поэт!
Живи ещё три сотни лет
И всех нас дальше радуй!


В подарок прилагается горшок мёда
и связка воздушных шариков!

С любовью!Все поколения


© Людмила Губанова, 2011


Вобщем, мы плавно перешли к самому главному событию любого праздника и к самому любимому занятию Винни-Пуха - к еде!

то ли из Винни-Пуха, то ли от Винни-Пуха, то ли для настоящего Винни-Пуха


Медовые конфеты для Винни-пуха

"Винни-Пух был всегда не прочь немного подкрепиться, в особенности часов в одиннадцать утра, потому что в это время завтрак уже давно окончился, а обед еще и не думал начинаться. И, конечно, он страшно обрадовался, увидев, что Кролик достает чашки и тарелки. А когда Кролик спросил «Тебе чего намазать – меду или сгущенного молока?» – Пух пришел в такой восторг, что выпалил: «И того и другого!» Правда, спохватившись, он, чтобы не показаться очень жадным, поскорее добавил: «А хлеба можно вообще не давать!»"
– Алан Александр Милн «Винни Пух и все-все-все»
(Пересказ Б. Заходера)

Чтобы сделать медовые конфеты, вам понадобится: коричневый сахар – 450 г, мед – 1 чашка, 1/2 ч. л. соли, 1/4 чашки масла, 1 ч. л. ванилина.
Смешайте все ингредиенты, не добавляя ванилин, и нагревайте смесь, пока она не достигнет консистенции «твердого шара», при которой небольшое количество горячей смеси, погруженное в холодную воду, образует шарик, почти с полной потерей пластичности (это произойдет при температуре от 121° C до 131° C). После этого добавьте в смесь ванилин. Затем переложите смесь в квадратный поддон размером в 20 см, выложенный смазанной маслом алюминиевой фольгой. Охладите до затвердения. Нарежьте конфеты размером с один укус и заверните в вощеную бумагу. Всего у вас должно получиться около 60 конфет.

Напиток медовый для Винни-Пуха
Взбейте 1 стол. ложку меда, 1 стол. ложку облепихового нектара и 1 стакан абрикосового сока. Взбивайте, пока не растворится мед. Добавьте 0,5 л ряженки и перемешайте. Украсьте напиток фруктами и добавьте кубики льда.

КОКТЕЙЛЬ «ВИННИ-ПУХ»
Стакан молока, шарик ванильного мороженого и ложку растворимого какао-напитка взбейте миксером. Полученный коктейль разлейте в стаканы и украсьте взбитыми сливками и шоколадной стружкой.

Коктейль "Хмельной Винни-Пух"
Почему же "Хмельной Винни-Пух"? А потому, что в коктейль входит водка и мед - любимое лакомство Винни-Пуха!
Водка - 60 мл
Мед - 2 ч.л.
Лимон - 1 шт
Лед колотый - по вкусу
Готовить коктейль прямо в стакане.
Лимон нарезать на дольки, сколько вы возьмете на 1 порцию - зависит от вашего вкуса.
Лимон немного раздавить ложкой, чтобы вышел сок. Залить водкой, добавить мед. Слегка размешать.
При подаче заполнить стакан колотым льдом. Сразу же подавать!

Главное, не переборщите с медом, чтобы не вышло, как в следующем клипе


Комментариев нет :

Отправить комментарий