понедельник, 26 сентября 2016 г.

26 сентября - Европейский день языков

Карта, показывающая примерное распределение
языков коренных народов в Европе.
коды языков согласно ISO 639-1 и ISO 639-2
Европейский день языков (European Day of Languages) — ежегодно отмечаемый 26 сентября, был провозглашён Советом Европы (и поддержан Европейским союзом) во время Европейского года языков — 6 декабря 2001 года - с целью поддержания языкового разнообразия, двуязычия каждого европейца, развития преподавания различных языков в мире и поощрения изучения и освоения различных языков как в школах, так и вне их на протяжении всей жизни человека. Понятие европейские языки более широкое, его не следует путать с официальными языками стран-членов Евросоюза. Сохранение и развитие языков, включая малые, декларируется в качестве официальной языковой политики Евросоюза. Среди способов достижения этого обычно называются изучение более чем одного иностранного языка и продолжение изучения языков в зрелом возрасте. Особо подчёркивается необходимость изучения нескольких иностранных языков.


На территории Европы насчитывается 225 автохтонных языков (т.е. языков коренных народов в областях их традиционного проживания), более 2/3 которых либо уже вымерла, либо находится на грани исчезновения в результате постепенной ассимиляции в положении языкового меньшинства (например, ирландский язык и другие кельтские языки). Так в 2009 году ЮНЕСКО признала 136 языков на территории России находящимися под угрозой исчезновения. 13 европейских языков могут вот-вот исчезнуть, 20 языков находятся в серьезной опасности. Возглавляет список исчезающих языков готшейский диалект немецкого языка (число носителей неизвестно). На втором месте - галичский диалект караимского языка (известно всего 6 носителей данного языка). На третьем – водский язык (20 носителей). Под угрозой также находится кильдинский саамский язык (787 носителей).

Так же, несмотря на декларируемое равноправие всех языков Союза, с расширением границ ЕС все чаще наблюдается «европейское двуязычие», когда фактически в работе инстанций (за исключением официальных мероприятий) используются в основном английский, французский и, в меньшей степени, немецкий — при этом какие-либо иные языки используются в зависимости от ситуации.

Вместе с тем в мире есть немало примеров успешного возрождения автохонных языков. Так, большинство автохтонных языков (Восточной и Северной) Прибалтики (балтийских и финно-угорских) в средние века находились под угрозой исчезновения в результате германизации (латышский, ливский), полонизации (литовский) или шведизации (эстонский, финский). Включение этих территорий в состав Российской империи привело в конечном итоге к нейтрализации влияния бывших имперских языков и позволило данным языкам сохраниться до наших дней. В этом плане примечателен пример Финляндии, где в ХIХ — нач. ХХ вв. столкнулись интересы шведоманов, фенноманов и русификаторов, но в конечном счёте возобладал автохонный финский язык.


С другой стороны, языковая картина Европы существенно обогатилась со второй половины XX века, когда в результате массовой экономической и политической миграции практически во всех европейских странах, особенно в их столицах, стала слышаться речь многих народов мира. В крупнейшем мегаполисе Европы (Москва), а также в Санкт-Петербурге, в настоящее время многочисленны носители украинского, молдавского, киргизского, узбекского, таджикского, английского, французского, китайского, вьетнамского и многих других языков планеты. В Германии заметно присутствие турецкого языка, в Швеции и Франции — арабского, в Лондоне по данным последних опросов проживают носители 336 языков, в том числе хинди, урду, различных африканских языков и др. Но очень часто наплыв мигрантов из третьих стран приводит к ухудшению положения автохонных языков национальных меньшинств, поскольку иммигранты обычно стараются овладеть только наиболее экономически «выгодным», доминирующим языком, пользуясь родным в домашнем обиходе и игнорируя все прочие. Так, наплыв мигрантов в Ирландии косвенно способствует дальнейшему упадку ирландского языка за счёт английского, а в Финляндии — шведского за счёт финского.

Самым распространённым языком Европы (по числу носителей как родного) является русский язык как географически, так и территориально (свыше 105 млн проживают в европейской части России). От 15 до 40 млн носителей русского, включая двуязычных, насчитывается на Украине (30 % населения назвали его родным по данным переписи 2001 года), от 6 до 10 млн в Белоруссии (58 % населения назвали его основным языком по данным переписи 2001 года). В целом русский считают родным более 150 миллионов европейцев. Далее с большим отрывом следует немецкий язык — около 98 миллионов, французский язык — 66 миллионов, английский язык — 63 миллиона, итальянский язык — 60 миллионов, испанский и польский языки — примерно по 40 млн носителей и украинский язык — около 25-30 млн носителей.

После значительного спада интереса к русскому языку, который занимал второе место по популярности до конца 1980-х годов, наблюдается новый всплеск интереса к нему, в первую очередь в Польше, Болгарии и др. странах. Спрос на английский в последние годы стабилизировался на высоком уровне, на немецкий, французский и особенно итальянский языки несколько спал, зато значительно увеличилась привлекательность испанского языка, в меньшей степени португальского. Традиционно слабо изучаются западными и южными европейцами славянские языки (за исключением русского) и финно-угорские, последние обычно воспринимаются как сложные из-за отсутствия родственных связей с индоевропейскими языками. Увеличивается привлекательность ряда крупных неиндоевропейских языков: китайский, арабский, турецкий, корейский.


До мая 2004 в Европейском Союзе говорили на 11 официальных языках (языках делопроизводства) :
  • английском
  • французском
  • немецком
  • итальянском
  • испанском
  • португальском
  • шведском
  • финском
  • датском
  • греческом
  • голландском
Начиная с 1 мая 2004 к их числу добавилось еще 9 языков:
  • словенский
  • эстонский
  • чешский
  • латышский
  • литовский
  • словацкий
  • венгерский
  • мальтийский
  • польский
Несмотря на общую пропаганду изучения языка, экономические и особенно политические реалии части идут вразрез с декларациями о поощрении изучения языков. Так в а.о. Каталония (Испания) жёсткими административными мерами удалось добиться улучшения знания каталонского языка как среди каталоноязычного, так и некаталоноязычного населения. Вместе с тем в этом автономном регионе высшее образование теперь можно получить на английском, но нельзя на испанском, хотя он является официальным языком на всей территории Испании, в том числе одним из двух официальных в Каталонии. Подобная же ситуация наблюдается и в бельгийской Фландрии, где вертикаль франкоязычного образования была полностью разрушена с конца 1960-х годов, но при этом французский остаётся одним из двух официальных языков Бельгийского королевства в целом. При этом англоязычное образование во Фландрии сохраняется.

На сегодняшний день в ЕС 20 языков делопроизводства и бюджет на переводы составляет примерно 1 миллиард евро, что составляет почти 1% всего годового бюджета. Для сравнения: в ООН всего 6, а в НАТО только 2 языка делопроизводства (английский и французский). 20 языков означает 380 различных пар-комбинаций, с какого на какой язык переводить. Если где-то срочно потребуется переводчик с мальтийского на литовский, то возможно ли это? В подобном случае переводят посредством одного из основных языков (английский, французский) . Это позволяет сэкономить на расходах, но напоминает игру в “сломанный телефон”. Основными языками в работе ЕС являются английский и французский, все же самым распространенным языком в Европе является немецкий язык (родной для 24% населения) , а английский, французский и итальянский объединяют всего 16% населения ЕС. А если учитывать число лиц, владеющих языком, то больше всего говорят в ЕС на английском (47%), и только затем на немецком (32%) и французском языках (28%). В качестве иностранного языка для общения граждане ЕС (в том числе и немцы) выбирают больше всего английский (69%) и французский (37%) языки. Если же говорить о самом распространенном языке в Евразии - это китайский.

Большинство европейских языков принадлежат к трем обширным группам языков — германской, романской и славянской. Датский, норвежский, шведский, исландский, немецкий, нидерландский, английский и идиш входят в германскую группу языков. Романская группа включает в себя в числе прочих итальянский, французский, испанский, португальский и румынский. Языки славянкой группы — русский, украинский, белорусский, польский, чешский, словацкий, сербский, хорватский, македонский и другие.


"Европейские языки зародились 6 000 лет тому назад в русских степях. Из одной возникшей 6 000 лет тому назад семьи появилось 400 языков и диалектов, в том числе французский, английский и хинди. Как бы то ни было, споры о географическом происхождении такого «праиндоевропейского» языка ведутся по сей день."
Жан-Пьер Леве (Jean-Pierre Levet), преподаватель греческого языка, специалист по лингвистике и греческой философии.

Atlantico: Более 400 мировых языков, в том числе французский и большая часть европейских наречий, вышли из так называемого «праиндоевропейского» языка. По одной из гипотез, местом происхождения этого языка стала зона степей, которая простирается от территории современной Украины до Казахстана. Но что же вообще такое этот праиндоевропейский язык? Какое место отводится «степной» гипотезе в посвященных ему научных исследованиях? 

Жан-Пьер Леве: Следует понимать, что в современном мире более половины людей говорят на языках, которые относятся к индоевропейской семье. Индоевропейский — это неподтвержденный праязык, который был воссоздан с помощью компаративистики.

На этом доисторическом языке говорили примерно шесть или семь тысячелетий назад. Он разделился на несколько ветвей, некоторые из которых со временем угасли. Так, выделяют анатолийскую (хетто-лувийскую, все языки к настоящему моменту исчезли), тохарскую (на этих языках говорили в Китае, но они угасли в конце первого тысячелетия нашей эры), индоиранскую (включает в себя языки Индии вроде санскрита и хинди, и иранские языки вроде канувших в лету древнеперсидского и авестийского, персидского и его современных диалектов), балтийскую (литовский, латышский и др.), греческую, славянскую (русский, украинский, польский, сербский, чешский, словацкий и т.д.), италийскую (оско-умбрийские языки, латынь и романские языки), кельтскую (галльский, ирландский, гэльский, валлийский, бретонский и т.д.), армянскую, албанскую, фригийскую, фракийскую и прочие группы и ветви.

Сравнения опираются на этимологию, фонетику, морфологию, синтаксис, семантику. Они позволяют воссоздать этимоны и найти соответствия. Иногда праиндоевропейский язык называют самым древним из подлежащих восстановлению состояний языка, потому что в истории самого индоевропейского языка можно выделить определенные периоды. Концепция индоевропейского языка относится главным образом к лингвистике, хотя приобретенные в данной области знания позволили сформировать представления об институтах, общественных и этических обычаях и мифологических концепциях носителей языка.

Насчет географического происхождения индоевропейских языков по-прежнему ведутся споры. По традиции тут существуют две главных гипотезы: степи (возникла столетие назад) и Анатолия (на основании работ английского археолога Колина Ренфрю (Colin Renfrew) в конце ХХ века). Первые рассматривают индоевропейцев как завоевателей, а вторые видят в них крестьян каменного века. Эти споры получили отражение и работах Уилла Чана (Will Chang).

Группа ученых из Калифорнийского университета в Беркли во главе с Уиллом Чаном намеревается доказать степную гипотезу. Для этого она проводит анализ 207 групп слов из 150 индоевропейских языков. Надежен ли такой метод? Может ли подобное исследование дать интересные ответы? 

— Специалисты уже больше века активно работают над названиями деревьев, растений и животных. Это предполагает познания в самых разных областях - как за пределами лингвистики (палеоклиматология, палеоботаника, палеозоология и т.д.), так и в ней (происхождение диалектов, расположение диалектов внутри семей, процесс лексической и грамматической эволюции на основе субстратов, адстратов, заимствований и т.д.). Основная идея в том, что лексические соответствия должны очертить ареал проживания в давние или даже древние времена.

Близкие виды могли получить общие обозначения. Здесь нужно действовать чрезвычайно осторожно, но интереса заслуживают все собранные факты.

Кроме того, эту гипотезу намереваются подтвердить с помощью генетики. Этим занимается группа специалистов Гарварда во главе с Дэвидом Рейхом (David Reich). Она проанализировала геном 69 европейцев, живших в период от 8000 до 3000 лет до н.э. Раз генетика относится к точным наукам, может ли это подтвердить степную гипотезу? Как можно связать генетику и лингвистику? 

— Достижения генетиков, безусловно, представляют интерес для лингвистов, особенно с выходом работ Кавалли-Сфорцы (Luigi Luca Cavalli-Sforza). Однако, как мне кажется, они куда важнее для поиска корней индоевропейского языка и теории макросемей (афразийская, ностратическая и т.д. — широкие объединения, из которых вышел в том числе и праиндоевропейский язык), так как носители современных индоевропейских языков — это продукт многократного смешения народов на протяжение истории. Это смешение было свойственно и для отдаленного периода (Алан Бомхард (Allan Bomhard) говорит, что распад ностратического объединения занял порядка 16 тысячелетий), однако генетика позволяет установить природу крупных миграционных потоков и возможные связи между людьми.

Как мне кажется, генетика дала основания для исследования этих макросемей, которые в прошлом не признавались классической лингвистикой. Исследования Дэвида Рейха дают интересные сведения, однако применять их к лингвистическим категориям следует весьма осторожно по уже упомянутым мной причинам. Именно специалисты каждой смежной с лингвистикой науки (археология, генетика) должны выносить суждения об истинности полученных результатов, а эксперты по сравнительной лингвистике — установить, способны ли они дать подходящие ответы на поставленные их дисциплиной вопросы и, если да, то в какой степени.

Позволяет ли степная гипотеза получить представление о жизни индоевропейцев в этой географической зоне? И кто в таком случае их ближайшие потомки?

— Все представления лингвиста об образе жизни индоевропейцев основываются на значении, этимологии, эволюции и принадлежности слов. Все остальное — удел археологии, если той под силу найти сведения, которые бы подкреплялись лингвистикой и другими науками, о чем мы уже говорили. С чисто лингвистической точки зрения, процесс распределения индоевропейских племен является предметом разнообразных дискуссий. Так, например, действительно ли более архаичные языки говорят о более раннем отделении от языковой семьи?

Поэтому вопрос ближайших потомков весьма деликатный. Он может быть связан с идеологическими и политическими коннотациями, которые совершенно не относятся к лингвистике. Как бы то ни было, в теории, ушедшие первыми народы действительно могли быть ближе к изначальной группе, если таковая существовала на самом деле в некой единой форме.

Исследования праиндоевропейского языка породили целый ряд гипотез и споров и даже сомнения насчет самого существования индоевропейцев. С чем именно связана такая полемика? Могут ли как-то воспользоваться степной гипотезой в идеологических целях? 


— О множестве порожденных индоевропейцами споров вы можете прочитать в недавней книге Жана-Поля Демуля «Что стало с индоевропейцами?» (Jean-Paul Demoule, Mais où sont passés les Indo-Européens). С его выводами можно не согласиться, но в книге все равно хватает документов, которые позволяют оценить сложность и многообразие поставленных проблем. Идеологизация всегда возможна, но к лингвистике это уже не относится. С точки зрения исследования макросемей, нужно признать существование миграционных волн, которые привели к явному разрыву языковых связей при сохранении определенной преемственности. В случае древних индоевропейцев эта преемственность очень сильна, а разрывы наоборот слабы, если вообще существуют. Это существенно осложняет анализ разделения на диалекты на уровне праязыка.

С чисто лингвистических позиций, сравнительная грамматика индоевропейских языков не должна плодить каких-то иных споров кроме рационального обсуждения чисто научных гипотез. Но если мы отходим от индоевропейского языка и уделяем больше внимания самим индоевропейцам (то есть отдаляемся от сферы знаний лингвиста), тут уже могут возникнуть споры совершенно иной природы.

Кстати, баскский язык, в отличие от других языков Европы, не принадлежит ни к индоевропейским, ни к какой-либо из других известных семей языков, и является так называемым псевдо-изолированным языком. Генетические связи языка не установлены, однако баскский традиционно включается учёными в состав так называемых палеоиспанских языков, а в более широком смысле — в неклассифицированную и, вероятно, разнородную группу средиземноморских языков. Во время Второй мировой войны этот язык применяли как шифр, так как это - один из самых сложных языков для изучения.

Комментариев нет :

Отправить комментарий