воскресенье, 29 мая 2016 г.

29 мая - День туркменского ковра


«Кому хоть раз пришлось видеть туркменские ковры, тот никогда не спутает их с изделиями других племен и народов по одному его орнаменту, не говоря о технике...»
искусствовед А. Фелькерзам, 1914 г.

"Туркменские ковры - это нетленные памятники материальной культуры, созданные хрупкими, но золотыми руками мастериц - наших талантливых тружениц и завоевавшие всемирную славу"
Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, 29.05.2011

"День туркменского ковра" или "Туркменхалы байрамы"— национальный праздник, который ежегодно отмечается в Республике Туркменистан в последнее воскресенье мая.


В 1992 году "День туркменского ковра" официально получил статус государственного праздника. Человеку далёкому от туркменской культуры сложно понять, отчего этому, казалось бы рядовому ткацкому изделию уделяется столько внимания, однако, достаточно просто взглянуть на флаг или герб Туркмении, как сразу бросится в глаза ковровый орнамент изображённый на этих главных государственных символах страны.

Герб Туркменской Советской Социалистической Республики (Туркм.ССР)Герб 1992—2000 на почтовой марке Туркмении 1992 года.
Герб 2000—2003Современный герб
На вертикальной красно-бордовой полосе у основания флага Туркменистана расположены 5 ковровых орнаментов (так называемых гёлей, что в переводе с туркменского означает - цветок) туркменских племён: ахалтеке, йомут, салыр, човдур, эрсары, означающие 5 областей страны. Каждый из гёлей обрамлен ковровым орнаментом, внешний край которого совмещен с краем полосы. Те же гёли расположены и на гербе.

рисунки Иванова Павла Петровича
В 1922 Павел Петрович Иванов (PAUL MAK), (1891-1967) через Туркестан и Афганистан уехал в Персию (Иран). Несколько лет работал тренером скаковых лошадей. В 1920-х — начале 1930-х жил в Тегеране, осваивал технику персидской миниатюры. В конце 1920-х был представлен Реза-шаху и получил звание его придворного художника; выполнил коронационный портрет Шаха на «Павлиньем троне». Работал в области книжной графики, создал иллюстрации к книгам «Шахерезада», «Тамерлан», «Чингиз-Хан», «Тысяча и одна ночь», выполнял рисунки с изображением быта монголов, туркменов и персов...

«Конный пробег», Ашхабадская ковровая фабрика, 1937 г.
В прошлом туркмены были кочевниками. Именно условия кочевой жизни определили удивительное многообразие видов и форм ковровых изделий. И каждое ковровое изделие тогда имело практическое значение. Ковер универсален по своим функциям, непревзойден по своим функциям, непревзойден по своему качеству. Одни ковры служили для утепления жилья, другие заменяли мебель и постель, третьи использовались для перевозки вещей. Специальные ковровые мешки развешивались по решетчатым переплетам юрты или складывались рядами. Ковер, как продукт культуры, занимает важное место в быту туркмен. Ковер используется в момент «общения с Богом» - «намазлыки» (иногда несколько таких ковриков – от двух до семи – компоновались в один, вытянутый в длину «коллективный» молитвенный ковер, который чаще использовался в женской половине жилого дома, а в мечетях расстилались ковры, композиционно предназначенные для одновременной молитвы 30–40 человек).

Он способствует торжественности семейного праздника «асмалык», он заменяет гардеробы и комоды (чувалы, торбы и хуржуны), утепляет и украшает жилище (энси, гапалык, халы, чувал). Особый интерес представляют занавеси дверного проема — энси, являющиеся настоящей иллюстрацией представлений туркмен о строении мира: голубое небо — крыша над миром и бурая земля, а между ними сыны человеческие. Композиция энси имеет П-образную форму арки, не замкнутую снизу каймой, что является воплощением идеи перехода из внешнего природного мира в мир человеческого жилья. Идея связи всех трех миров читается в трехчастном строении орнамента энси, его верхней, нижней и средней части. Нижняя часть — элем — до середины XIX в. окрашивалась в коричневый цвет и называлась «землей», верхняя часть называлась «небом», в ней преобладал синий цвет и размещались изображения одного, трех или семи куполов юрт. «Небо» и «земля» соединялись растительными побегами, олицетворяющими древо жизни, соединяющее миры. Центральная часть энси — «мир сынов человеческих» — часто заполнялась узором, напоминающим птичьи головки и бараньи рога.

Коврами украшались кони и верблюды, они служили незаменимым атрибутом свадебных процессий. Коврами разделяли помещения, и придумать что-то лучше невозможно. Легкий, теплый, компактно сворачиваемый и легко раскладываемый ковер, не боящийся изнашиваемости, сырости, сухости, грязи и моли, туркменский ковер очень удобен при перевозках. Издревле, для туркмен, ковёр всегда был одной из самых главных вещей в обиходе.
  • «халы» — постилочный ковер, расстилаемый на полу юрты и перед ней в праздничные дни,
  • «очаг-баши» (ожег-баши, ожек-баши)— маленький коврик П-образной формы, расстилаемый вокруг очага,
  • «энси» — занавес, прикрывавший вход в юрту,
  • «халык» — П-образное украшение верхней части дверного проема,
  • «гермеч» — покрывало порога,
  • «иолам» — длинная ковровая лента, опоясывающая юрту по окружности внутри и снаружи,
  • «чувал», «торба», «мафрач» — разнообразные мешки для одежды, утвари и посуды,
  • «намазлык» — маленький коврик для отправления молитв,
  • «аятлык» — ковер для погребения,
  • «асмалдык» — парные пятиугольные ковровые украшения верблюжьих боков,
  • а так же многочисленные ковровые сумки и торбы, попоны для лошадей и многое, многое другое.
Помимо этого, туркменский ковер (больше известный в мире как бухарский) являлся символом власти и достатка и, как утверждают некоторые источники, нёс сакральное значение. «На Востоке дом начинается там, где расстелен ковер», говорит одна из пословиц. Истинность этой поговорки подтверждает история и Туркмении. Даже если вокруг вас выжженная пустыня или суровые горы, ковер — это оазис. Сразу рядом появляется пышный сад, пестрые птицы в кроне деревьев, водоемы. «Туркмен рождается на ковре и, умирая на нем, уносится в свой рай, украшенный коврами, где Магомед-туркмен, сидя на ковре, приветствует героя», – вторит искусствовед, поэт и художник Рувим Мазель.

Своей красотой он удовлетворяет художественный вкус мастерицы, соткавшей его, и запросы потребителя.Трансформация сугубо практического полотна в произведение искусства началась позднее, когда кочевники начали вести оседлый образ жизни. Постепенно людям захотелось, чтобы помимо примитивной философии «тепло и сухо» было еще красиво и изысканно. Не случайно сегодня туркменские ковры сравнивают с венецианским стеклом, брюссельскими кружевами, кубинскими сигарами. Это эталон, это совершенство.

Возникновение туркменского ковроделия, возможно, относится к периоду расцвета Ассирии, Вавилона и Египта, территориальная близость которых к Туркмении путем торговых отношений еще в античный период, заложила основу ковроделия, а вместе с ним и крашения. Искусство ткать ковры передавалось через столетия, от матери к дочери, от внучки к правнучке — из поколения в поколение. Существовали целые семьи, даже села и племена мастеров, прославившиеся своим самобытным искусством.


Туркмены объединены языком (хотя и насчитывающим множество диалектов) и общим происхождением от древнетюркского племени огузов, но при этом разделены более чем на 20 племен, таких как текинцы (теке), иомуты (иомуды), эрсари, гоклены, салыры, сарыки, чаудоры и др. Все эти племена имеют собственные исторически сложившиеся рисунки ковра. Но есть и черта, которая объединяет туркменские ковры, доминирует на большинстве из них. Это гёль - повторяющийся восьмисторонний медальон, которым покрыта вся поверхность ковра. Каждое племя имеет свой гёль, по которым и классифицируются ковры - их называют по имени племени, которое его изготовило, напр. текинские, иомутские (иомудские) и т.д. ковры.


Что же обозначают гёли? Дело в том, что во всем мире, начиная с примитивных первобытных культов и заканчивая ныне действующими мировыми религиями, прослеживается образ мировой горы, древа жизни и центральной земной оси. В 1992 году была высказана мысль о том, что гель - это стилизованное изображение Земли во Вселенной.


Примерно к такому же выводу, на основе математических решений, пришел и туркменский дизайнер С.Мухаметбердыев. Убедительно доказывая применение в орнаменте ковра правила «золотого сечения» («божественная пропорция»), он отмечает: «Сам орнамент создавался с ориентиром на солнце, в период культа солнечного божества... В центре - ось всех пересечений орнамента, обозначен также искомым прямоугольником красного цвета. Это - живительное ядро орнамента. Именно от него берет начало и распространяется во все стороны света вся символика, философия орнамента! Этот прямоугольник можно назвать вновь образовавшейся в центре Галактики материей. Материей, которая, расширяясь и распространяясь по последующим прямоугольникам, получает все большее осмысление».

Можно только гадать о том, как и каким способом наши предки получили столь глубокие познания о Вселенной. Подобно египетским пирамидам, таящим в себе множество необычного и внезапного, орнаменты туркменских ковров хранят какую-то информацию, возможно, открывающую доступ к уникальной цивилизации туркмен. И если пирамиды незыблемо стоят со времен фараонов, то ковры не могли храниться тысячелетиями. Тем удивительнее, как через десятки сотен лет туркмены пронесли свое прекрасное искусство почти в неизменном виде, через формации и эпохи!

Впрочем, если старые туркменские ковры можно подобным образом точно классифицировать, то в последние годы различия стали уже не столь четкими. Гёли одного племени можно увидеть на коврах других племен. Туркмены, создатели этих ковров, помимо собственно Туркмении, живут в Турции, Таджикистане, Узбекистане, некоторых других странах Центральной Азии. Очень велико туркменское население в Афганистане и Иране. Также в последние несколько десятков лет характерные туркменские ковры ручной работы самых разных рисунков в больших количествах ткут в Пакистане.

«...совершенная разница в стиле туркменских и персидских ковровых изделий, иная установка ткацкого станка, иной прием в использовании ткаческого материала, иная тональность и более высокая техника работы говорят за то, что ковровое ремесло у туркмен так же старо, если не старше, как у персов... развивалось оно, пожалуй, совершенно самостоятельно» (С.Дуддин, 1927 год).

Изучение образцов керамики IV-III тыс. до н.э. гексюрского типа в Южном Туркменистане (в районе древней дельты реки Теджен, на Алтын-депе у Меана, Улуг-депе у Душака) позволило сделать вывод, что многие орнаментальные мотивы этой древней керамики - кресты, ступенчатые пирамиды, зигзаги, по определению археолога Л.Кирчо, полностью идентичны узорам туркменских ковров.

На это же обратил внимание и известный российский археолог В.Сарианиди. Он пишет: «Именно туркменские ковры обнаруживают большое сходство в своих орнаментах с рисунками древней местной керамики и вместе с тем отличаются от ковров персидских и кавказских... Туркменские ковры имеют густой, ярко-красный фон, по которому нанесен штрих. То же наблюдается на древней южнотуркменистанской посуде, которая имеет красную фоновую облицовку».

На древних поселениях находят отпечатки тростниковых циновок. Циновка из Алтын-депе даже оставила цвета сплетенных нитей - серый и синий. Доказательством того, что в Туркменистане в IV-III тыс. до н.э. были развиты ткачество и ковроделие, служат и находки грузиков для ткацкого станка. Плетеные и тканые изделия более чем шеститысячелетней давности, выработавшие уже в древности народный орнаментальный стиль, сыграли свою роль в развитии такой же древней расписной керамики, которая своими ступенчатыми мотивами так похожа на салырские ковровые гели.

В туркменских ковровых орнаментах остались отпечатки всех религий, существовавших на территории Туркменистана.

Проект восточного базара города Мары, Туркменистан.
Строится в форме национального гёля -
узора на традиционном туркменском ковре,
что можно наблюдать с высоты птичьего полета.
Солярные знаки, превалирующие в эрсаринских, пендинских и текинских коврах как «чахры пелек» (колесо судьбы), «бэш ай», (пять лун), восьмилучевые звезды «чемче гель», - символизировали звезды «чемче гель», «гельче», - символизировали Солнце и другие небесные светила, особенно почитаемые на Древнем Востоке. В салорских коврах «энси» и изделиях традиционная нижняя часть ковра «элем» состоит из орнаментов-оберегов, символизирующих богиню плодородия Анахиту. Это орнаменты растительного характера, а также как «гуляйды», «чынар гюль». Один из наиболее популярных орнаментов, дошедших до наших дней, и используемый многими туркменскими художниками, представляет собой красный или желтый круг, окаймленный со всех сторон лучами завитками. Этот орнамент называется «желтый скорпион». Свое название узор получил из-за похожести завитков на грозно загнутый хвост скорпиона. Его первоначальное название утеряно. Но значение орнамента нам вполне понятно – это древнее изображение солнца с расходящимися от него лучами. Другой популярный древний узор, часто встречаемый на туркменских кошмах, дерево (дарагт). Это символическое изображение «древа жизни», на листьях которого написаны имена людей, живущих на земле. Изображение рога барана тоже весьма характерный туркменский орнамент. Он играет роль оберега от сглаза и злых духов. На кошме часто изображали «древо жизни», а по бокам охранявших его рогатых животных…

ОРНАМЕНТЫ ТУРКМЕНСКИХ КОВРОВ
«...Знаменитое туркменское ковроделие зародилось именно на территории нынешнего Туркменистана; его корни уходят в седую древность, ибо уже в середине II тыс. до н.э. существовали ножи для обрезания ворсовой нити ковра отработанной и законченной формы. Появление таких инструментов можно отнести к первой половине II или даже к концу III тыс. до н.э.» ( И.Н.Хлопин ).


В III в. до н.э. парфянские ковры широко экспортировались в древнюю Европу и ценились римскими императорами. К XIII столетию появляются письменные известия о туркменских коврах. При Великих сельджуках ковры туркменских ткачей (точнее, ткачих - у туркмен изготовлением ковров занимаются практически исключительно женщины) прославились на европейских и восточных рынках своей красотой и строгостью расположения орнаментов, тонкостью, прочностью окраски и плотностью выделки. Узоры туркменских ковров можно обнаружить на персидских миниатюрах эпохи Тимуридов. Они и в самой Персии, которая славилась своими коврами, считались наилучшими.

Симоне Мартини «Мадонна»Николо ди Буанакорсо
"Обручение Марии"
Лоренцо Великолепный (ди Креди)
В XIV в. Марко Поло, побывавший в Малой Азии, восторженно писал о коврах туркмен: «Они делают наиболее изящные и прекрасные ковры в мире». Примечательно, что изображения туркменских ковров представлены на картинах мастеров итальянского возрождения Симоне Мартини «Мадонна» (между 1339 и 1342 гг.); Николо ди Буанакорсо «Обручение Марии» (1380 г.); Лоренца ди Креди; фреска Пистойского собора (1475 г.). Исследователь Д.Лессинг еще в 1879 году, просматривая картины венецианских, немецких и фламандских художников, сделал вывод, что многие из них содержат орнаменты туркменских ковров. Особенно известна картина Гольбейна «Георг Гиз», где изображен текинский «гель», известный ныне в искусстве как узор «гольбейн».

С конца XIX в. туркменские ковры стали экспонироваться во многих городах России и европейских странах. В 1891 году ковры из Закаспия были выставлены на втором этаже Императорского исторического музея, где императрица и приобрела один из мервских ковров (Марыйский велаят). Из Москвы 19 мая 1891 году в Асхабад была отправлена телеграмма: «Их величества осчастливили выставку посещением. Ее величеством приобретен мервский ковер. Колобухов».

французская почтовая карточка
Туркменские ковры выставлялись в 1900 году на Всемирной выставке в Париже. В 1909-1910 гг. на сельскохозяйственной выставке в Ташкенте (где была вручена золотая медаль за ковер отличного производства Клыч Мураду Ахмед-оглы, а остальных наградили халатами), на кустарной выставке в марте-апреле 1913 году в Петербурге, на Берлинской выставке в 1914-1915 гг. В 1937 году наши ковры получили золотой приз в Париже, а в 1958 году -бронзовую медаль в Брюсселе.

В 1963 году в Вашингтоне были выставлены 55 великолепных образцов туркменских ковровых изделий из частных коллекций Маккоя Джонса, Джорджа Майера и Артура Дженкинса. В январе-марте 1966 года проходила выставка туркменских ковров и в Музее искусств Гарвардского университета.

Туркменские ковры в 1965, 1966, 1977 гг. получали золотые медали на Лейпцигской ярмарке. Поистине прав А.Фелькерзам, который писал: «Что касается ковровых изделий туркмен, то они бесспорно красивее всех прочих... Лишь тот, кто собственными глазами любовался роскошным колоритом старинных туркменских ковров, кто сам, зачарованный прелестью этих удивительных изделий, испытал настроение, навеваемое их гармонией, тонкостью и шелковистым блеском, мог составить себе понятие о красоте этих, обычно небольших по размерам изделий, выработанных вековым навыком, то блестящих исчерно-красных ковров с шелковым, цвета слоновой кости и алой розы орнаментом, то матовых, как подернутых дымкой с тем же белым цветом и вкрапленным синим на буро-красном фоне, то сияющих своим насыщенным красным тоном, усыпанным крупным стильным орнаментом или же, наконец, украшенных пестрыми полосами по почти белому фону.

В эпоху СССР туркменские ковры ручной работы шли на экспорт и, несмотря на высокую цену, пользовались за рубежом стабильным спросом.

Настоящий туркменский ковер
в натуральной цветовой гамме
В производстве туркменских ковров особое значение придавалось приготовлению и использованию красок, в частности, темно-красного цвета. Доминирующий цвет фона туркменских ковров - темно-красный или бордо, цветовая гамма варьирует от темно-вишневого до почти алого цвета, доминирующая гамма - коричнево-красная и черно-красная. Традиционно у туркмен красный цвет символизировал животворящие силы природы, ему приписывали магические свойства оберегать человека, помогать ему в жизни. Изредка встречается синий фон (в йомутских коврах), еще реже - другие. На орнаментальную часть шли темные тона синего, зеленого, черного, оранжевого и малинового цветов. Черный цвет, символизирующий стихию Воды, в традиционных туркменских коврах занимает второе место после фонового бордового цвета. Он обрамляет все орнаменты и разграничивает один орнамент от другого. Раньше в ковроделии использовались натуральные красители. Темно-красные тона давала марена, желтые получали из живокости, зеленую – из медных опилок, замоченных в кислом молоке. Синюю – индиго – было сложно достать, ее привозили издалека под «спецзаказ», стоила она дорого, и потому синий цвет на старинных коврах встречается крайне редко. Нити естественных оттенков – белого, серого, коричневого и черного – пряли из натуральной неокрашенной овечьей шерсти. Со временем цветовые сочетания смягчаются из-за изменения оттенков: белый теряет свою яркость, приобретая оттенок слоновой кости, становясь медовым, а красные и синий тона несколько блекнут, приобретая глубину, что придает старым ковровым изделиям особую легкость, гармоничность колорита.

валяние кошмы
А ведь труд ковровщицы чрезвычайно тяжел. В 1931 году искусствовед О.Пономарев писал: «В летние дни работа ковродельщицу так изнуряет, что она валится с ног, особенно тогда, когда дело идет о соревновании между женщинами разных семей... Мастерица в один час производит до 3000 узлов и громадное количество ударов дараком. Легко представить, что, производя такую работу в течение 8-ми часов теперь и 10-12 часов раньше, ежедневно в течение длинного туркменского лета, мастерица изнуряется до предела... Одна необходимость помахать десятки тысяч раз в день железным гребнем весом в 1 килограмм, и не просто махать, а с силой ударять им, все время получая отраженные удары в руку, способна «отвалить» руки у любого из наших атлетов... В каждом ковре, который мы видим, любуемся им, покупаем или просто ходим по нему ногами, вложено в среднем энергии в 300 лошадиных сил, могущей дать свет небольшому городу... в течение 8 часов».

«Подобно пчелке, соблюдающей геометрическую точность сот, туркменская ковровщица без всякого эскиза будущего ковра, почти интуитивно строит абсолютно точное в своем распределении на общем поле или в пределах бордюров разнообразные правильные фигуры» (В.С. Залетаев).

выкладывание узора на тростниковой циновке
Действительно, труд ковровщицы сравним с подвигом. Если в настоящее время ковроткачество все больше становится уделом профессионалов, то в прошлые столетия каждая туркменка ткала ковры. Женщина наряду с мужчиной вставала на защиту своей родины. Она всегда несла основной груз домашнего хозяйства и воспитывала детей. И в кратковременных перерывах между воинами туркменка успевала валять кошмы, шить одежду, ткать ковры - и какие!


Туркменские ковры ручной работы издавна создавались на простейшем горизонтальном станке: две пары кольев вбивались в землю на расстоянии, которое зависело от ширины и длины ковра, за кольями укреплялись два бруска, между ними натягивалась основа. Сложно представить, что на площади, равной всего двум человеческим ладоням (1 кв. дм), ковровщица без всякого инструмента вручную завязывала от двух-трех до шести–восьми тысяч узлов, затем ножом обрезала нити, оставляя ворс от 4 до 12 мм. За месяц кропотливой работы мастерица могла изготовить только 4–5 м ковра.


Критерии качества туркменского ковра сложились еще в глубокой древности. Главное требование: легкость и мягкость, чтобы его было удобно перевозить при кочевьях. Считается, что естественным путем он может стать таким только с годами, прожив свою «жизнь». Но туркменские мастерицы еще в незапамятные времена изобрели технологию «искусственного состаривания». Только что сотканное изделие смело расстилают на улице: под ногами прохожих он скорее приобретет особый блеск, которым славятся только зрелые ковры.

Самые рисковые ковровщицы и вовсе стелили ковры на пути скачущих лошадей. Таким образом демонстрировалась его прочность: уцелеет под натиском копыт – значит, действительно добротный коврик. Прослужит потом хозяевам лет 200-300, не меньше. Кстати, для туркменов ковры – одухотворенные существа: их не выбрасывают, не причиняют им умышленно никаких механических повреждений, относятся к ним бережно и трепетно. Туркменский ковер, как и человек, проходит свой жизненный путь: к старости он становится мягче, легче, эластичнее, приобретает шелковистый блеск. Ковер может «умереть» лишь от старости.

Среди туркменских ковров различаются ковры ворсовые (техника читме) и безворсовые (техника какма); наряду с этими двумя основными типами встречается промежуточный, когда ворсовый узор выполняется по безворсовому фону. Основа, как правило хлопковая, ворс – шерстяной, используются как натуральные, так и синтетические красители. Тщательно подбиралась шерсть для основания ковра. Для этого брали только шерсть чистой белой породы сарыджинских овец.


Плотность туркменских ковров различна. Наиболее часты ковры невысокой плотности - 100-200 тысяч узлов на квадратный метр, однако встречаются туркменские ковры и плотностью 600 тысяч узлов на квадратный метр и более. Основная часть попадающих на рынок текинских, иомудских и других туркменских ковров имеет сравнительно небольшие размеры - от 60 на 90 сантиметров до 1,5 на 2 метра, однако ковры больших размеров также не редкость.

Самый большой ковер в мире и Туркменбаши
Национальный музей Туркменистана
Центром праздника уже традиционно является единственный на планете Музей туркменского ковра имени Героя Туркменистана Гурбансолтан эдже, открытом в 1994 году в столице Туркменистана, Ашхабаде. Здесь насчитывается 2000 экспонатов, в числе которых изделия XV-XIX веков. Здесь хранятся и экспонируются ковры ручной работы как XVII в., так и современные уникальные экземпляры, такие как занесенный в книгу Гиннеса ковер-гигант "Золотой век Великого Сапармурата Туркменбаши" площадью 301 кв. м. Его размер – 14х20 м, а весит он 1 т 200 кг. За 8 месяцев 40 мастериц выткали полотно из 120 миллионов узелков. Отличительной чертой этого чуда человеческого долготерпения считается также «священная книга туркменского народа «Рухнама», запечатленная в образе старинных орнаментов.

Ковер "Рухнама"
Правительство республики делает немало, чтобы празднование проходило максимально широко. Так, в 2008 году, с целью стимулировать творческий поиск, популяризировать национальное искусства ковроткачества и выявить новых талантливых мастериц и художников-дизайнеров в Туркменистане был объявлен национальный конкурс на лучший туркменский ковёр. Помимо этого, в этот по местному телевидению, радио и прочим СМИ проходят образовательные материалы рассказывающие о культуре туркмен, а по всей стране проходят всевозможные связанные с этим праздником мероприятия.

Госкорпорация "Туркменхалы"
В столице Туркменистана, Ашхабаде существует единственный в мире Музей Ковра и министерство - государственная Корпорация "Туркменхалы" (Туркменковер), куда входят ковровые фабрики, работой которых определяется мовременное состояние туркменского ковроделия.

Наряду с традиционными туркменскими коврами, появляются новые виды ковров: ковры – портреты и сюжетные ковры.

Владимир Ильич Ленин. 1925 г.Генсек ЦК КПСС Л.И. БрежневЮрий Алексеевич Гагарин
Ахалтекинский жеребец (еще одно национальное достояние)
Вывоз ковра из Туркмении

Если Вы окажетесь в Туркменистане, не спешите покупать ковер. Мало того, что уйму денег потратите, хорошо если не в пустую, так еще и хлопот не оберетесь...

Туркменские ковры на базаре
Дело в том, что туркменский ковер объявлен в стране национальным достоянием. Поэтому отношение к нему весьма трепетное. В частности, для туриста, который решит приобрести ковер, существует ряд ограничений для вывоза этого изделия. Так, если вы покупаете ковер на туркменском рынке (Толкучке), для последующего вывоза вам необходимо провести экспертизу ковра в Музее ковра. Там должны установить, не является ли ковер исторической ценностью. Обратите внимание, исторической ценностью считаются туркменские ковры до 1989 года и раньше.

После процедуры вам либо выдадут разрешение на вывоз (платно), либо откажут. Во втором случае, понятно, придется от ковра отказаться. Правда, если вы соберетесь купить ковер на ковровом заводе или в магазине Музея ковра, квитанцию вам выдадут бесплатно.

Также существуют специальные налог (налог на ковер) на изделия площадью свыше 2,5 кв. метров. Сумма налога также зависит от вида ковра, его дизайна и других факторов. Поэтому, нередко, туристы оплачивают один ковер по цене двух.

Средняя стоимость популярного туркменского ковра Ахалтекинского площадью 5 кв.м на Толкучке будет равна примерно €350-400. Стоимость оценки в Музее ковра плюс налоговые платежи заставят туриста заплатить в общей сложности около €800.

Р. Мазель. Большая дорога
РОЖДЕНИЕ КОВРА

Давно, когда еще с востока шли народы,
Когда заря времен лишь занималась смутно,
Тогда приснился сон старухе древней — Хаве(1),
Великой матери племен туркменских всех.
Приснилось ей, что голос солнца властный
Ей говорит: «Когда проснешься, Хава,
Ты выбери из дочерей туркменских
Трех девушек красивых и покорных
И научи их делу важному, что возвеличит род.
То дело — ткать узор из ниток разноцветных
По белой, как струна, натянутой основе.
И чтобы пробудить их души для искусства,
Ты песню будешь петь им про страну родную,
И песня им поможет отыскать узоры,
Что в их душе живут и ждут лишь откровенья.
И удивлять всех будет красота ковра,
Всех, издали пришедших и живущих рядом,
И перейдет потом искусство ткать ковры
Ко всем туркменским женщинам навеки.
И будет жизнь туркмен узорами обвита,
Как стройный тополь сладким виноградом.
На каждый случай торжества и обихода
Особой краски и размера будет ткань.
Один ковер большой — он на полу кибитки
Лежать будет при торжестве свадебном,
И об искусстве ткать своей невесты
Жених узнает по узору «бюль-кали».
Другой ковер особой будет формы,
Он дверь — отверстие кибитки заслонять
От пыли ветров будет и от режущего света.
И назовется он «энси» и украшеньем станет,
Кибитки вход украсит он собой.
Еще научишь ткать их для молитвы намазлыки
С узорным местом для голов и рук.
И будут утром ранним, вечером и в полдень
Касаться этих мест в молитве мусульмане,
И будет помогать в молитве им узор.
И, украшая быт и обиход кибитки,
Туркменки будут ткать седельные ковры,
И легкость сообщать джигиту в быстрой скачке
Седельный коврик станет, лежа на коне.
И будут ткать хурджумы (2) — связанные сумки,
В походе пищу и одежду охранять.
И полные зерна ковровые чувалы (3)
Висеть в кибитке будут и своею бахромою
Сплетутся с прутьями в причудливый узор.
И перевьет еще и свяжет прочно остов
Дорожка узкая названьем «биль-багы» (4).
А также где очаг разводится в кибитке,
Там ляжет маленький ковер «ожек-баши»,
И дети на нем будут покоиться,
И терпеливо ждать, пока поспеет плов,
И закоптится у огня ковер «ожек-баши»,
Но не сгорит в горящем саксауле.
И даст баранья шерсть, окрашенная ярко,
Как бархат тонкие и легкие ковры.
И при обычной у туркмен перекочевке,
Когда стада великие с людьми пойдут
Со старых выжженных степей в долине
На пастбища высокие в горах, —
Тогда туркмен кибитку-дом, завернутый в ковер,
Положит целиком на горб верблюда,
И защищать ковер кибитку будет вечно
От пыли, холода и от жары песков».
Проснувшись, Хава сразу обратилась
К любимым племенам салорам и сарыкам,
К йомудам вольным и к воинственным текинцам,
И, выбравши из всех племен трех женщин,
Она их повела по всей стране туркмен,
Что простирается от моря, где йомуды,
До камышей густых реки Амударьи.
И видели они большой ковер природы,
Где каждый шаг узорами отмечен,
Где тысячами розы расцветают,
Где карагач, тутовник и айлантус (5)
Долину подле гор прохладой наполняют,
Где крылья птиц, узорно простираясь,
Ложатся тенью на вершины гор,
И где идет в пустыне бесконечной,
Качаясь медленно и тихо, караван,
И видели они песков больших движенье,
Огромных барханов звенящую волну,
И вдоль пустыни цепь больших аулов –
Нухур, Геок-тепе, Бамии и Беурме,
И Бахарден, и Безмеим и Эш-Хабад счастливый,
И древний Мевр на берегу реки (6).
И видели они, как гребни гор высоких
Страну туркмен от персов отделяли
Границею кровавой от набегов.
И привела их Хава под Анау древний
В аул у гор, уединенно тихий,
И, посадив туркменок в тень навеса,
Им показала, как основу приготовить,
И как окрасить нужно шерсть баранью краской,
И показала Хава, как узлы вязать руками
И обрезать узлы ножами низко,
И пробивать узлы особым гребнем.
И научила Хава их считать и помнить
Количество узлов узоров разных,
И в песне рассказала сон тот вещий,
Что предсказал рождение ковра,
И песня эта сердцу трех туркменок
Раскрыла тайну красоты природы,
Что окружила их в родном краю.
И на ковер пришли, в узоры обратившись,
Растения, цветы, животные и люди,
Набеги на Иран, события былые,
И все обычаи священные туркмен,
Как в зеркале, в узоре отразились.
И стал ковер великой книгой быта,
Где женщины рука вписала жизнь народа,
Кочующего беспрерывно по стране…
Рувим (Илья) Моисеевич Мазель
--------------
  1. Хава — в мусульманской традиции соответствует библейской прародительнице человеческого рода Еве.
  2. Худжум (хурджум) — соединенные попарно переметные ковровые сумки.
  3. Чувал — большой вещевой мешок.
  4. Биль-багы — ковровая лента, опоясывающая юрту.
  5. Айлантус — порода дерева, растущего на юге Средней Азии.
  6. Старые названия населенных пунктов на территории Туркмении.

Крыша нового аэропорта в Ашхабаде в виде ковра-самолета. Почему нет? Волнистая форма для большей убедительности и для того, чтобы в знойные дни пассажиры меньше ощущали жару.

add-on "ковер-самолет" для онлайн-игры Arma

В 2014 году британская компания Burberry выпустила мужские сумки с орнаментом туркменского ковра.


Ковер и здоровье

Кроме основных качеств ковра стоит учесть, что он в какой-то степени бережёт ваше здоровье. Теплый пол – это залог хорошего самочувствия. Многие считают, что ковёр скапливает пыль, но на самом деле это немного не так. В любой комнате пыль есть всегда. Чистый пол даже при малейшем движении воздуха не может её удержать, тем самым увеличивая запылённость воздуха. Скапливая пыль, ковёр сохраняет ваше здоровье, ведь всем известно, что запылённый воздух негативно влияет на дыхательные пути. Ковер стоит пропылесосить и большинство пыли в комнате будет успешно удалено.

Ковер очень полезен для спины, ведь его упругие ворсинки действуют, так же, как и амортизаторы. Поэтому на хорошем ковре очень приятно отдыхать. Также ковёр существенно снижает уровень шума в доме — нет неприятных звуков, возникших от шагов членов семьи. Это делает ковер полезным для вашей нервной системы.


www.kover-samolet.ru
www.ansygallery.ru
zavalis.com.ua
Овез ГУНДОГДЫЕВ, профессор, доктор исторических наук. Международный журнал «Туркменистан», март 2005г., №2

Комментариев нет :

Отправить комментарий