понедельник, 21 декабря 2015 г.

Страсть Пани Ольги. (к юбилею Аросевой О.А.)


Эту знаменитую актрису второго плана любила буквально вся страна. И хотя главные роли доставались ей нечасто, но она с присущим ей природным чувством юмора и оптимизмом никогда не унывала и была востребована в кино и в театре до конца жизни. Она — комедиантка и всегда готова смешить, ибо смех продлевает жизнь. Никто не видел слез Аросевой, не слышал от нее жалоб: ни когда арестовали отца, ни когда в день похорон Сталина она, беременная, попала в давку и потеряла ребенка, ни когда падала в обмороки от голода или, сломав ногу, не доиграла спектакль… К ударам судьбы актриса относится философски: жизнь, дескать, каждого норовит ущипнуть, загнать в угол, оттереть в сторону, но надо уметь защищаться…

Ольга Александровна Аросева родилась 21 декабря 1925 года. Первые три дня новорожденная наслаждалась жизнью под именем Варвары - так зарегистрировал ее счастливый папа. Однако по требованию мамы Варвара благополучно превратилась в Ольгу и осталась до конца своей жизни. «Мама моя — из дворянского рода [из польских дворян], — впоследствии вспоминала Аросева. — Заядлая театралка, окончила с золотой медалью Институт благородных девиц, читала в подлиннике французские романы. [Работала секретарем-референтом у жены Вячеслава Молотова Полины Жемчужиной, занимавшей различные руководящие посты в советском правительстве.] Папа — писатель, революционер, большевик, один из руководителей Московского восстания в 1917 году, впоследствии — известный дипломат, работал в посольстве СССР в Париже, затем был послом в Литве и Латвии, в Швеции, в Чехословакии…» «Родители зачали меня в Париже, в знаменитом посольском особняке на Рю де Грепель… Потом отца назначили послом в Швецию — еще до знаменитой большевистской «феминистки», жрицы свободной любви Александры Коллонтай». Когда Оле исполнилось всего пять лет, ее родители развелись, и она с сестрами осталась с отцом, Александром Яковлевичем Аросевым. Отец долго скрывал от дочек причину ее ухода, для них мама все время была в каких-то таинственных командировках. На самом деле Ольга Вячеславовна встретила другого мужчину и безумно его полюбила. Детей Александр Аросев жене не отдал, сказав на прощание: «Можешь уезжать куда угодно, дочери будут со мной». И Ольга Вячеславовна уехала с новым мужем из Стокгольма на Сахалин (кругом виноватая, требовать и ставить условия она не могла). «Отец сам захотел нас воспитывать, и первые свои шаги по земле я сделала в Швеции, а ген театра впервые проснулся во мне в Праге. Этот ген тоже от отца — он даже на официальных приемах в те строгие, жестко подконтрольные времена пел и вдохновенно долго читал гостям стихи русских поэтов, рассказы Чехова и Зощенко. Я тоже была постоянным «выступальщиком» — на посольских концертах для сотрудников. Рядом с посольством находился известный Театр на Виноградах — туда в 30-е годы привез молодой театральный реформатор, пламенный коммунист Бертольд Брехт свою знаменитую «Трехгрошовую оперу». Заядлый театрал, отец, конечно, отправился на спектакль и прихватил нас, трех дочек. Последствия оказались плачевными: из хороших, новых платьев я и моя подружка-чешка нарезали лохмотья (совсем такие, как у жуликов-оборванцев мистера Пичема), переоделись и отправились просить милостыню. Из нас двоих более красноречивая, я рассказывала душераздирающую историю о том, что мама нас бросила, а папа занят и денег не дает, — почти автобиографию… Сердобольные горожане останавливались, удивляясь, отчего две милые крошки в таком жалком виде вынуждены побираться на холодной улице. История о том, что дочка советского посла переоделась нищенкой и просит на улицах Праги милостыню, попала в газеты — прочитав скандальную информацию, отец сел за стол и схватился руками за голову: «Боже мой, за что мне все это?. В это же время случилась другая «театральная» история. Когда Гитлер в Германии рвался к власти и в Чехии начались массовые демонстрации протеста, мы с сестрами ввинтились в толпу взрослых и тоже пошли в колонне, выкрикивая антифашистские лозунги. В конце концов нас забрали в полицию, и мы снова попали на страницы газет. Корреспонденты уже без шуток спрашивали: «Что, собственно, позволяют себе в лояльной по отношению к немцам Чехословакии дочери советского посла?» — и опять папа сидел за столом, обхватив голову руками…»

Там ее отец, на свою беду, встретил молодую чешку, преподавательницу Гертруду Фройнд. Он рассчитывал, что новая жена будет его дочерям матерью, но Гертруда, холодная, как вчерашняя котлета, к падчерицам относилась плохо, и девочки отвечали ей лютой ненавистью. Младшая, Оля, безумно ревновала отца и часто закатывала ему истерики: мол, как он посмел жениться на этой Гертруде!

В 1933 году семья вернулась в СССР. «Когда мы приехали из Праги в Москву и еще не обустроились (нам пока не дали квартиру), одну зиму с сестрой провели в подмосковной так называемой лесной школе, которая предназначалась для детей высокопоставленных лиц. Мы там жили и учились. Заболев, я оказалась в изоляторе. Каждое утро Оля навещала меня. Мне было очень одиноко. Я вообще всегда была склонна к грусти. А Оля, напротив, имела характер веселый, жизнерадостный и оптимистичный. И вот воспитательница на праздниках давала нам такие роли. Оля, одетая во все цветное, изображала Утро, а я, в темных одеждах и с полумесяцем во лбу, — Ночь…» - вспоминает Елена Аросева, сестра Ольги.

Три сестры — Наталья, Ольга и Елена Аросевы,
середина 30-х годов
Московская жизнь после возвращения семьи Аросевых на родину также была наполнена радостью — посещения с родителями самых громких театральных премьер, встречи с выдающимися людьми современности. «Дома у нас бывали артисты МХАТа, я помню Владимира Ивановича Немировича-Данченко, красавца Бориса Ливанова, Александра Яковлевича Таирова и Алису Коонен. У нас жил Ромен Роллан, с которым папа дружил…» Но приезд в Москву оказался трагическим для всей семьи. Жена-иностранка требовала от мужа каких-то материальных благ, устраивала сцены — почему, дескать, не принес ей с приема в ВОКСе (Всесоюзное общество культурных связей с заграницей, где он был председателем) апельсинов и бутербродов? Но каким образом? В карманах фрака? Однажды даже разразился скандал из-за того, что Александр Яковлевич за обедом посмел положить себе в тарелку лишние пельмени! Слава богу, они жили в «Доме на набережной» раздельно: девочки с отцом — в квартире под номером 103, а мачеха с недавно родившимся сыном Митей — в 104-й. Во время редких встреч с дочерьми Ольга Вячеславовна пыталась загладить свою вину и звала девочек уехать вместе с ней, но они были непреклонны.

Оля Аросева с отцом Александром Аросевым,
Лазарем Кагановичем, Иосифом Сталиным
и Климентом Ворошиловым, 12 июня 1935 года
В 1935 году состоялась встреча со Сталиным на авиационном параде в Тушино. Вот как вспоминает Ольга Аросева об обстоятельствах этой встречи: «Отец взял меня и сестру Елену с собой на аэродром. Я без труда узнала стоявших рядом Ворошилова, Андреева, Кагановича, тогдашнего первого секретаря комсомола Косарева. Известно, что малорослый Сталин подбирал себе такое же «по размеру» окружение. Но взрослые дяди казались мне высокими. Я ничего не могла рассмотреть из-за их спин. Вдруг рядом раздался голос с сильным восточным акцентом: «Что же вы, большие, встали, а маленьким девочкам ничего не видно? Чьи это девочки? Аросева?» Человек в солдатской шинели и фуражке защитного цвета шёл сквозь толпу. Легко двигался в тесноте, потому что люди перед ним немедленно расступались. Он взял меня и Лену за руки и повёл в первый ряд зрителей. Поле и небо открылись, и стало все прекрасно видно. Мы смотрели и разговаривали. Сталин был насмешливо церемонен, называл меня, девятилетнюю, на «вы». Подарил мне букет, который поднесла ему спрыгнувшая с самолётного крыла парашютистка. Обо всем этом Елена и я дали своё первое в жизни интервью газете «Комсомольская правда». Статья называлась «Цветы» и начиналась с описания подаренного Сталиным букета».

Оля Аросева (справа) с сестрой Леной
В 1937 Гертруду как иностранную шпионку арестовали. Аросев тут же поехал к Ежову доказывать невиновность жены. С наркомом они были давно знакомы, Аросев называл его просто Колей. Но Коля не помог: отец Ольги Аросевой от него так и не вернулся, а Гертруду расстреляли первой. И мать — легкая, жизнерадостная, кокетливая, взбалмошная, легкомысленная, эксцентричная и наивная — осталась одна с тремя дочерьми. Как ей удалось добиться, чтобы после ареста бывшего мужа дочерей не отправили в детский дом, а отдали ей, неизвестно. Возможно, даже вставала на колени перед высокопоставленными чекистами. И хотя она не испытывала враждебности по отношению к советской власти, но и приспособиться к ней никак не могла. Аросева вспоминала, как в голодные послевоенные годы колдовала над салатом из трески с картошкой, а мама, лежа на диване, суфлировала (сама при этом готовить никогда не умела): "Обязательно приготовь соус сабайон…"

«За мной в пионерский лагерь приехал кто-то из родственников и забрал в том, в чем я была: в сатиновых шароварах, майке, панамке и пионерском галстуке… Все вещи остались в отцовской квартире. Остался и мой очень хороший велосипед, который папа привез из-за границы. И я отправилась в наш подъезд… Сказала вахтеру, что пришла за своим велосипедом (он стоял в специальной комнате на первом этаже, рядом с вахтой). Вахтер страшно испугался и стал просить: «Девочка, уходи, ради Бога, уходи… Бери, бери, только уходи скорее…» Со спущенными шинами я пешком отправилась через всю Москву к маме… Дошла, но сил подняться на четвертый этаж уже не было. Кричу снизу: «Мама! Мама! Я велосипед сама не могу поднять». Она в окно высунулась: «Где ты взяла?»— «Я дома была». — «Как дома? Где дома?» И она, бедняга, выскочила, вырвала у меня из рук велосипед… и побежала в НКВД сдавать его и просить прощения: «Девочка не знала, что нельзя… Ей только 12…»»

Свято верящая в торжество справедливости пионерка Оля Аросева написала письмо Сталину — они же знакомы, два года назад лично общались на параде в Тушино. И — о чудо! — из канцелярии пришел ответ: «Дорогая Олечка! Дело вашего отца будет пересмотрено, о результате вам сообщат». А позже — официальная бумага из прокуратуры с приговором: 10 лет без права переписки. «Только получив доступ к архивам, я узнала, что папы к тому времени уже не было в живых. Его расстреляли в подвале здания на Никольской улице 8 февраля 1938 года. На допросах он не подписал ничего. Реабилитирован был в 1955 году — «за отсутствием состава преступления»…» — отметила Аросева. Старшую сестру Наташу в лихие 1930-е годы заставили публично отречься от отца под угрозой исключения из комсомола. Горько плача, она все-таки пошла на это. Через пару лет такое же условие поставили и Ольге, иначе — если не отречется — в комсомол не примут. Но та сказала: «И не надо, отрекаться все равно не буду!» Так и не состояла в комсомоле. И всю жизнь носила фамилию врага народа — моего отца. Как ни странно, карательных мер не последовало…

Портрет Ольги Аросевой.
художник Н. Ромадин. 1940 год
В школе Ольга участвовала в постановках драмкружка, посещала занятия в детской театральной студии Николая Ивановича Ключникова. Став постарше, некоторое время работала натурщицей у художника Николая Ромадина. В 1941 году экстерном окончила школу.

«Когда началась война… старшая моя сестра Наташа ушла на войну добровольцем. Среднюю, Лену, которая в то лето окончила школу, отправили на трудовой фронт. А я, хоть и была только восьмиклассницей и паспорта еще не имела, увязалась за ней… В деревне Жуковка Орловской области… мы, московские девчонки, дни напролет рыли окопы… Осенью нам приказали возвратиться в Москву… Дом наш, к счастью, стоял целехонький, но в квартире никого не оказалось. На полу лежали два мешка сухарей, на столе — деньги и записка от мамы: что нашего отчима срочно эвакуировали в Чувашию, и мама с Галочкой [сводная сестра] должны были ехать с ним. Мама велела нам купить железнодорожные билеты и догонять семью… Мы, однако, не послушались… Я мечтала стать актрисой и никем больше, но для этого нужно было проучиться еще два класса и окончить школу. К счастью, «на окопах» я познакомилась со своей сверстницей, студенткой циркового училища и от нее узнала, что туда можно поступать и с незаконченным средним образованием: принимали и после восьмого, и после седьмого класса… Худенькая, гибкая, я… выучила несколько акробатических упражнений и с легкостью выдержала вступительные экзамены…» Правда, она мечтала быть наездницей, но коней, как на грех, мобилизовали. Новоявленная циркачка не отчаивалась - с энтузиазмом жонглировала и ходила по проволоке. «А сестра Елена поступила в театральное училище [где проучилась два года]… Маме мы отписали, что устроились хорошо, поступили учиться, из Москвы не уедем и что на первое время нам хватит оставленных ею сухарей… В октябре по Москве разнеслось известие, что населению велено раздать все продукты из магазинов… Прямо из училища я пошла в магазин, где работала мать одной моей подруги. Спросила: «Что можно взять?» Она ответила: «Что хочешь…» А у меня ничего с собой — ни сумки, ни мешка. На мне были длинные сатиновые шаровары… — я их сняла, штанины снизу завязала узлами, в одну рис насыпала, в другую — сахар… Мы с Еленой только потому и выжили: всю зиму ели одну рисовую сладкую кашу. Заставь меня сегодня ее есть — под пулеметом не стану…»

Студентка циркового училища, 1944
Параллельно с цирковым училищем она успевала посещать десантную школу, её даже собирались забросить в тыл врага. «…18-летняя и 15-летняя дурочки во что бы то ни стало решили стать разведчицами и рвались на фронт — воевать за Отечество. Конечно, мы помнили, что мы — дочери врага народа. Но нам и в голову не приходило позлорадствовать над теми, кто погубил нашего отца… Сказывалось воспитание… Нас ведь растили «советскими»… Сестра Наташа, переводчица седьмого отдела 33-й армии полкового штаба, прислала нам с Еленой вызов в действующую армию, сообщив куда полагалось, что мы с детства хорошо знаем немецкий и потому пригодимся. Меня опять не взяли по возрасту. Тогда я поступила в десантную школу, без отрыва от циркового училища. Мне даже создали легенду — дочка большого начальника, жертвы сталинского террора, хочет перейти на сторону немцев, чтобы отомстить за репрессированного отца — и собирались забросить в тыл врага. Но… во время занятий по прыжкам с парашютом я падала в обморок от ужаса…» Девушка была отчислена, и может быть именно благодаря этому "поражению" мы получили впоследствии Великую Актрису.


Потом поступила в Московское городское театральное училище, директором которого и художественным руководителем курса Ольги Аросевой был В. В. Готовцев — ученик К. С. Станиславского, благодаря которому актриса сыграла несколько небольших ролей во втором МХАТе. «…Каждую свободную минуту я, «будущая циркачка», бежала в Собиновский переулок, в театральное училище, к Лене… И, едва окончив первый цирковой курс, пришла туда держать конкурсные экзамены… «Это даже не травести! Ее не видно будет на сцене», — сказал про меня известный режиссер Владимир Васильевич Готовцев… А весной, после второго курса, бросив цирковое училище, я снова отправилась экзаменоваться… Решилась лишь в последний день, на ватных ногах вошла в экзаменационную комиссию и, заикаясь, сказала: «Я тоже хотела бы…» Все, что произносила, я тут же показывала и, выученная кульбитам в цирковом училище, буквально кидалась на комиссию. «Надо ее брать, она же измучает всех нас, будет каждый год ходить…» — вынес «приговор» Готовцев…»

И вот — наконец-то! — исполнение заветной мечты детства! Не окончив театральное училище, Аросева в 1946 году была принята в труппу находившегося на гастролях в Москве Ленинградского театра комедии, которым тогда руководил Н.П. Акимов. Причем, по подложным документам – она предъявила диплом сестры, уже окончившей театральное училище. Она была неописуемо рада, но… одна, в отрыве от дома, в голоде, холоде, с нищенской зарплатой. «Как же меня в те годы поддерживала Фаина Георгиевна Раневская! — рассказала Ольга Аросева. — Она хорошо меня знала. Моя мама была помощницей Полины Семеновны Жемчужиной, жены Молотова, к которой Раневская иногда приходила… И всякий раз, приезжая в Питер на съемки "Золушки", эта удивительная женщина заботилась обо мне, подкармливала. Покупала в только что открывшихся коммерческих магазинах дорогущие слоеные пирожки с мясом и передавала огромные пакеты с ними на проходную в театре. Жила Раневская всегда в "Астории", мы с ней периодически созванивались, и иногда я к ней приходила. Помню, увидев, что я пришла в жутко рваных ботинках, к тому же еще и промокших под дождем, ужаснулась и тут же стала звонить художественному руководителю театра Акимову: «Николай Павлович, что творится, это же безобразие! У Лелечки чудовищные рваные ботинки, и в них совершенно промокли ноги. Дайте же ей ордер на галоши!» А я — дурочка, девчонка — машу на нее кулаками и шепчу трагически: «Не надо мне никакого ордера! Пусть лучше роль даст — главную!» И Фаина Георгиевна тут же, без паузы, добавляет своим неповторимым контральто: «Подождите, Николай Павлович, чем-то Лелечка недовольна. А-а, оказывается, ей ордер на галоши не нужен, она главную роль хочет получить…» На сцене этого театра актриса играла почти 10 лет, освоила азы профессии, партнерствовала с изумительными актерами. Здесь она впервые вышла замуж и здесь… угодила под суд - когда по недоразумению не явилась на спектакль, и тем самым его сорвала. Но всему приходит конец. Причем хорошему - много раньше, чем хотелось бы. Акимова сняли с поста главного режиссера, вменив в вину космополитизм. Отреклись от него все, за исключением двух человек: Бориса Смирнова (он впоследствии успешно играл Ленина во МХАТе) и нашей безалаберной, отчаянной, безоглядной героини, на удивление преданной тем, кто ее "приручил". В Ленинграде ей больше делать было нечего, и она в 1950 году вернулась в Москву и перешла в Театр сатиры.

Спектакль “Бешеные деньги”, 1981 год.
О.Аросева, А.Миронов.
Народная артистка РСФСР О.Аросева в роли миссис Бэнкс,
заслуженный артист РСФСР Ю.Васильев в роли Поля Брэттера.
сцена из спектакля Московского академического театра Сатиры
“Босиком по парку”. 1990 год
"Идеальное убийство" (фильм-спектакль), 2010
Миссис Пайпер (главная роль). С Ильёй Олейником
«Когда я перебралась обратно в Москву, мы с Раневской виделись очень часто, поскольку Театр имени Моссовета, где она работала, находится рядом с Театром сатиры, куда поступила я. А сад «Аквариум» у двух театров общий. И однажды… По молодости лет я стеснялась курить в театре и выходила в сад. Так вот, сижу как-то после генеральной репетиции, курю. Мимо проходит Фаина, спрашивает: «Все куришь?» Я говорю: «Ой, да, потому что занервничала. Очень расстроилась — на "генералке" играла так плохо…» Не останавливаясь, Раневская бросает: «Не хвастай, ты этого не умеешь». И уходит… Невозможно передать, какое счастье в тот момент я испытала! Ведь такая похвала моей актерской работе из уст этой гениальной актрисы — не просто комплимент. Это бесценный бриллиант…» В Театре сатиры Аросева проработала до конца жизни кроме нескольких лет – в 1969-1971 годах она была актрисой Драматического театра на Малой Бронной. На театральных подмостках актрисой было создано много интересных ролей, причем самых разных направлений и эпох: Хун-Нян - "Пролитая чаша" Ван Ши-фу (1952), Клотильда, Рашель - "Господин Дюруа" И. Прута и Е. Штейнберга по Ги де Мопассану (1953), Настенька - "Свадебное путешествие" В. Дыховичного и М. Слободского (1954), Павликова - "Дело было в Конске" ("Домик") В. Катаева (1956), Мадлен - "Только правда" Ж.-П. Сартра (1956), Ольга Чиголелла - "Ложь на длинных ногах" Э. де Филиппо (1957), Юлия Джули - "Тень" Е. Шварца (1958), Валя - "200 тысяч на мелкие расходы" В. Дыховичного и М. Слободского (1960), Бабета - "Бидерман и поджигатели" М. Фриша (1965), Леди Аттеруорд - "Дом, где разбиваются сердца" Б Шоу (1965). Преимущественно комедийная, характерная актриса, она добивалась остроты сценического рисунка, колоритности бытовых деталей. С уходом из «Театра сатиры» Татьяны Пельтцер Ольга Аросева перешла на возрастных героинь, и наконец её плотно заняли в репертуаре. В это время она сыграла следующие роли: Королева — «Волшебные кольца Альманзора» Т. Г. Габбе (1971), фрекен Розенблюм — «Пеппи Длинный чулок» А. Линдгрен (1973), «Нам пятьдесят» Гр. Горина и А. Ширвиндта (1974), Марселина — «Безумный день, или Женитьба Фигаро» Бомарше (1974), Махонина — «Пена» С. Михалкова (1975), Даунорене — «Клеменс» К. Сая (1976), Иванова — «Маленькие комедии большого дома» А. М. Арканова и Г. И. Горина (1976), Хлёстова — «Горе от ума» А. С. Грибоедова (1976), Вера Васильевна — «Гнездо глухаря» В. С. Розова (1980), Чебоксарова — «Бешеные деньги» А. Н. Островского (1981), Серафима Ильинична — «Самоубийца» Н. Р. Эрдмана (1982), Партнёрша — «Концерт для театра с оркестром» Г. И. Горина и А. Ширвиндта (1982), Шарлотта Ивановна — «Вишнёвый сад» А. П. Чехова (1984), Диана Леонидовна — «Молчи, грусть, молчи» А. А. Ширвиндта (1985), Одокия — «Рыжая кобыла с колокольчиком» И. П. Друцэ (1986). В начале 1990-х годов О. А. Аросева становится первой актрисой труппы. На её счету несколько премьер. В их числе: Миссис Бэнкс — «Босиком по парку» Н. Саймона (1990), мадам Розпетл — «Папа, папа, бедный папа!..» А. Копита (1991), Памела Кронки — «Как пришить старушку» Д. Патрика (1995), главные роли в спектаклях «Неаполь — город миллионеров» Э. де Филиппо (1999), «Афинские вечера» П. Гладилина (2000), «Мадлен и Моисей» (2001), Екатерина Кондратьевна — «Вышел ангел из тумана» П. Гладилина (2003, пьеса специально написана для Ольги Аросевой), «Нам все ещё смешно» (2004), Мать — «Ни сантима меньше» А. Николаи (2006).

Спектакль “Реквием по Радамесу”, 2012
О.Аросева, С. Колповский
Последней театральной работой Ольги Аросевой стал поставленный на сцене Театра Сатиры спектакль "Реквием по Радамесу" Романа Виктюка. Премьера состоялась 30 сентября 2012 г. Главные роли наряду с Аросевой исполнили Вера Васильева и Елена Образцова. Действие происходит в доме престарелых, а героини – две бывшие оперные певицы (Образцова и Аросева) и одна меломанка (Васильева) – вспоминают молодость и трагически погибшего молодого певца, исполнявшего партию Радамеса в "Аиде". Все они были влюблены в него и даже спустя столько лет не устают выяснять отношения – спорить, ссориться и наряжаться. Спектакль получился настоящим бенефисом трех актрис, которые играют не только написанную специально по случаю пьесу (автор – Альдо Николаи), но и по сути рассказывают, в монологах и диалогах, собственные истории блистательном прошлом и о том, как не терять бодрость духа и вкус к жизни.




Чуть округлая, как буква «О» в ее имени, звезда Театра сатиры никогда не комплексовала из-за отсутствия осиной талии — по этому поводу даже шутила: «На первых курсах мне давали играть лирических героинь, а потом природный юмор победил». Перед ее шармом, замешанном на жизнелюбии и авантюризме, не удавалось устоять никому, и даже желчный Валентин Гафт посвятил актрисе эпиграмму, которая больше смахивает на дифирамб:

Милы капризы и чудачества,
Когда таланта очень много.
На сцене верит в обстоятельства,
А в жизни верит только в Бога…


«Кабачок "13 стульев"»
Пани Моника и пан Директор -
Ольга Аросева и Борис Рунге.
Но наибольшую популярность актрисе принесла телепрограмма «Кабачок "13 стульев"», в которой она снималась в 1970-х годах в роли пани Моники. Эта взбалмошная, бестолковая, но весьма энергичная особа совершенно не походила на ходульных персонажей советского телевидения, которые только и делали, что в поте лица повышали производительность труда. Элегантная пани Моника просто перевернула взгляды воспитанных в пролетарской аскезе родимых женщин: благодаря ей они вдруг осознали, что шляпок (а также сумочек и туфель) может быть много, что гардероб не обязательно должен исчерпываться одним платьем на все случаи жизни и что «тряпки» — отнюдь не троянский конь империализма, призванный развалить страну изнутри. Мужчинам, между прочим, она тоже весьма убедительно растолковала, что женское кокетство — это нормально, а вот женщина-шпалоукладчик — аномалия: кто знает, не эти ли «открытия» стали толчком к грядущим вскорости переменам? На пани Монику (в отличие от Раисы Горбачевой, которая попыталась позднее этот эксперимент повторить) обрушилась поистине всенародная любовь. На какое-то время этот образ даже затмил Аросеву-актрису — поклонницы писали письма на имя пани и просили дать им поносить ее красивые платья. Аросева относилась к этому с присущей ей юмором, потому что понимала, какой эффект производили изысканные аксессуары — шляпки, сережки, сумочки — на советских женщин. Мониками называли новорожденных. Почему? Да потому что при всем том «панстве» актриса умудрялась оставаться своей: неунывающей, понятной, родной.

Исключительно талантливый и сложный Валентин Плучек, главный режиссёр Московского академического театра сатиры, сыграл особую роль в судьбе Аросевой: их отношения проделали путь от творческой влюбленности до глубочайшего отчуждения, почти враждебности. Он не давал ей играть практически десять лет, ревновал всех артистов труппы к нетеатральным успехам, но именно в эти болезненные, тяжелые годы простоя на сцене к Аросевой пришла всесоюзная известность. Когда Плучек закрыл для Ольги почти весь репертуар театра, он не мог предположить, что в свое время она не только станет примой «Сатиры», но и утянет за собой добрую часть актеров на телевидение в программу «Кабачок «13 стульев». Плучек и в страшном сне не мог представить, что эти «панове», эта, как он выражался, «халтура», будут популярнее спектаклей его театра. А началось все с того, что режиссеру Георгию Зелинскому было предложено сделать программу из юмористических номеров. Оля, которой тогда важно было любое появление на телеэкране, его убедила, что это будет очень интересно. И неожиданно первый же выпуск имел громадный успех! Причем героям даже имен тогда еще не дали. Не было Олиной Пани Моники, ее персонаж — женщина, которая везде ходила с сумкой. И актеры между собой ее так и называли — «женщина с сумкой». После прихода в проект новых авторов в программу решили внести иностранный мотив. Естественно, «Кабачок» мог находиться только в социалистической стране — Польше или Чехословакии. Так «женщина с сумкой» превратилась в гордую Пани Монику, появились Пан Спортсмен и Пан Директор. И вот эти «паны» и захватили воображение всей страны! "Кабачок 13 стульев" просуществовал на экране 15 лет. За это время в эфир было выпущено 133 выпуска. Закрыли программу в ноябре 1980 года после обострения политической обстановки в Польше. В 1997 году Ольга Александровна вновь стала пани Моникой, приняв участие в телевизионном музыкальном проекте Первого канала (называвшегося тогда ОРТ) «Старые песни о главном – 2».

«Смерть моего ближайшего друга Боречки Рунге стала для меня настолько мощным ударом, что от дикого нервного перенапряжения я совсем потеряла способность говорить, а когда речь наконец вернулась, стала сильно заикаться. Думала, что с профессией придется распрощаться. Хорошо, что попался умный врач. Узнав о том, что из-за меня хотят отменить спектакль, позвонил в дирекцию и сказал: «Пусть выйдет на сцену. Увидите — начнет играть, и у нее все восстановится». И оказался прав. Профессия взяла верх, вылечила меня».

"Драгоценные зёрна" (1948),
животновод Надежда
"Великая сила" (1950),
сотрудница курсов повышения квалификации птицеводов
"Белинский" (1951), актриса (нет в титрах)
"Беззаконие" (1953), прачка Аксинья
Кино- и телевизионная карьера Аросевой началась примерно в то же время, что и ее профессиональная деятельность в театре. Начав в конце 1940-х годов с эпизодических ролей в картинах «Драгоценные зерна», «Во имя жизни» и «Великая сила», она и в дальнейшем играла в основном роли второго плана, что, однако, не помешало ей завоевать симпатии зрителей. В 50-е годы актриса снялась уже в полутора десятках картин, в том числе в любимых народом комедиях «Мы с вами где-то встречались» (1954) Николая Досталя и «Девушка без адреса» (1957) Эльдара Рязанова.

"Берегись автомобиля" (1966)
В 60-70-е годы, продолжая играть в кино второстепенных персонажей, Аросева тем не менее добилась широкой известности у зрителей. Первой работой, сделавшей актрису популярной на всю страну, стала роль невесты главного героя картины Юрия Деточкина, которого исполнил Иннокентий Смоктуновский, в комедии Рязанова «Берегись автомобиля». Аросева без просмотра была приглашена именно на роль Любы, и в её "обязанностях" сразу было прописано то, что она должна водить троллейбус. Эльдар Рязанов отправил ее тогда на курсы водителей троллейбуса, «корочками» с которых она потом хвасталась, как единственным полноценным документом об образовании. Не счесть, сколько раз на протяжении следующих сорока семи (!) лет Ольге Александровне пришлось отвечать, правда ли она умеет водить рогатый вид транспорта, и дежурно шутить, что на случай увольнения из театра у неё есть запасная профессия. Второй - диплом Щукинского училища - Ольге Александровне на 80-летие торжественно вручили вахтанговцы. Находка эта оказалась сколь блестящей, столь и судьбоносной. По степени "приставучести" к Аросевой образ водителя троллейбуса уступил только пани Монике. Страна влюбилась в Любу так же, как Деточкин. Невозможно было не полюбить эту молодую, но мудрую, верную, но пламенную девушку, которая, к тому же, как и все герои рязановских фильмов, была по-настоящему плоть от плоти своего народа. Мужчины восхищались, как ловко она крутит баранку. Женщины восторгались её скромностью и преданностью, они верили, что, если будет надо, Люба будет ждать Деточкина всю жизнь. А фраза, которую произносит её по-лагерному обритый возлюбленный в самом финале фильма, ушла (как и многие другие) в народ: "Люба, я вернулся". Так говорят те, кто откуда-то возвращаются, или просто шутливо комментируют чью-то слишком короткую причёску. В автобиографии "Без грима на бис" Ольга Аросева вспоминала, как снимали финальный эпизод "Берегись автомобиля": «Я еду на троллейбусе, а досрочно выпущенный из тюрьмы Смоктуновский-Деточкин, как обритый наголо зек, стоит посреди дороги, загораживая путь, и, увидев меня, тихо, счастливо произносит: "Люба, я вернулся…". Отсняв мой крупный план, оператор переводил камеру на стоявшего Смоктуновского. Я уползала из кадра под сиденье, а на мое место усаживался Рязанов, и Кеша должен был произнести эту коронную фразу, но у него ничего не получалось. Никогда столько дублей от великого Смоктуновского не требовалось, и вдруг он сказал: "Эльдар, у нас ничего не выйдет, если я на твою рожу буду смотреть… Пусть Люба, то есть Оля, остается на своем месте». Я вылезла из-под сиденья, он мне заулыбался — и сразу все получилось". То, как Ольга Александровна рассказывала о своём отношении к этой сцене, прекрасно характеризовала и её саму: «Этот финальный эпизод, много раз восторженно описанный критикой, вызывал у меня восхищение. Я гордилась Рязановым, Кешей Смоктуновским и – совсем немного – собой».

с Высоцким и Золотухиным
в "Интервенции" (1968)
Успех закрепили роли в музыкальной трагикомедии «Интервенция» с участием Владимира Высоцкого, Валерия Золотухина, Юрия Толубеева, Ефима Копеляна и Сергея Юрского…

«С Высоцким мы познакомились в Одессе во время съемок фильма Геннадия Полоки «Интервенция», который потом почти 20 лет пролежал на полках. Весело снимались. Помню, я была на довольно высоких каблуках, и Володя оказывался меньше меня ростом. Говорил все время: «Да сними ты, наконец, эти каблучищи!» Постоянно ходил со скамеечкой и в наших общих сценах становился на нее. Я называла его «герой с надстройкой». Он смеялся. Жили мы в одной гостинице, сдружились. Вечерами ходили в какие-то избушки-мазанки к морякам, водил нас туда Жорка Юматов — сам в прошлом моряк, он тоже снимался на Одесской студии, но в другом фильме. Володя пел под гитару, моряки плакали, самогон лился рекой. Тогда еще Высоцкий не был широко известен, выступать ему запрещали, и он всюду искал возможность спеть… А я одновременно снималась еще и в «Трембите», поэтому периодически летала из Одессы в Закарпатье, в областной центр Мукачево», - рассказывала актриса.

"Трембита" (1968), Парася Никаноровна
…а так же киноверсии оперетты «Трембита» (1968), где ее игру отличает не только острая комедийность, но и мягкий юмор, лиризм ("Ну и что ж такого, что я против? А может, у меня характер такой, что я всегда против!"), и еще одной рязановской комедии – «Старики-разбойники» (1971) с Юрием Никулиным и Евгением Евстигнеевым в главных ролях.

с Эльдаром Рязановым
«Безусловный деспот», - вспоминала Аросева о Рязанове. - «Хотя усиленно это скрывает. Очень хитро играет в демократизм, в этакого хулиганистого разгильдяя, перед съемками все время сам хохочет, других смешит, анекдоты рассказывает, пообедать вместе зовет. То есть сознательно создает атмосферу беспутства, вольности, легкого пребывания, что на самом деле очень важно для комедии. И незаметно у всех актеров складывается какое-то комедийное настроение. При этом режиссер всегда прекрасно знает, чего хочет, и именно этого добивается от актеров. Помню, пригласив меня после «Берегись автомобиля» в «Старики-разбойники», он больше всего боялся, что я останусь похожей на образ пани Моники, а «Кабачок «13 стульев» тогда гремел по всей стране. Так каждый раз, когда я перед съемками гримировалась, он не отходил от меня и грозно говорил: «Не вздумай красить ресницы! Вот только попробуй сделать в прическе хоть один завиток! С роли сниму! Твоя героиня — скромная инкассаторша в вязаной кофточке, а не финтифлюшка Моника…» Много было смешного на этих съемках. Проходили они на Западной Украине, во Львове. И вот как-то ночью снимаем эпизод имитации ограбления: я в роли инкассатора несусь за следователем (Юрием Никулиным), а за мной бежит Лева Дуров в образе шофера инкассаторской машины. На бегу я стреляю из пистолета — меня специально обучали. В этот момент из ближайшего дома в открытое окно высовывается мужик в майке — ну типичный бандеровец — и с такой неподдельной надеждой в голосе восклицает: «Что, уже началось?» От смеха я споткнулась, согнулась пополам и, разумеется, играть дальше не могла. Дубль был сорван, пришлось переснимать. От Рязанова, конечно, влетело, но впечатление дорогого стоило».

"Невероятные приключения итальянцев в России", (1973)
В дальнейшем Аросева снялась в нескольких успешных кинолентах: «Шельменко-денщик», «Большой янтарь», «Переступи порог» и других, а также вновь у Эльдара Рязанова в комедии «Невероятные приключения итальянцев в России», где она исполнила роль матери главного героя картины капитана милиции Андрея Васильева, которого сыграл ее коллега по Театру сатиры Андрей Миронов.


С 1960-х годов Ольга Александровна работала и в мультипликации. Считается одной из лучших исполнительниц ролей лисиц (Кот-рыболов (1964), Хвосты (1967), Как лиса зайца догоняла (1979 )) и слоних (Слонёнок пошёл учиться (1984), Котёнок с улицы Лизюкова (1988)). Зрителям особенно запомнились озвученные голосом Аросевой эксцентричная Баба-Яга из серии олимпийских мультфильмов под общим названием «Баба-Яга против!» (1980), госпожа Беладонна из мультсериала «Приключения поросёнка Фунтика» (1986—1988, 4 серии). Были и коварная Щука в «Бобры идут по следуа» (1970), и добрая волшебница Розовой страны Стелла в «Волшебник Изумрудного города» (1974), и Бяка Нерева усатая в аудиосказке «Тайна царя Гороха» (1972), и Курица в «Доверчивом драконе» (1988)


В последние годы Аросева снялась в нескольких телесериалах, среди которых «Ландыш серебристый» (2004), «Путейцы», «Самая красивая», «Даша Васильева», «Сваты» (2010). Одна из новейших работ актрисы – роль рассказчицы в сказке «Книга мастеров», снятой совместно российскими кинематографистами и их коллегами со студии Уолта Диснея. Так же стала известна как участница различных телепроектов – программа канала ОРТ «Розыгрыш» (2004), проект «Бабье лето» (2010) телеканала «Домашний», музыкальное шоу «Давно не виделись!» (2011) телеканала «ТВ центр» и другие.

Летом 2010, в преддверии её юбилея на Первом канале появилось утреннее шоу «Раньше всех», в котором к ней — главной героине — приходили подруги, чтобы за чашечкой чая обсудить светские новости, пошутить, посплетничать, поделиться советами и рецептами, в общем, поболтать по-женски — без политики и криминала. Фактически это был её бенефис. Однако, появившись на экране несколько раз, программа из эфира исчезла. Сообщали, что по причине её тяжелой болезни, в связи с которой она уехали лечиться в Германию… «Ну за это отдельное "спасибо" желтым писакам, пардон, журналистам… В Германии я действительно этим летом была. Отсняв блок этих передач, поехала отдохнуть в Баден-Баден — в полном здравии, заметьте, и в роскошной компании: с Валей Гафтом, с Игорем Квашой и с Галей Волчек, с которой мы давно дружим и на протяжении полувека почти каждый год отдыхаем вместе. Мы жили в прекрасном отеле, замечательно проводили время, ходили еще в тамошний знаменитый термальный комплекс на лечебно-оздоровительные процедуры. Вернувшись домой, я имела несчастье немного простудиться — затемпературила, два—три дня провела в постели. И… попала в настоящую детективную историю…» - рассказала Ольга Аросева в интервью «7 Дней». - «Как-то мне звонят и говорят: «Вас беспокоят из цветочной фирмы. Для вас заказан букет цветов». Я объясняю, что неважно себя чувствую, поэтому в Москву пока не выезжаю, живу за городом, на даче. Приезжают, звонят в ворота. Галя, моя помощница по хозяйству, идет открывать. Хочет взять букет, но молодые люди просят: «Ой, разрешите, мы сами вручим. Хоть увидим актрису». Она их впустила. А я лежу непричесанная, в ночной рубашке. Влетает в спальню юноша — в руках какой-то хилый букет. А он давай расспрашивать: «Как вы себя чувствуете? Говорили, настолько плохо, что даже отказались от врачей». «Да что вы?! — залопотала я из постели. — Я же второго играла спектакль. Просто немного простудилась». Вдруг вижу, другой парень из-за двери наставляет на меня какой-то объектив. Я возмутилась, закричала: «Сейчас же убирайтесь вон!» Они ушли, но скрытой камерой все-таки сняли. Через несколько дней по одному из телеканалов показывают сюжет: я, вся всклокоченная, лежу в ночнушке в кровати и произношу только одну фразу: «Я второго играла», а затем идет авторский текст: «После этого актриса тяжело заболела. Лечиться не хочет, от врачей отказалась. Закрыла свою спальню шторами и никого к себе в дом не пускает. Согласилась принять только нас…» Гадко. Прийти обманным путем и устроить такую ерунду! А еще раньше аналогичная информация попадает в прессу. Ну скажите, зачем так поступать с немолодым человеком, за что? Это такое позорное бескультурье! В конце концов, я не принцесса Диана, чтобы меня ловили в постели. Кому это интересно? Что за низость? И между прочим, такие ситуации не только нервы отнимают. Благодаря этому ведь и заработка можно лишиться. Скажем, на ближайшее время у меня были намечены гастроли в Ростове и в Таганроге. Вдруг руководству нашего театра стали звонить местные организаторы моих выступлений с вопросом: «Что с Ольгой Александровной? Сообщают, что она больна. Узнав об этом, зрители перестали покупать билеты». «Нет, все нормально, — отвечают им, — она, как обычно, играет спектакли». — «Ну тогда мы вам вышлем операторов, пусть она лично в камеру подтвердит, что здорова и к нам обязательно приедет». И мне пришлось записывать для местных телеканалов заверения в собственном здоровье… А если бы меня в кино хорошее хотели пригласить — (с улыбкой) в Голливуд, например, сняться в роли Мэрилин Монро? И из-за этих дураков я лишилась бы возможности сыграть, потому что больная актриса никому не нужна? В любой цивилизованной стране им пришлось бы выплачивать мне огромную неустойку. А у нас все сходит с рук. Что я, судиться с ними буду? Бессмысленно.». На вопрос о том, почему же закрыли шоу, Аросева ответила: «Телевидение — организация таинственная, пути его, так же как и пути Господни, неисповедимы, поэтому искать логику в том, по какой причине они что-то разрешают, а что-то запрещают, нет смысла. У передачи был очень хороший рейтинг, но когда началась засуха, пожары, смог, руководство почему-то решило, что во время таких катаклизмов следует говорить не о светских новостях, а о полыхающих лесах и торфяниках. И только. Что, по-моему, совершенно глупо. Следуя этому, во время снегопада надо говорить о снеге, во время дождя — о дожде…»


В 1998 году Ольга Аросева в соавторстве с театральным критиком Верой Максимовой выпустила книгу воспоминаний «Без грима на бис». В 2012 Ольга Аросева выпустила книгу "Прожившая дважды", посвященную своему отцу: «Я – артистка театра, всю свою жизнь собирала по крупицам то, что касалось жизни моего отца, и в XXI веке прочла его мысли, пережила его страдания. Уходить в прошлое трудно, тяжело все переживать заново. Книга жизни моего отца захлопнулась на сорок седьмом году, а его дневники открыли мне, как тяжелы были его последние годы, как он один прошел свой путь на голгофу – пережил крушение веры и, что самое страшное, пережил предательство друзей и непонимание в семье. К сожалению, мы, дети, ничем не могли ему помочь, потому что были слишком малы. Сейчас я почти в два раза старше отца, и читая написанное им, заново осмыслила свою детскую трагедию и детскую боль, она, моя теперешняя оценка тех дней, стала глубже и объемнее. Прожив еще раз свою жизнь, я с огромной любовью посвящаю эту книгу отцу».

"Сваты у плиты" - вкусно и с юмором!
А в 2006 году свет увидел сборник кулинарных рецептов Ольги Александровны «Кулинарные путешествия», в основу которой положены лучшие рецепты из обширной коллекции, которую народная артистка России Ольга Аросева собирала многие годы. Актриса обменивалась кулинарным опытом с друзьями и коллегами, привозила интересные рецепты из туристических поездок, гастролей и съемок. "Почему-то принадлежность к "Кабачку "13 стульев" убеждала людей в том, что мы любим посидеть за столом, - и это, надо признаться, правда, - говорит Ольга Аросева. - Я всегда интересовалась кухней того народа, у которого я в гостях, и старалась узнать рецепты блюд, которые мне понравились".



Рецепт от прабабушки Людмилы Степановны (ее в сватах играла Ольга Аросева) "Утка в "Меду""

Утка - 1 штука
Мята свежая - 20 гр.
Мёд - 50 гр.
Лимонный джем - 200 гр.
Соль, перец - по вкусу

Приготовление
Намазать утку солью, перцем, мёдом со всех сторон!
Поставить в духовку, разогретую до 200 градусов (можно 220) на час!
После того как утка готова, намазать её соусом и украсить веточками мяты!
Утка в "меду" готова! Приятного аппетита!

Соус для утки в "меду"
Берем кастрюлю (небольшую), выжимаем в неё лимонный сок, добавляем лимонный джем, столовую ложку мёда!
Поставить на огонь, довести до кипения и добавить чайную лочку мяты!
После добавляем оливковое масло, лимонную цедру, и ещё мяты!
Соус готов!



Актриса учила готовить свои фирменные блюда и Ивана Урганта (в студии программы «Смак») «Люблю поесть, - с ходу заявила актриса. - А главное, я отношусь к той редкой категории женщин, которые еще любят готовить. И умеют». Ольга Александровна рассказала, что рецепты привозит с гастролей. Но есть у нее два фирменных рецепта, готовить по которым она никому не разрешает - сама колдует у плиты. Штрудель по-одесски и рыбная солянка, рекомендованные актрисой, очень вкусные. Попробуйте сами…


Штрудель по-одесски
Время приготовления: 1 час
Все ингредиенты в программе брались на глаз, так что я колдовала сама. Вы можете изменить пропорции по своему вкусу. 500 граммов готового слоеного теста, 100 граммов клубничного джема (или любого другого), пара горстей изюма, столько же орехов, растительное масло, ванильный сахар, корица.
- Делим тесто на две части и тонко-тонко раскатываем каждую. В Одессе говорят, что тесто для штруделя надо раскатывать так, чтобы через него можно было читать газету.
- В середину одного листа укладываем рядком несколько ложек варенья, стороны смазываем растительным маслом. Весь пласт посыпаем орехами и изюмом, ванильным сахаром и корицей.
- Кладем сверху второй пласт теста, смазываем маслом и снова посыпаем изюмом и орехами. А можете добавить другую начинку, у меня яблочко осталось, я его и «утилизировала».
- Аккуратно сворачиваем рулет, чтобы он не порвался. Смазываем верх растительным маслом и отправляем в духовку минут на 30 - 40.


Рыбная солянка
Время приготовления: 40 минут
400 граммов рыбы (лучше, конечно, взять кого-нибудь из осетровых, но у меня была форель) на трехлитровую кастрюлю супа. Плюс 2 столовые ложки томатной пасты, 150 граммов соленых огурцов, 100 граммов каперсов, 1 большая луковица, баночка маслин, зелень, перец горошком, лавровый лист, лимон.
- Из рыбы варим бульон, процеживаем. Филе оставляем.
- Ставим кастрюлю на огонь, когда бульон закипит, добавляем томатную пасту, мелко нарезанные огурцы, обжаренный лучок.
- Как суп снова закипит, кладем куски рыбы, специи, каперсы, нарезанные кружочками маслины. Не забываем посолить по вкусу.
- Затем кидаем мелко нарезанную зелень и снимаем с огня. Подаем с лимоном.

Еще 1 рецепт рыбной солянки, которую готовила Ольга Аросева
Головы и хвосты белой и красной рыбы варить с кожурой от соленых огурцов. Бульон процедить и добавить в него несколько луковиц, нарезанную кусочками мякоть рыбки, оливки и маслины (прямо с косточкой), томатную пасту, мелко нарезанную мякоть соленых огурцов. В конце положить каперсы. В тарелку с солянкой добавить четверть кружочка лимона.


Картофельный рулет из всякой всячины
Время приготовления: 40 минут
350 граммов вареного картофеля (или уже готового пюре), одно яйцо, 2 столовые ложки сметаны, 2 чайные ложки горчицы, пакетик разрыхлителя (12 граммов), примерно 150 граммов муки (может, чуть больше), 1 столовая ложка растительного масла, остатки вчерашнего ужина (у меня были жареные грибы и ветчина).
Плюс этого блюда в том, что оно помогает почистить холодильник от различных остатков. Итак…
- Картофель измельчаем в пюре, добавляем яйцо, сметану, горчицу, растительное масло, муку. Замешиваем мягкое, эластичное тесто.
- Противень застилаем бумагой для запекания, по ней распределяем тесто, выкладываем начинку. Сворачиваем рулет. Печем до румяной корочки, потом накрываем фольгой и запекаем еще минут 15.
- Можно сделать из картофельного теста пышки. Выкладываем тесто кружочками, в серединку - начинку и сворачиваем. Запекаем до готовности.



Заслуженная (16 октября 1974) и Народная артистка (28 апреля 1984) РСФСР, Заслуженный деятель культуры Польши (1976), лауреат Государственной премии РФ, Государственной премии РСФСР имени К.С. Станиславского (1977, за исполнение роли Раисы Марковны Махониной в спектакле «Пена» С. В. Михалкова), премии МК «За лучшую женскую роль» (2001, за роль Мадлен в спектакле «Мадлен и Моисей») и Национальной премии общественного признания достижений женщин «Олимпия» Российской Академии бизнеса и предпринимательства (2005) – Ольга Аросева – кавалер ордена Почёта (27 ноября 1995), которого она была удостоена «за заслуги перед государством и многолетнюю плодотворную деятельность в области культуры и искусства» и ордена «За заслуги перед Отечеством» IV (20 декабря 2000) и III (12 декабря 2010) степени – «за большой вклад в развитие театрального искусства», лауреат Государственной премии России. В 2001 году актриса была награждена премией МК «За лучшую женскую роль» (Мадлен в спектакле «Мадлен и Моисей») и присуждаемым жителями Одессы призом «Золотой стул Остапа Бендера» в номинации «Ретро. Лучшая передача и героиня» (за роль пани Моники в «Кабачке “13 стульев”»), а так же призом «Серебряная маска» (1976, Конкурс актёров московских театров).

Ордена и медали Ольги АРОСЕВОЙ

Профессия для Ольги Аросевой была самой важной составляющей ее жизни. Нет, личная жизнь у актрисы конечно же тоже была, причем весьма насыщенная. В нее влюблялись, она влюблялась. За ее плечами несколько официальных браков (первый муж — музыкант Константин Жуков — был старше ее на 11 лет; второй — артист Театра сатиры Юрий Хлопецкий, в браке с ним, в 1953 году потеряла единственного ребёнка, третий — певец Аркадий Погодин, четвертый — актер Владимир Сошальский), много романов: «Я человек увлекающийся. Больше предпочитала гражданские отношения с мужчинами, никого не отягощающие. При том что за мной ухаживали самые разные, иногда очень важные, персоны, почему-то в основном я связывала свою жизнь с людьми из нашей, творческой, братии. Никогда у меня не случалось трагических романов, наоборот — все они были веселыми и необременительными. Никого из своих мужей и возлюбленных я не ревновала, не злилась на них, не обижалась. Расставались мы всегда легко и впоследствии сохраняли дружеские отношения…» О своих браках Аросева замечала: «Это были мои официальные, нормальные браки. После них было много гражданских. Называть никаких имён не хочу. Могу только сказать, что это были драматурги, артисты, музыканты, художники и люди, не имеющие никакого отношения к искусству. И всё же по-настоящему я прожила всю свою жизнь в одиночестве — все мои мужья, к сожалению, оказывались беспомощными, слабыми». Последний ее роман проходил на глазах у всего театра. Оле тогда уже было больше пятидесяти лет, а Толя Гузенко, актер нашего театра, был на двадцать с лишним лет ее моложе. Молодой человек, на мой взгляд, ничего особенного собой не представлял, но к Оле он потянулся искренне. Еще бы: любимая актриса из культовых фильмов, популярная на всю страну. Его внимание ей, конечно, льстило, но Ольга не могла долго обманывать себя… В последнее время актриса жила одна. «Не надо мне никакой совместной жизни. Почему? Не знаю, не анализировала. Знаю только, что жить мне всегда было комфортнее одной. Прежде всего, наверное, потому, что по сути своей я не хозяйка, не наседка домашняя, вот и не получалось у меня обеспечить дом женским уютом. При этом мужчины меня не бросали — кого-то я сама оставляла, кто-то ушел из жизни… (Задумчиво.) Все-таки вся моя жизнь посвящена профессии. Она — и собеседник мой лучший, и партнер, и радость, и огорчение, а в целом — моя непреходящая любовь», — рассказала Ольга Аросева в интервью «7 Дней».




«Оглядываясь на свое прошлое, я часто думаю: «Как же все-таки мне повезло!» Ну на самом деле — ведь Господь не только дал мне возможность прожить такую большую жизнь, но и подарил встречи и дружбу с величайшими — сейчас это уже точно можно констатировать — актерами нашей эпохи, необыкновенными людьми…» - сказала актриса в 85 лет. 13 октября 2013 года в отделении одной из подмосковных клиник, в 17 часов 50 минут, на 88-м году жизни Ольга Александровна Аросева, в последние годы боровшаяся с тяжёлым онкологическим заболеванием, скончалась. В последние дни за Ольгой Аросевой ухаживала сиделка Ольга Токальчук. Женщина призналась, что умирала актриса тяжело.



Прощание состоялось 18 октября 2013 года в её родном театре. О. А. Аросева была похоронена на Головинском кладбище (3 участок). Через год после смерти актрисы, 10 октября 2014 года, на её могиле состоялось торжественное открытие мемориального надгробного памятника Народной артистке РСФСР. В декабре 2014 года, к 89-летию со дня рождения великой актрисы, была выпущена биография Ольги Аросевой, которую написал её внучатый племянник Григорий Аросев.



«Она прожила такую прекрасную жизнь. Она немножко вахтанговская актриса. Это всегда было очень театрально, это всегда было не психологически продумано, а очень ярко. То, что она делала, это такой фейерверк эмоций, чувств и столько юмора, конечно, только низкий поклон за такие работы, СПАСИБО», - сказал народный артист СССР Юрий Яковлев.

Комментариев нет :

Отправить комментарий