вторник, 29 октября 2013 г.

29 октября День длинных пестрых шарфов (Кален ДАР)

Автор рисунка: _a_kaz
Говорят, на далеких северных островах водились когда-то радужные пушистые змеи, любимицы богини любви, плодородия и красоты Фрейи. Однажды она нашла умирающего от холода человека, и тот так ей понравился, что Фрейя велела змеям обвить его, дабы согреть тело, и шептать ему божественные истории, дабы согреть душу Говорят, вернувшись из земли богов, он привез с собой подарок - маленькую пеструю змейку. Как знать, может, наши шарфы - это потомки змей богини Фрейи? И если налить им блюдечко радуги, может они согласятся и нам нашептать одну из своих божественных историй Любви?
Автор текста: Ptica_radugi


История шарфа насчитывает более двух тысяч лет.


Впервые шарф появился в древнем Китае. Но тогда он, конечно, еще не был модным аксессуаром. В 1974 году археологи обнаружили монументальное захоронение неподалёку от города Сиань, относящееся к временам правления китайского императора Цинь Ши Хуан Ди. В гробнице были найдены 8099 фигурок воинов из терракоты. У каждого на шее был шарф. Древние китайские воины использовали шарфы с практической целью: обвязывали шею куском материи, чтобы уберечься от холода и ветра. Известно, что император Чэн использовал тканевые кусочки для обозначения ранга своих воинов. Так, шелковые шарфы носили должностные лица, а хлопковые – простые воины.


Древние египтяне также использовали шарфы в качестве показателя авторитета и социального статуса. На древних рисунках видно, что все шарфы Нефертити были изготовлены из чистого шелка.


Предшественник сегодняшних теплых шарфов появился в Древнем Риме. На латыни он назывался focale. Его носили римские легионеры, пытаясь укрыться от непривычного холода во время походов в Галлию и Германию. Они повязывали шарфы на шею, защищая горло от холода, подкладывали их под доспехи в боях. А военачальники поверх мускульного панциря надевали офицерский шарф красного цвета с золотыми кручеными кистями.


Шарфы присутствовали и в гардеробе горца шотландца, он получался из лишнего куска тартана, отрезаемого от пледа, когда нужно было сделать килт.

Победоносное шествие шарфа по Европе началось в Румынии. После распада Римской империи средневековые румынские племена унаследовали вместе с именем и языком Рима и его обычаи. Один из них — ношение шейных платков. Оттуда эта мода перешла в Хорватию. В 1648 году хорватский ударный полк в честь празднования победы над турками приехал в Париж. На шее каждого воина был шарф. Наемники и солдаты Хорватии носили шарфы из шелка, чтобы показать всем свои достоинства.

Блистательный Людовик XIV был без ума от всего красивого и необычного, поэтому это хорватское новшество пришлось ему по душе. Шейные платки так восхитили «короля-солнце», что он тут же назначил себе специального дворецкого, в обязанности которого вменялась забота о королевских шейных украшениях. Мало того, Людовик сделал шейный платок знаком принадлежности к дворянству. А затем дело не обошлось и без прелестной дамы. Герцогиня Луиза де Лавальер, одна из фавориток короля, придумала завязывать платок совершенно по-особому, в форме бабочки.


И вновь военные события повлияли на моду: в 1692 году в ходе войны за испанский трон армию Людовика XIV, расположившуюся под бельгийской деревней Стейнкерк, внезапно атаковал полк англичан. Французским офицерам, застигнутым врасплох, некогда было завязывать шейные платки по всем правилам военной моды. Они просто намотали их на шею, завязав концы простым узлом и заткнув их в петлицу мундира. Так родился стиль стейнкерк. Стейнкерки носили и мужчины, и женщины.


Петр I, создавая регулярную русскую армию, позаботился о ее форме. Первоначально офицерское обмундирование ничем не отличалось от солдатского. Первым элементом отличия офицеров от солдат стал офицерский шарф. Первоначально он представлял собой шелковую ленту цветов русского флага (белый, синий, красный) длиной около полутора метров. На концах этой ленты крепились кисти из серебряной или золотой крученой нити. Шарф надевался через правое плечо, а концы завязывались узлом у левого бедра.


Во времена Французской революции было модно носить огромные крахмальные платки из муслина, которые несколько раз обматывали вокруг шеи. Французы носили широкие платки из белой материи. Революционеры, как всегда, отличились: в знак протеста против белых платков cтали носить черный галстук («черный, как проклятье»). Во Франции эти огромные платки называли «энкруаябль», что значит «не-вероятный». Чтобы носить энкруаябль, требовалась определенная сноровка. В Париже были даже популярны частные уроки, на которых обучали искусству повязывать и носить эти платки. Известно, что шелковыми индийскими шарфами был одержим Наполеон Бонапарт. Знаменитый на весь мир композитор Бетховен также не представлял свой образ без шарфа.


В России в 1796 году шарф подвергся гонениям. На престол восходит Павел I. Он вводит в армии жесткую дисциплину. Всякая вольность в одежде исключается. Павел однозначно определяет место шарфа — на поясе камзола под мундиром. Появилась даже офицерская форма и вовсе без шарфа. В 1801 году гвардейские офицеры убивают императора в спальне Михайловского замка. Ирония истории — орудием убийства Павла был офицерский шарф.


Середина XIX века. У шарфа появилось новое название. Небольшой мужской шарф во Франции назывался сache nez, что означает «тайник для носа». Там кашне носили молодые щеголи, пытаясь своим необычным обликом выразить протест против обывательских вкусов. В XIX веке кашне шили из узорчатых тонких тканей ярких цветов, затем вошли в моду шерстяные кашне в клетку. В России того времени отношение к модникам, носившим кашне, было негативное. Этот шарф даже воспринимался как признак инакомыслия.


ХХ век принес дамам эмансипацию и новые детали гардероба – более маскулинные, стильные. Шарфы тоже видоизменились.



Середина XX века. Моду на шарфы возродил Марчелло Мастрояни. Знаменитый итальянский актер относился к числу тех кинозвезд, которые получали удовольствие от ноше ния шарфов, с большим артистизмом укладывая их вокруг шеи. А вот в советской России в это время шарф считался признаком буржуазности, мягкости и неразумности, и потому носить его решались только женщины и дети.


Начало XXI века. Триумфальное шествие шарфа по мировым подиумам. Практически у любого дизайнера вы найдете в коллекции этот модный аксессуар. Вариантов множество. Каждый сможет выбрать именно тот шарф, который придется вам по вкусу и выразит вашу индивидуальность.



Шарф далеко не сразу стал модным аксессуаром, но сегодня он играет первую скрипку в гардеробе любого модника. С его помощью вы решите множество задач — завершите образ, подчеркнете цвет лица и просто доставите радость себе и окружающим. Красиво носить шарф, выглядеть в нем стильно и элегантно — это, безусловно, искусство. И овладеть им может каждый. И помните: какой бы цвет и фасон шарфа ни рекомендовали дизайнеры, он, прежде всего, должен гармонировать с вашим стилем и настроением.


Дуглас Адамс говорил, что полотенце является необходимым атрибутом путешествующего автостопом.

Шарф же стал неотъемлемым атрибутом Остапа (тоже своего рода путешественника). И это не только признак шиковства. Также шарф отвлекал на себя внимание, потому что под пиджаком у Остапа ничего не было.

Конечно носить летом шарф – это нужно иметь хорошую силу воли. Ведь это же задохнуться можно. Но зная какое богатырское здоровье было у Бендера, то думаю шарф его не очень стеснял. Возможно он одевал шарф в те моменты, когда его шея была особенно грязной – кто знает?

Но прежде всего шарф – это аксессуар. Он должен показать что перед вами благородный человек, пусть и в нечищеных ботинках. Это как дорогой дипломат, как солидные часы. Проще говоря – это понты! прикольные шарфы

Шарф

От паденья в пустоту -
Чувство силы.
Есть ли смысл, есть ли суть
В том, что было?

День за день, и ночь за ночь
Спица к спице.
Жизнь петельная вся прочь
Вереницей.

Связан быстро теплый шарф -
Сброшен с крыши.
И петельками шуршат
Ночью мыши.

Дождь потоками с небес,
Следом ветер.
Шарф в грязи, промокший весь
На рассвете.

Марина Новиковская

Автор рисунка: enka


Честно-честно, без лифта и лестницы
Можно ночью добраться до месяца.
Правда-правда, не понарошково
Можно небо потрогать ладошкою.

Верьте, звезды поймавши летящие,
Можно вытянуть нити блестящие
И, вертя головой конопатою,
Ловко шарфы вязать полосатые,

Чтоб друзья вечерами морозными
Плотно кутались в шарфики звездные,
Отправляя "спасибо" с синицами
Лунной девочке с быстрыми спицами.

Автор текста: tobico



НЕСКОЛЬКО СОВЕТОВ

*Толстый теплый шарф — лучшее, что придумано для зимы. Но шерстяной шарф абсолютно неприемлем для официальных мероприятий и ношения с элегантным классическим пальто.

* Шарф из шелка – сама элегантность и аристократичность. Его с самого начала использовали для того, чтобы визуально закрыть «брешь» над вырезом пальто, там, где голая шея выглядит несколько сиротливо. Кроме того, он позволяет сохранять воротник пальто чистым.

* Тонкие шерстяные шарфы сделаны из того же материала, который используют для легких шерстяных галстуков. Они идеально подходят для межсезонья.

* Кашемировый шарф выполняет сразу несколько функций. Во-первых, он производит незабываемое элегантное впечатление о человеке, который его носит. Во-вторых, защищает грудь и шею от холодов. В-третьих, он подчеркивает ваш характер: он может выглядеть одновременно официальным и неофициальным, в зависимости от цвета и рисунка на нем, равно как от жесткости и толщины фактуры.

Автор рисунка: agle

Осени изящные персты
Шарф цветной связали из листвы.
Им обвившись в парке у реки,
Согревались рыжие деньки.

marry. stihoslov.ru



И венец композиции – шарф цвета фрез,
Почему не сидится ей дома? – спросите,
Ведь простужена же! А она наотрез

Отказалась от тёплых, пушистых соблазнов,
Мягких пледов, пуховых двойных одеял –
В дневнике её дел много значится разных,
Суету ведь никто ещё не отменял.

В сумке тихо поёт полусонный мобильный:
- Ну привет!
                        - Как дела?
                                           - Всё нормально, спешу...
Голос очень уставший? Нет, что ты! Не сильно...
Ну да ладно... прости... вечерком напишу...

Поболтала с подружкой... О чём? Просто фразы.
Мир бегущих людей, неразбуженных чувств,
Нелегко догадаться, конечно же, сразу,
Что стряслось... чуть быстрее стал пульс – ну и пусть.

А ведь в сердце давно родилась уже нежность
И всё стало другим, а она не поймёт,
Что лучистое солнце – уже неизбежность,
Что щекотка в душе просто так не пройдёт.

Притворяется, что ничего не случилось –
То же небо... ну, может, немного светлей,
Те же ночи и сны те же, вроде бы, снились,
Те же дни... только разве что чутку длинней...

И летит перекрёстками чуду навстречу,
И не знает ещё, что малиновый чай,
Хоть простуды весенней симптомы и лечит,
Не влияет на пульс учащённый... а жаль...

Ну а сердце Им бьётся – и как это скроешь?
А в глазах та же нежность себя выдаёт,
И беги не беги, а с судьбой не поспоришь –
Он вернётся и мимо уже не пройдёт.

А она ещё верить немного боится
И откажется первой шагнуть наотрез,
В ожидании встречи, что скоро случится,
Прячет ласковый взгляд в тёплый шарф цвета фрез.

© Copyright: Prosto Zagadka, 2011
Свидетельство о публикации №11102152999


"Девушка с шарфом". Германия. Фаянс. 1930-е.


Под ногами белёсыми бурое месиво.
Бледных губ выражение сумбурно-зло,
Безразлично-бессмысленный взгляд в поднебесие, -
Чёрно-белая девушка с жёлтым шарфом.

Белоснежные скулы и руки так холодны,
Не звучит голос нежный, как ангельский звон.
Всё. Умолкла. Остались лишь горькие проводы
Чёрно-белой красавицы с жёлтым шарфом.

Изломались уставшие крылья развёрстые,
Облетела листва с обесцвеченных крон
Будет бледное лето за серыми вёснами
Для неяркой той девушки с жёлтым шарфом.

Мелкий дождик накрапает слёзы негордые
Ей на плечи. И бережно тронет крылом
Кто-то трепетно-тёплый, пускай и далёкий
Чёрно-белую девушку с жёлтым шарфом.

Свеже-алый рассвет обрисует невиданный
И далёкий заснеженный пик надо льдом.
Ты идёшь и мечтаешь о ком-то спасительном,
О прекрасная девушка с жёлтым шарфом...

© Copyright: Альквен, 21 октября 2008 22.31
Свидетельство о публикации №1810224037




Девушка в черном, с красным шарфом
Все говорила, все не о том.
То громко смеялась, то вдруг грустнела
Что-то скрывала, что-то хотела.

Ходила по комнате, будто играла,
Чинно садилась, снова вставала.
Часы на руке слегка теребила.
Старалась быть проще, не выходило.

Движения, жесты лилИсь невпопад,
Но был безучастен к этому взгляд.
Хоть больно кололось нечто в словах,
Теплилось иное в этих глазах.

Он молча смотрел, с сигарой у рта,
Насмешливый с виду, тревожный слегка.
Не знал, что же выкинет эта гордячка,
То ли безумная, то ли чудачка.

Девушка в черном, с красным шарфом,
Девушка «нет», «чересчур», «кверху дном».
Как его злила она, как влекла,
Прекраснее, лучше и быть не могла.

Их столько роднило и разделяло,
Много скопилось, важного мало.
Теперь уже оба не понимали,
Кем они были, кем они стали.

Друг друга давно искромсали, измяли,
Один раз отмерив, семь раз отрезали.
В порыве невольном опять повстречались,
И в комнате этой сердцами сражались.

Довольно. Когда двум не в мочь продолжать,
Надо уметь уходить и прощать.
Девушку в черном, с красным шарфом,
Такси уносило ночным огоньком.

© Copyright: Елена Вонг, 2010
Свидетельство о публикации №11008215879


Главное, чтобы не вышло как с Айседорой =(
14 сентября 1927 года в Ницце по нелепой случайности трагически погибла знаменитая танцовщица Айседора Дункан, одна из основоположниц танца модерн, удушившись собственной шалью, попавшей в ось колеса автомобиля, на котором она совершала прогулку. Почему-то считается, что «убийцей» Айседоры Дункан был автомобиль марки «Бугатти». В реальности же это был спортивный «Амилькар Гран Спорт», весьма популярный во Франции в конце 20-х годов. Сиденья в машине располагались одно за другим: водительское спереди справа, а пассажирское – позади и левее него. От места пассажира до заднего колеса в прямом смысле рукой было подать. За рулем «Амилькара» в тот роковой вечер находился последний возлюбленный танцовщицы Бенуа Фалькетто, владелец гаража «Гельвеция» в Ницце, ставший невольным виновником гибели женщины. Садясь в машину, Айседора не обратила внимания на то, что конец ее любимой шали свесился за борт и волочится по земле, а сидевший за рулем Фалькетто просто не мог этого видеть. Сразу, как автомобиль тронулся с места, Дункан попрощалась с окружающими, сказав свои пророческие слова: «Прощайте, друзья! Я иду к славе». Спустя мгновение, бахрому уже затянуло в спицы левого заднего колеса. Смерть наступила мгновенно…



Комментариев нет :

Отправить комментарий